Вт. Ноя 20th, 2018

Канат Бакалов: «Ребята сражались не за награды, а за свою землю»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В 2013 году приказом министра обороны 26 октября объявлен Днём чествования воинов Баткена и памяти военнослужащих, погибших в двух баткенских кампаниях. Защитившие ценой своей жизни целостность и независимость Кыргызстана, безусловно, заслуживают большего — государственного признания, ведь тогда в прямом смысле решалась судьба страны, а сила и дух нашего народа подверглись жёсткому испытанию войной. Наш собеседник — председатель Республиканского Совета ветеранов — воинов Баткена Канат БАКАЛОВ.

— Канат, ты непосредственный участник событий 1999-2000 годов. Что они значат для тебя?

— Сегодня появилось много любителей переписывать историю баткенских событий в угоду своих интересов и личных амбиций. Нашлись так называемые стратеги, заявляющие, что тогда правительственным войскам противостояла какая-то жалкая кучка бандитов, и мнимые герои, приписывающие себе лавры победителей. Недавно у меня состоялся разговор с одним из грантовых правозащитников, именующим себя экспертом в сфере безопасности. Вспоминая события 18-летней давности, он назвал более пятидесяти погибших солдат, прапорщиков и офицеров напрасной жертвой. Предложил своему собеседнику встретиться с родными и близкими тех ребят, но он отказался. Пусть это останется на его совести и тех, кто упорно, по известным только им причинам, не признаёт две баткенские капании широкомасштабными войсковыми операциями по уничтожению противника с применением боевой силы и техники, проще говоря, войной, со всеми её атрибутами и последствиями.

Подразделениям Южной группировки войск и в 1999-м, и через год противостояли хорошо вооружённые и большой численности отряды боевиков Исламского движения Узбекистана, что подтверждали неоднократно перепроверенные данные армейской разведки, радиоперехваты и показания пленных моджахедов. Огромных усилий стоило дать им достойный, жёсткий отпор и отбросить на сопредельную сторону. Решающую роль в этом сыграли массовый героизм и мужество военнослужащих в погонах разных родов войск, силовых структур и мирных граждан. Самое главное, что я вынес с той войны, — это память о погибших боевых товарищах и чувство гордости за всех воинов-баткенцев, отстоявших независимость страны. Они сражались не за награды, а за свою землю.

click here — Вспоминаю нашу первую встречу в 1999 году в расположении спецназа «Скорпион» Министерства обороны…

— Это было пятого числа последнего месяца лета. Помню, толком и поговорить не успели. В тот день разведывательнодиверсионную группу, которой я командовал, подняли по тревоге и отправили самолётом в Баткен, а затем — вертолётом в с. Зардалы для выполнения задач по его охране. В окрестностях уже хозяйничали боевики, отбирали скот и продукты у чабанов, третировали местное население. Безопасность сельчан обеспечивали вместе с военнослужащими внутренних войск и сотрудниками спецподразделения «Калкан». Потом участвовали в зачистке населённого пункта Шудман, со спецназом СНБ контролировали процесс освобождения взятых моджахедами в заложники акима Баткенского района, офицера ГРУ Минобороны и двух местных жителей, сопровождали караван с мукой и рисом (часть выкупа, который потребовал полевой командир Абдулазиз). После короткого отдыха в Баткене мою группу вновь направили в горы зачищать три села, захваченные боевиками, в том числе Зардалы. По данным разведки, на этом направлении действовали несколько «пятёрок» боевиков общей численностью от 150 до 200 человек. В открытый бой они не вступали, вели стрельбу с дальнего расстояния. Освобождать айылы помогали и другие подразделения. Общими усилиями противника отбросили к местности Жылуу-Суу. В дальнейшем наша разведывательно-диверсионная группа участвовала практически во всех войсковых операциях по ликвидации вооружённых формирований исламистов вплоть до середины октября, когда их выдавили на сопредельную территорию через пограничный населённый пункт Ходжа-Ачкан.

watch — Никто и предположить не мог, что после сокрушительного поражения боевики вновь предпримут попытку прорваться на нашу территорию. Чем, по-твоему, вторая баткенская кампания отличается от первой?

— По данным наших спецслужб и разведки, на этот раз лидер ИДУ Джума Намангани сделал ставку на численное превосходство в живой силе и организацию как можно большего числа участков прорыва через таджикско-кыргызскую границу. Кроме того, если в 1999 году действия правительственных войск были в какой-то степени скованы из-за того, что в плену у боевиков оставались заложники — японские геологи и генерал А. Шамкеев, то в 2000-м войсковые операции по уничтожению и вытеснению террористов в приграничный Джергетальский район Таджикистана носили стремительный наступательный характер, не оставляя им никаких шансов организовать оборону и закрепиться на горных перевалах. Ещё одна разница, и, по моему мнению, самая существенная, в том, что уроки Баткена 1999 года не прошли даром. Учась на ошибках, армия и силовые структуры стали более профессиональными и подготовленными, чтобы дать достойный отпор террористам, добавим к этому высокий боевой дух солдат, прапорщиков, офицеров и чувство мести за погибших товарищей. Кстати, именно в начале второй баткенской кампании в войсках родился новый боевой клич — «Ата-Журт!» — «За Родину!»

go to site — Какая из спецопераций, в которой была задействована твоя группа, особенно запомнилась?

— 11 августа отряд боевиков перешёл таджикско-кыргызскую границу через перевал Торо в Ляйляке. Первыми в бой вступили бойцы шестого отдельного батальона особого назначения Кой-Ташской мотострелковой бригады под командованием майора Жылдызбека Субанбекова. Получил приказ выдвинуться с группой в район пика Пирамидальный, затем к местности Мазар, где у старой мечети находился блокпост, и оказать его личному составу огневую поддержку. Одновременно с нами на помощь ребятам выслали ещё две десантно-штурмовые группы под командованием майора П. Жаркова и капитана А. Тарана. По пути следования мы и они несколько раз попадали в устроенные моджахедами в горных расщелинах засады, задерживались, вступая в боестолкновения. Время было упущено… Двигаясь к месту боя, уничтожили трёх боевиков, а в нескольких метрах от блокпоста обнаружили ещё шесть трупов «духов» из первой линии атаки превосходящих сил противника и тела 17 военнослужащих, включая комбата, павшего от пули снайпера. Четверых из них бандиты сначала зверски замучили, а потом уже мёртвыми расстреляли у стены мечети. Как потом стало известно, субанбековцы не только держали оборону, но и сами ходили в контратаку. Они до конца выполнили свой воинский долг, погибли как герои, до последнего сражаясь с врагом, и это далеко не единственный пример стойкости и мужества наших товарищей по оружию.

После увиденного на поле боя у старой мечети бойцы моей разведывательно-диверсионной группы во всех операциях по преследованию боевиков вели огонь только на поражение и рвались вперёд, их не останавливали даже окрики командира… С таким же настроением сражались военнослужащие всех подразделений Южной группировки войск, когда стало известно о трагедии на Мазаре. Так продолжалось до последней войсковой операции: в середине октября, отрезав отрядам боевиков пути к отступлению на пограничных перевалах Тельбе, Рама, Бузтоз и других, наступающие войска загнали их в

Дарьинское ущелье и нанесли бомбовый удар с воздуха. Уцелевшими занимались спецназ, разведчики и обоновцы… Позже узнал из газет: духовные лидеры и руководство боевого крыла ИДУ оценили свои потери за всю вторую баткенскую кампанию в 400 боевиков. Если учесть, что убитых моджахеды забирали с собой и тайно хоронили в сопредельном Джергетальском районе, то эта цифра намного больше.

follow link — Как возникла идея о создании ветеранской организации?

— Это произошло после 7 апреля 2010 года, когда мы вместе с ветеранами афганской войны были на площади Ала-Тоо, чтобы поддержать митингующих у “Белого дома”, не допустить беспорядков и сохранить стабильность в стране. Но всё пошло по другому сценарию, потому что бакиевская власть применила оружие против мирных граждан. Тут нам пришлось вспомнить опыт баткенских событий, вытаскивали из-под обстрела раненых и эвакуировали их в безопасные места, наставляли молодых ребят, не нюхавших пороха, как уберечься от пуль. В первые дни после штурма БД обеспечивали общественный порядок, охрану зданий государственных органов и других важных объектов, пресекали факты мародёрства.

На сегодняшний день Республиканский совет ветеранов — воинов Баткена насчитывает около четырёх тысяч человек, имеет филиалы во всех районах, городах и регионах страны, есть они и в России. Мы тесно сотрудничаем с ветеранскими организациями СНГ, стараемся принимать активное участие в общественно-политической жизни страны. Главные наши задачи — оказание повседневной помощи своим однополчанам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, и постоянное шефство над родными и близкими погибших ребят. Одно из главных направлений работы — военно-патриотическое воспитание молодёжи. Баткенцы — частые гости школ, детских учреждений и вузов, где проводят открытые уроки мужества, делятся своими воспоминаниями о событиях 18-летней давности в горах Баткена, рассказывают о погибших боевых товарищах, достойно выполнивших воинский долг, воспитывают на их примере будущих защитников Отечества.

В заключение отмечу, что те, кто прошёл Баткен, имеют большой боевой опыт и смогут надёжно защитить страну, если ей будет угрожать опасность.

Интервью взял Сергей СИДОРОВ.
source link Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *