Ещё раз о генной инженерии

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Что такое генетически модифицированные организмы, сегодня имеет представление, пожалуй, каждый школьник. Если коротко, ГМО — это растения, животные, микроорганизмы, которым пересадили гены других организмов. Первым в результате искусственных манипуляций с генами получился табак, неуязвимый для вредителей, потом вырастили в 1994 году первый помидор, вслед за ним пошли эксперименты с кукурузой, соей, рапсом, огурцами, картофелем и многими другими видами сельхозпродукции. ГМО-растения обладают устойчивостью к насекомым-вредителям, гербицидам, грибкам и вирусам, плоды имеют прекрасный товарный вид, а растут они быстрее своих традиционных собратьев. Именно эти качества и сделали овощи и фрукты, выращенные по таким технологиям, столь популярными у сельхозпроизводителей всего мира.

Если судить по данным, опубликованным во всемирной сети, пока нет ни одного серьёзного исследования, которое подтвердило бы опасность ГМО для здоровья человека. И всё же у этой технологии есть немало противников, опасающихся, что искусственно вызванные мутации, попадая вместе с пищей в организм людей и животных, могут служить причиной многих сложных и опасных заболеваний и даже генетических изменений.

follow ГМО и Кыргызстан

Кыргызстан — член ВТО и ЕАЭС, наша экономика весьма зависима от импорта самых различных товаров, в том числе пищевых. При открытости рынка к нам попадает и ГМО-продукция в виде семян, сырья, овощей и фруктов и готовых продуктов питания. Какие есть механизмы защиты, и как в этом отношении регулируется отечественный рынок, мы попросили рассказать Айнуру Акматову — заведующую отделом надзора за безопасностью продуктов питания и профилактики неинфекционных заболеваний Департамента профилактики заболеваний и госсанэпиднадзора при Минздраве КР.

По словам моей собеседницы, в Кыргызстане по закону разрешено использование такого вида пищевых товаров и сырья, если в них не превышена норма предельно допустимой концентрации. Она составляет не выше 0,9%. Это общемировой показатель.

Что же ввозится в страну в больших количествах из продуктов, содержащих ГМО? Это соевая мука, концентрат соевого белка (используется в колбасах), мясные изделия с добавлением сои, фарш, колбасы, сосиски, зёрна кукурузы, её крупа и хлопья, каши и другие смеси, пищевые продукты растительного и животного происхождения, конфеты и шоколад. Как видим, список достаточно широк. Как отметила А. Акматова, службой госсанэпиднадзора ещё ни разу не зафиксированы товары, превышающие установленную норму.

— За шесть месяцев этого года на базе нашей лаборатории проведено 87 проб, из них одна положительная на содержание ГМО. Это был концентрат соевого белка с менее 0,1%, что соответствует норме. В прошлом году мы сделали 184 пробы, одна положительная — котлеты из говядины производства Кыргызстана. И опять всё в пределах допустимой нормы, — пояснила моя собеседница.

У Департамента профилактики заболеваний и госсанэпиднадзора имеется три лаборатории для проведения исследования на выявление ГМО в готовой пищевой продукции. Одна непосредственно на базе департамента, другая действует в столичном центре профилактики заболеваний госанэпиднадзора, и третья — в Оше. Все они прошли сертификацию, специалисты имеют необходимую подготовку.

— Кыргызстан — член ЕАЭС, введённые в связи с этим правила упрощают или ужесточают передвижение ГМО через границы стран союза?

— Технические регламенты дают возможность предпринимателям ввозить и использовать такую продукцию на всей территории евразийского пространства, если она не превышает установленной нормы в 0,9%. При этом товар маркируется и имеет информацию для потребителя, что в нём содержится ГМО.

— Проверяется ли дополнительно эта продукция в ваших лабораториях?

— Согласно подписанному договору, мы взаимно признаём документы, подтверждающие качество и безопасность того или иного пищевого продукта, выданного на территории союза, — ответила А. Акматова. — Если же товары завозятся из третьих стран, то предприниматели должны обращаться к нам для проведения оценки соответствия, после чего мы делаем исследование. Если фирма завозит крупную партию, скажем, того же концентрата соевого белка, то в порядке текущего надзора территориальным центрам профилактики заболеваний мы направляем информацию — обратить внимание на ввезённую продукцию, используется ли она при производстве пищевых товаров. При этом поверяются документы: что за сырьё, когда ввезли, кто поставщик, есть ли протокол лабораторных исследований, соответствует ли маркировка товара той, что указана в сопроводительных документах. Если что-то вызывает сомнение, берём выборочно пробы для исследования.

Как рассказала А. Акматова, два-три года назад вопрос с товарами, содержащими ГМО, так остро для нашей республики не стоял. Предприниматели использовали в производстве отечественное сырьё естественного происхождения, но с открытием границ, чтобы удешевить производство, получить больше урожая, стали больше применять модифицированных семян и сырья. И есть немало путей искусственно мутированным овощам и фруктам попасть на стол потребителя. Тут и контрафакт, и продукция предприятий, работающих в тени, и даже вполне легальная возможность.

— Есть закон, освобождающий вновь открывшиеся предприятия от проверок на три года. В течение этого времени предприниматель может производить в том числе пищевую продукцию, продавать её внутри страны и на экспорт. Но что за сырьё используется и какого качества, никто не знает. Спустя три года можно перерегистрировать ОсОО под другим названием и снова избежать контроля. Мы понимаем, что важно поддерживать развитие бизнеса, но не таким образом, не за счёт безопасности здоровью людей. В этом случае что-то надо менять, — считает представитель госсанэпиднадзора.

Кстати, если говорить о законодательстве, то в нашей стране пару лет назад попробовали создать закон, берущий под контроль использование ГМО. Но тогда парламентариям не удалось отстоять свою инициативу. Сегодня новую попытку пытается сделать депутат Жогорку Кенеша Экмат Байбакпаев. Он разработал с коллегами проект закона «Об ограничении выращивания, производства, ввоза и реализации в Кыргызской Республике продукции, содержащей генномодифицированные организмы».

here Закон против ГМО

В нашей беседе народный избранник рассказал, что генномодифицированные продукты и семена сегодня бесконтрольно попадают на отечественные прилавки. При этом люди не всегда даже знают, что тот или иной товар может быть продуктом генной инженерии. А угроза, по мнению Байбакпаева, велика.

— Китай в своё время активно применял в сельском хозяйстве выращивание ГМО-растений. Перед ними стояла задача накормить население. Но когда они увидели, какую угрозу несут эти технологии, начали вкладывать огромные средства в экологические проекты. У Кыргызстана таких денег нет. Поэтому нам надо развивать зелёную экономику. Во всём мире ценится натуральная продукция животноводства и сельского хозяйства. На этом мы можем поднять наше сельское хозяйство, экономику страны. Если же перейдём на выращивание генномодифицированных овощей и фруктов, неизвестно, какие изменения спустя годы произойдут с почвой, с окружающей экосистемой, наконец, со здоровьем кыргызстанцев. Республика и так уязвима в этом отношении: у нас большой процент заболеваний среди населения, низкий уровень жизни, проблемы с медициной. Если мы сейчас не примем меры, то можем потерять генофонд нации, — считает Э. Байбакпаев.

В выдержке из справки-обоснования к законопроекту говорится об отсутствии исследований в нашей стране относительно влияния ГМО на здоровье населения, и, следовательно, отсутствии системы периодических отчётов и рекомендаций по этому вопросу. Отмечено, что не ведётся статистика по ввозу и потреблению ГМО-продуктов, нет чёткой позиции республики по проблемам оборота ГМО в рамках ЕАЭС. Указывается и на малую административную и иную ответственность граждан и юридических лиц за нарушения в сфере производства и торговли ГМО-продукции, в том числе нарушение порядка маркировки.

«По данным Департамента профилактики заболеваний и государственного санитарно — эпидемиологического надзора Министерства здравоохранения, в данное время на территории республики для обеспечения контроля ввозимой продукции исследования на генетически-модифицированные организмы (ГМО) проводятся всего в трёх вирусологических лабораториях общественного здравоохранения. Это показывает, что санитарно-ветеринарные органы не в полной мере обеспечены спецоборудованием, наблюдается нехватка оборудования и других сопутствующих материалов, что отражается на широте и массовости охвата мероприятий по выявлению ГМО-содержащих продуктов по всей республике», — говорится в справке обосновании.

Что же предлагает в своём законопроекте Э. Байбакпаев? Опять же цитируем справку-обоснование: «Настоящим проектом закона вводятся ограничение на выращивание, производство, ввоз и реализацию в Кыргызской Республике продукции, содержащей генномодифицированные организмы, не прошедшие государственную регистрацию, государственное регулирование (путём государственной регистрации линий ГМО) и обязательная маркировка такой продукции в соответствии с законодательством о техническом регулировании».

По твёрдому убеждению моего собеседника, Кыргызстан должен стать зоной жёсткого контроля над ГМО и продуктами на их основе в целях сохранения здоровья нации, экологической, генетической и биологической безопасности, устойчивого развития.

В ближайшее время законопроекту предстоит пройти слушания в парламенте, народные избранники оценят, насколько он нужен республике. Сам же Э. Байбакпаев уверен: даже если закон о генетически модифицированной продукции не одобрят депутаты, подобные законодательные инициативы будут появляться в ближайшем будущем, поскольку Кыргызстану нужно выработать свою чёткую позицию по ГМО.

New mobile phone Monitoring without permission ГМО и ДДТ

Эта ситуация напоминает историю со знаменитым ядом ДДТ. В быту он называется дустом. В 1938 году швейцарский химик П. Мюллер, изучая свойства этого порошка, открыл его способность негативно влиять на насекомых при прямом контакте. За это швейцарца позже наградили Нобелевской премией. Дуст открывал большие возможности в защите сельского хозяйства от вредителей. Более того, препарат спас жизни миллионам людей. Во второй половине прошлого века с его помощью были остановлены эпидемия тифа в Неаполе, малярии — в Греции, Италии, Индии.

Дуст широко применяли и в СССР, в том числе и в нашей республике. Многие помнят самолёты-кукурузники, распылявшие над садами и полями белый порошок для борьбы с жуками, гусеницами, саранчой. Послевоенный голод, рост населения требовали повышения урожаев. У учёных всего мира были только положительные отзывы о ДДТ. Но в 1970 году они забили тревогу. Прошло достаточно много времени, препарат к тому времени широко использовался, а практика позволяла проводить более серьёзные исследования. Появившиеся результаты показали, что панацея опасна. ДДТ имел способность накапливаться в почве, а через неё — в выращенных овощах и фруктах, через травы он попадал в скот. В итоге всё это через пищу попадает в организм человека. При этом оказывается негативное воздействие на здоровье. Более того, дуст передаётся ребёнку с материнским молоком. Сегодня ДДТ запрещён во многих странах мира, несмотря на все некогда положительные исследования. Не напоминает ли всё это происходящее сегодня с ГМО? Здесь и прекрасные отзывы учёных, и перспективы для развития сельского хозяйства.

Если проанализировать научную и околонаучную полемику в русскоязычной зоне Интернета об опасности и безопасности генетически модифицированных организмов, то понятно, что у противников этих технологий слишком мало средств и авторитета, чтобы достойно отстаивать свою позицию. Сторонники же генной инженерии, напротив, выступают единым фронтом, они обладают хорошей исследовательской базой, за ними чувствуется лобби со стороны крупного бизнеса, заинтересованного в разработках по созданию новой продукции.

Генная модификация — это мировое явление, оно затрагивает все страны, и избежать этого невозможно. Как и в каких масштабах использовать продукцию, полученную в результате искусственной мутации, должно определять каждое государство. Нужна взвешенная позиция с учётом мнений отечественных биологов, генетиков, онкологов, экономистов и других специалистов. Такое впечатление, что наше государство в лице правительства пока не определилось с отношением к ГМО. То ли не хватает времени, сил и возможностей, то ли решили поддаться мировым тенденциям в этом вопросе и принимать позиции, выработанные в развитых странах. Но всё же в Кыргызстане чувствуется половинчатость в этом вопросе. Например, в республике нет лабораторий по исследованию ввозимых семян на содержание ГМО, а специалисты верят сопроводительным документам. С другой стороны, чиновники заявляют, что в стране должны развиваться принципы зелёной экономики, и прежде всего в сельском хозяйстве. А это выращивание натуральных сортов овощей и фруктов, использование безвредных удобрений и прочее.

А ведь фермеры просто даже не могут знать, что закупленные ими за рубежом чудо-семена не натуральные, а продукт лабораторных исследований, потому что у нас нет должного контроля за ввозом ГМО. Поэтому необходима выверенная позиция нашего государства в этом вопросе.

гдз 3 класс по английскому языку рабочая тетрадь Дмитрий АЩЕУЛОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *