Вт. Ноя 20th, 2018

Свет непогасшей звезды. Памяти друга

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Иногда талантливых людей сравниваешь с яркой и стремительной кометой, которая несётся с бешеной скоростью по звёздному небосводу, оставляя неизгладимый след и чистоту в твоей душе на всю оставшуюся жизнь. Ведь среди миллионов звёзд мы замечаем именно комету, которая завораживает своим стремительным и ярким полётом. Жизнь Жумакадыра Асанкуловича Акенеева, как и кометы, была короткой, но вместе с тем насыщенной, и оставила самые лучшие воспоминания у каждого из нас, кто с ним общался.

Я познакомился с ним в 1989 году. Тогда нас, всего нескольких молодых учёных-экономистов, прекрасного производственника-новатора Жумакадыра Акенеева и ещё порядка десяти человек, собрал вместе талантливый учёный, организатор, академик АН Киргизской ССР Т. Койчуев. Дело в том, что Турара Койчуевича назначили председателем Комиссии по экономической реформе при Совете министров республики, и он набирал команду во вновь созданную государственную структуру. С самого начала он позвал в эту комиссию Аскара Абдынасыровича Елебесова, Жумакадыра Асанкуловича Акенеева, Карима Маджитовича Уразбаева, Кувата Садыбакасовича Омурзакова, Алымбека Юсуповича Биялинова, Батыра Насыровича Давлесова и меня, а позже пригласил Нэлю Бейшеналиеву и др. Жумакадыр тогда заведовал отделом в НИИ экономики агропромышленного комплекса. Из Академии наук нас было четверо — сам Турар Койчуевич, замдиректора Института экономики К. Уразбаев, старший научный сотрудник А. Биялинов и я. Позже, в 1990 году, нас всех оформили в штат аппарата Совмина Кирг. ССР, затем в штат кабинета министров Республики Кыргызстан. Председателем Совмина тогда был Апас Джумагулович Джумагулов.

Место нашей новой работы находилось в «Белом доме». На меня, да и, наверное, на всех остальных научных работников, в том далёком 1989 году оказали большое впечатление первые дни работы в главном здании страны. Поразили строгость, сдержанность и подозрительность аппаратных сотрудников, удивившихся: что тут, в этом уважаемом учреждении, делают мальчики в джинсах и без галстуков? Тогда на уровне СССР уже полным ходом работали две основные команды реформистов — академика С. Шаталина и молодого учёного Г. Явлинского. Турар Койчуев — ученик и соратник академика Шаталина, имел с ним очень хорошие творческие и дружеские отношения. Нам выделили рабочие места и сказали, что необходимо разделиться по двое, т. к. кабинеты рассчитаны на двух сотрудников. К тому времени у нас с Жумакадыром успели сложиться добрые производственные и дружеские отношения, и перед нами не стоял вопрос, с кем сидеть в кабинете. Мы выбрали кабинет на четвёртом этаже — кажется, 406-й, и вместе трудились в нём вплоть до конца нашей работы в комиссии.

В те переломные годы всем республикам СССР требовались неординарные, взвешенные и быстрые решения по подготовке к переводу экономик на совершенно новые, никем не апробированные методы хозяйствования. Такого рода проект делался и в институте, где работал Жумакадыр Акенеев. Думаю, поэтому академик Койчуев сформировал свою команду не просто из научных сотрудников, а специалистов, которые могут предложить, аргументировать идеи и, быть может, возглавить их реализацию. Именно таким и являлся один из нас — Жумакадыр Акенеев. Перед Т. Койчуевым и его командой стояла очень ответственная и непростая задача — обеспечить безболезненный переход экономики страны на новые рыночные условия. Требовалось не только переориентировать, но и создать совершенно новые структуры государственного управления, о которых даже и мыслить не могли ещё год назад — в 1988-м. Причём это необходимо было делать очень быстро. Такими учреждениями стали: Государственный комитет по управлению госимуществом (его первым председателем назначили Аскара Елебесова, талантливого производственника, инженера-конструктора), Антимонопольный комитет и др. Нужно было также переориентировать Госбанк, Минфин, Госснаб и др.

Жумакадыр отвечал в комиссии за агропромышленный комплекс. Помнятся жаркие дебаты между нами, экспертами, на разные темы. Как, например, развивать сельское хозяйство, промышленность, нужна ли собственная валюта Кыргызстану и др. Турар Койчуевич сформировал не только думающий и творческий коллектив, но и работоспособный. При этом в спорах всегда чувствовалась дружеская и демократическая обстановка. Трудились много и допоздна. Да и сам председатель Совмина Апас Джумагулович раньше 11 вечера почти никогда не уходил.

Постепенно — месяца через два-три, нас, «мальчиков в джинсах и без галстуков», уже перестали бояться казавшиеся нам вначале чопорными чиновники Совмина. Наоборот, мы с ними очень тесно сотрудничали и совместно решали многие вопросы. У каждого сотрудника Госкомиссии по экономической реформе была своя зона ответственности. Долгие беседы и обсуждения документов проходили в наших кабинетах с профильными сотрудниками министерств и ведомств, с работниками аппарата Совмина. Жумакадыр Асанкулович постоянно взаимодействовал со всеми структурами, связанными с агропромышленным комплексом Кыргызстана. Встречались, обсуждали, дискутировали, находили наилучшие решения и подготавливали документы для дальнейшего утверждения руководством Госкомиссии, правительством и парламентом (позже этот парламент назвали «легендарным»). Я отвечал за такие направления, как Госснаб, Госкомсельхозтехника, Минторг и др. Некоторые вопросы мы обсуждали совместно. Например, какой должна быть деятельность Госкомсельхозтехники — структуры агрокомплекса, отвечающей за материальное и производственно-техническое обеспечение сельского хозяйства. Тогда уже стало ясно, что фондовое обеспечение народного хозяйства союзных республик постепенно сворачивалось. Требовалось искать новые пути и методы. Именно здесь получился сплав опытных аппаратных и научных работников, которым не в теории, а на практике нужно было быстро реализовывать совместно разработанные идеи. Работая с сотрудниками аппарата Совмина, я понял, что там собрали действительно золотой кадровый фонд — профессионалов своего дела. Все они, как правило, были специалистами очень узкого, но глубокого профиля. Например, специалисты агропромышленного комплекса досконально знали, что происходит в сельском хозяйстве и сопряжённых с ним отраслях. Я иногда шутил с Жумакадыром, что они, наверное, знают, сколько блох на каждой овце! Такими были все сотрудники аппарата Совмина Киргизской ССР. Так готовили и подбирали кадры в то время! Общение с профессионалами государственного управления обогащало и нас, и научных работников. Через год мы просто были одним дружным коллективом. Этому, конечно, способствовали не только производственные отношения, но и различные торжественные события. Очень хорошо помню собрание в честь 45-й годовщины Победы. В конце мероприятия все сотрудники — серьёзные, чинные, как и подобает служащим такого учреждения, сидели и ждали завершения. И вдруг Жумакадыр шёпотом предлагает мне (наши места в зале находились рядом, а в президиуме сидели председатель Совета министров А. Джумагулов и члены правительства): «Пойдём споём». Я говорю: «Ты что!?» А он: «Пойдём, пойдём, будем петь «День Победы». Не дожидаясь моего ответа, Жумакадыр вышел первым, я за ним — нельзя же бросать друга и коллегу. Он начал своим красивым и звучным голосом петь: «День Победы, как он был от нас далёк…», я подхватил песню. Потом её подхватили все: председатель Совмина, члены правительства, сотрудники аппарата… Наверное, это было первое такое собрание в истории Совмина. Все хлопали, у некоторых даже слёзы выступили на глазах. Поступок Жумакадыра, как мне показалось, окончательно снял барьер между нами и прекрасным, профессиональным аппаратом Совета министров. И ещё: он ярко характеризовал самого Жумакадыра — его неугасающий комсомольский задор и жизнелюбие, умение организовывать, объединять и вести людей. Я никогда не видел его унывающим. Он всегда был весь в работе, полон идей и свершений, энергичный и оптимистично настроенный.

…В перерывах, оставаясь одни в кабинете, мы делились идеями, он рассказывал о своей комсомольской жизни, стройотряде, как они познакомились с Жылдыз — его супругой, и как он любит свою семью. Все эти беседы перемешивались с обсуждением проблем, которые необходимо было решать в экономике республики. Никогда — ни при совместной работе, ни потом, когда мы уже не работали вместе, я не слышал из уст Жумакадыра о необходимости решения каких-либо его, сугубо личных, меркантильных вопросов. Никогда! Не видел, чтобы он при решении служебных вопросов смешивал их с личными нуждами. НЕТ. Наверное, именно так формируются специалисты с государственным мышлением, настоящие государственники, которых, по-моему, так не хватает в нынешнее время. А ведь Жумакадыр был очень открытым человеком и иногда резал «правду-матку» так, что некоторых коробило.

Немного позже его назначили заместителем председателя Госкомиссии по экономической реформе при кабинете министров Кыргызской Республики. Где-то в 1992 году, точно не помню, комиссию расформировали. Многие сотрудники ушли в разные министерства и ведомства, некоторые остались в аппарате кабинета министров или перевелись работать в аппарат Президента (как Нэля Бейшеналиева, Батыр Давлесов). Лично у меня факт расформирования комиссии и тогда, и сейчас вызывает сожаление. Ведь сохрани её, реформы во многих отраслях народного хозяйства шли бы совсем по-другому, без негативных последствий. Т. Койчуеву в силу политических решений высшего руководства страны зачастую приходилось идти на компромисс, чтобы продвигать хотя бы те идеи, которые не дадут рухнуть экономике страны. Порой кадровые решения властей шокировали. Например, как я уже говорил, первым председателем Госкомимущества по рекомендации Турара Койчуевича назначили Аскара Абдынасыровича Елебесова. Этим органом должен был руководить честный, принципиальный человек, опытный производственник и государственник, каким и был Елебесов. Его команда разрабатывала экономическую политику и документы по вопросам разгосударствления и приватизации, чем занимался он и ранее, будучи заместителем председателя Госкомисии по экономической реформе. Причём это делалось довольно успешно. В Госкомиссии понимали: от правильного, честного и эффективного проведения разгосударствления и приватизации зависит не только характер рыночных отношений, но и эффективность всей экономики республики. Однако в самом начале внедрения разработанных планов высшее руководство страны неожиданно меняет председателя Госкомимущества А. Елебесова и назначает на его место, как мне помнится, А. Сарыгулова.

Причём это делается достаточно интересным образом: когда Аскар Елебесов находится летом в краткосрочном отпуске и слышит он об этом утром в радионовостях. Мы были шокированы. Председатель по радио узнаёт, что его сняли! Чем объяснялся ход правителей, было понятно: предстоял процесс разгосударствления и приватизации собственности Кыргызстана — требовался совсем другой, «свой», человек на эту должность, не такой, как Елебесов. Думаю, каждый из нас благодарен академику Т. Койчуеву за то, что он дал нам шанс поработать в одной команде с таким человеком, как Аскар Абдынасырович. А ведь подобная Государственная комиссия функционировала ещё долгое время в Казахстане и сделала очень многое для формирования там эффективной рыночной экономики.

В 1993 году, когда Жумакадыра Акенеева назначили директором Госагентства по статистике, мы встречались с ним хотя и не регулярно, но довольно часто. Помню, как он, в свойственной только ему манере, энергично делился, какие преобразования хочет осуществить на новом месте работы. И он это сделал! По сути, с его приходом начался новый этап развития национальной статистики. Благодаря именно его усилиям Госстатагентство преобразовали в Государственный комитет Кыргызской Республики по статистике, а затем с целью повышения статуса Указом президента — в Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. Национальная служба статистики стала подотчётной президенту КР и первой получила статус независимого органа на постсоветском пространстве.

Мне всегда импонировало, что за какое бы дело ни брался Жумакадыр Акенеев, он доводил его до конца. А когда я разговаривал с сотрудниками Нацстаткома, то видел, как его любит коллектив. Ведь добрая, здоровая энергетика Жумакадыра не только заряжала людей на работу — с присущим ему комсомольским задором он сплачивал их. Немалую роль при этом, наверное, играл и его талант петь. Помню, как женщины Нацстаткома с удовольствием рассказывали, что на праздновании 8 Марта их председатель не только торжественно поздравлял, но они все пели и главным запевалой был Жумакадыр Асанкулович. При этом мне сразу вспомнилось то торжественное собрание в Совмине…

При встречах Жумакадыр всегда говорил о необходимости привлечения инвестиций и о многом другом, что могло быть таким полезным для экономики и процветания Кыргызстана. И это являлось не просто словами — свои идеи он воплощал, работая президентом инвестиционного фонда Южной Кореи в Кыргызской Республике, создавая инициативные группы, активно продвигая и защищая свои взгляды на многих конференциях, в СМИ.

Жумакадыр всегда был оптимистом, мотором любого коллектива. Никогда я не видел в его глазах той боли, которую ему пришлось пережить, когда в конце 1990-х в отношении него возбудили уголовное дело, а затем последовало лишение свободы… Впоследствии его полностью оправдали! И это ещё раз говорит о том, что Жумакадыр — сильный человек, умевший сосредоточиться на главном из множества главного. А главным для него было то, что происходит в его стране и как сделать лучше, чем есть. Как истинный интеллигент и преданный сын, он любил свою страну и народ при всей сложности ситуации. А боль держал в себе и не показывал никому. Быть может, давно ушедшие события конца 1990-х и укоротили ему жизнь.

…Сейчас, набирая эти строки на компьютере, мне трудно подбирать слова о Жумакадыре в прошедшем времени, в особенности, когда находишься вдали от Родины и не можешь лично выразить соболезнования, проводить друга и замечательного человека.

Надеюсь, эту публикацию прочитают Жылдыз и дети Жумакадыра. Мне хочется выразить им глубокие соболезнования в связи с потерей прекрасного мужа и отца. У вас есть чем гордиться, дорогие мои! Есть чем гордиться и вспоминать и нам, коллегам, преподавателям. Нам повезло, что мы работали и дружили с Жумакадыром Акенеевым, а студентам — что их обучал доктор экономических наук, заслуженный экономист, профессор Жумакадыр Асанкулович Акенеев.

Хочу напомнить его любимый афоризм: «Человеческая жизнь должна быть похожа на далёкую звезду, которой давно нет, а свет напоминает о её существовании».

Звезда Жумакадыра Акенеева и сейчас светит на нашем жизненном небосводе, напоминая о друге, истинном гражданине Кыргызстана, учёном, организаторе, педагоге и общественном деятеле.

Маккам АБДУЛКАДЫРОВ,
http://wave-shop.ru/tovar/roy-benson-tt-242f-bbf-tenor-trombon профессор факультета международных отношений КНУ.
http://otvet.mail.ru/question/199040890 Монреаль, Канада.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *