Main Menu

Лук и стрелы не только Робинам Гудам

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Стрельба из лука давно уже стала доступна не только легендарным Робинам Гудам, она уже перекочевала из разряда военной науки в вид спорта, да и не рядовой, а олимпийский, где различают два стиля стрельбы — из классического и блочного луков. А наша героиня Асель Садырова, чемпионка III Всемирных игр кочевников, сделала выбор в пользу традиционного лука, который издревле был под рукой у номадов, и об этом не жалеет. Она входит в число первых лучниц страны и региона и вполне может прибавить ко всем своим титулам и международные награды. В 2016 году её имя, школьного педагога и бронзового призёра ВИК, внесли в список 100 лучших, самых вдохновляемых и влиятельных женщин мира. И потому наш первый вопрос в беседе с ней был вполне предсказуем.

— Как вы занялись не самым популярным даже по советским меркам видом спорта, почему выбрали лук и стрелы?

— С детства отец меня воспитывал как мальчика, у нас в семье было шесть сестёр и один брат. Возможно поэтому отец относился ко мне, как к ещё одному сыну, и поручал виды работ, которые обычно делают мальчишки. Отец работал госслужащим, занимал высокие посты. С детства мне нравилось рисовать, играла на комузе. Однажды мы с родителями приехали в Бишкек в гости к родичам, папа дал всем детям деньги, и мы пошли гулять в парк Панфилова. Мы разошлись кто куда, я почему-то выбрала тир, гоночные машины и аттракцион (в советское время он был), где стреляли из лука. Наверное, во мне проснулся дух предков-кочевников. Тогда, в 12-13 лет, я впервые стреляла и мне очень понравилось. Может быть, привлёк приз за меткую стрельбу, и я старалась изо всех сил. И хотя награды мне не досталось, сам процесс меня сразу привлёк. Тем более в своём родном Казармане я такого не видела.

 — И когда снова встретились с луком и стрелами?

— Закончила школу, поступила во Фрунзенское художественное училище имени С. Чуйкова, поскольку ещё в школьные годы увлекалась рисованием и мои рисунки печатались на страницах и обложках детского журнала «Байчечекей» и молодёжного издания «Жаш Ленинчи». В школе я была довольно известным человеком. В столице ходила в парк, но тогда уже аттракциона с луком там не оказалось, по каким-то причинам его закрыли. В 2011 году умер мой муж, и у меня на руках остались две дочки, старшая училась в вузе. Пришлось перебраться в столицу. Жилось трудно, своего дома не имелось, и надо было много работать, чтобы вырастить и выучить детей. Кроме заработка, я ни чём не думала. Я устроилась в школу-гимназию №26 преподавателем ИЗО. И вдруг узнала от знакомых, что в Бишкеке есть место, где можно пострелять из лука. Мы туда поехали, я начала стрелять, и все стрелы попадали в мишень.

— Помните ли ваш первый турнир, где уже соревновались, и первого тренера?

— Главным наставником я считаю своего друга, который меня как спортсменку, открыл, включил в Федерацию салбууруна и давал советы. Это Кубан Томотоев. Он сам стреляет пешим и на коне, мастерит луки и стрелы. Училась также у других лучников, внимательно слушала их рассказы, советовалась, много читала об истории этого вида спорта. В общем, прийти к успеху мне помогли уроки многих неравнодушных людей, в том числе известных лучников: Асель Шарбековой, Кылыча Нурмамбетова. И вот однажды мой знакомый позвонил и сообщил, что на II Всемирные игры кочевников 2016 года набирают лучниц по стрельбе из традиционного лука. Я ещё даже не знала, что есть Федерация салбууруна, объединяющая любителей национальных видов охоты, в которую потом вступила. Словом, во мне это вновь разбудило интерес к луку. Но прежде для участия мне надо было купить лук, стрелы с колчаном и прочее снаряжение.

— Дорого всё обошлось?

— Первый мой лук стоил почти 16 тысяч сомов, а одна стрела тогда обошлась в 400 сомов. Я приобрела пять стрел. В итоге на всё ушло 18 тысяч сомов. Зарплата у меня составляла тогда 10 000 сомов, пришлось занимать у родственников. И мои родные ворчали и сетовали: «Зачем тебе это нужно, такие траты, какая стрельба в твои годы?» Это обсуждение длилось месяц, потом страсти утихли. А я тренировалась на съёмной квартире, мишень из коробки соорудила, поскольку её также нужно покупать, а средств не имелось. Потом мне сказали, что в Нарыне состоится фестиваль «Салбуурун», и я поехала туда соревноваться. Решила про себя: если получится, то буду продолжать свои «луковые страдания», а нет, всё брошу, поскольку удовольствие дорогое, да и первые 5 стрел, которые я купила, уже сломались, и требовались новые. На старт там вышло 8 лучниц, которые уже год тренировались. Но у меня всё получилось, заняла второе место и выиграла приз в тысячу сомов. Моя первая награда в стрельбе из лука. Потом прошли состязания в Таласе, на Иссык-Куле, и в конце концов состоялся отбор. Там я тоже стреляла удачно и в итоге попала на ВИК-2016.

— Как вы выступили на Всемирных играх?

— Перед нашими участницами в стрельбе из традиционного лука не ставили задачи обязательно выиграть. Да мы и сами не ожидали, что займём какие-то призовые позиции, что флаг Кыргызстана поднимут в честь нашего успеха. На подготовку у меня ушло всего 6 месяцев. Среди соперниц олимпийские призёры, чемпионки континентов и своих стран, а я дебютантка. В первом отборочном туре я показала хороший результат и опередила на 20 очков даже олимпийскую чемпионку. И на меня уже рассчитывали руководители нашей команды. В полуфинале я всех соперниц опережала на 10 очков. Перед финалом дали отдых, но я (поскольку не профессионалка) его потратила на тренировку. А когда наступило время финального старта, у меня вдруг рука ослабла и не стала слушаться, тряслась. В общем, перетренировалась, в результате заняла только третье место и удостоилась бронзовой медали. Первой стала представительница Татарстана, а серебро досталось спортсменке из Словакии.

 — А в этом году как получилось на ВИК?

— После той бронзы я за два года до новых Всемирных игр никому пальму первенства не уступала, на всех стартах занимала только первые места. Выезжала за рубеж, соревновалась в Стамбуле на Всемирном фестивале тюркоязычных стран. Там среди 50 участниц я в полуфинале оказались седьмой. Старты совпали с Орозо айтом, и получилось, что стрелять пришлось ночью, для меня это было сюрпризом. Словом, до медали тут дело не дошло. Затем стреляла в Астане на международном турнире, посвящённом 20-летию города. Здесь также таилась неожиданность: в соревнованиях мужчины и женщины стреляли вместе в общем зачёте. Из женщин выступали только я и украинка. Она в общем итоге заняла 3-е место, а у меня оказался 4-й результат. Затем стартовала в Алматы и стала второй, а позже состязалась в российском Ульяновске.

— Вы сейчас входите в сборную Кыргызстана, там у вас есть конкуренция среди женщин или пока лучниц вообще мало?

— Состязаются, как правило, порядка 20-30 участниц, так что элемент конкуренции присутствует. Есть молодые девушки, словом, смена подрастает, посему почивать на лаврах не приходится, нужно усиленно тренироваться. Делаю это в основном дома, но расстояние до мишени не очень далёкое, как хотелось бы. У нас все так тренируются, спортивной школы нет. Иногда мы совместно где-то стрельбища проводим. Есть прогрессирующие от старта к старту девушки, они уже два года занимаются стрельбой из лука, могу назвать имена Седеп Торогельдиевой и Саадат Бейшеевой.

 — Хочу извиниться, но, всё же, спрошу, вы уже в зрелом возрасте и всё же продолжаете выступать, что вами в данном случае движет?

— Возможно потому, что дети у меня уже взрослые и ухаживать за ними, как раньше, не нужно, я могу больше времени посвятить себе и заняться тем, что мне доставляет интерес. А мне, поверьте, стрельба из лука приносит истинное удовольствие, два дня не стреляю и уже скучаю.

— Асель, у вас всё в спорте основано на личном энтузиазме, зарплату вам никто не платит, кто расходы на соревнования оплачивает?

— Мы все в огромной степени энтузиасты, да, иногда бывают призовые суммы, но больше радуют и стимулируют медали, дипломы, другие виды спортивных наград, поездки в другие страны и регионы, желание испытать новые возможности. Например, у женщин нет стрельбы с коня, а мужчины этот вид давно освоили. В детстве мне ездить на лошади не пришлось. Я захотела попробовать, ходила в конноспортивную школу, но там за использование лошадей берут 500 сомов за час. Получила там три урока, а дальше заниматься мне не по карману, и ушла. Обращалась далее к каскадёрам, но они всё обещаниями кормили, так и не получилось позаниматься. Видимо, им не интересно кого-то учить с ноля. Ходила даже в цирк и месяц там училась по кругу ездить на манеже. Однако на профессиональном уровне выступать в этом виде стрельбы у меня не вышло, всё же здесь вопрос безопасности в приоритете. В общем, всё как в пословице — и хочется, и колется.

 — Какие у вас ближайшие планы, в каких турнирах предполагаете участвовать?

— В этом году нас приглашали в Китай, Венгрию, Татарстан. Но дело в том, что эти поездки государство не финансирует, а у самой федерации не всегда есть возможность отправить лучников за рубеж. Чаще всего средства на поездку приходится искать самой. Нужны спонсоры, меценаты, как в других видах спорта. А так приглашений приходит достаточно. Вот в прошлом году мы ездили в Россию, там в Ульяновске прошли соревнования по национальным видам спорта всего СНГ, в том числе по стрельбе из лука. Я выиграла у спортсменок из России, Белоруссии, Украины, Казахстана, которые занимаются уже более 10-15 лет. Получила первое место за быструю стрельбу (надо за 1 минуту выпустить как можно больше стрел и попасть в мишень). За точность мне присудили второе место, уступила лишь россиянке. И в командных стартах мы также заняли второе место. Всего завоевала три медали.

 — А вы мечтаете о чемпионских званиях мировых и континентальных первенств?

— В августе у нас прошли Национальные игры, они впервые состоялись на Иссык-Куле. Есть планы сделать их своеобразной олимпиадой национальных видов спорта и проводить каждые 4 года. Соревновались команды всех семи регионов Бишкека и Оша. Я выступила на них и выиграла первое место. Нам объявили: кто победит, тот получит звание мастера спорта. Однако пока этого звания нам не присвоили и никаких удостоверений не вручили, только поздравили. А что касается мирового признания, то я его уже получила. Победу на III Всемирных играх кочевников как раз считаю достижением подобного масштаба и уровня. Они, по-моему, этого высокого статуса уже достигли.

 — Скажите, а у нас в республике стрельба из лука по животным развита? Ведь охота развивает индустрию, значит, потом люди и в спорт потянутся?

— Охота вроде бы существует, но заняты в этом лишь мужчины. Что касается спорта, то в него приходит молодёжь, есть интерес к стрельбе из лука. В регионах у нас возникают школы и секции. Подвижки к лучшему во многом произошли благодаря Всемирным играм кочевников. В Бишкеке мы открыли свою школу при Федерации сулбууруна, работает школа в Таласе, в Нарыне тоже имеется школа, но она частная, хотя юг в этом отношении более консервативен.

— Чтобы стрелять, надо иметь крепкие нервы, как вы расслабляетесь? Как вообще отвлечься перед важным стартом, когда турнир идёт за турниром?

— Отвлекает и даёт возможность расслабиться работа преподавателем и рисование, дома есть дела, как у всех женщин. Лук беру по настроению, но конкретной цели — каждый день стрелять — не ставлю. Если есть сообщение, что скоро турнир состоится, тогда всё внимание уходит на подготовку. Занимаюсь каждый день по нескольку часов. Выходит, что для расслабления времени почти нет. Так, чтобы к луку совсем не прикасаться, ну, разве что неделю могу выдержать.

— Универсальное слово «опыт» употребляют многие, а что такое опыт непосредственно в стрельбе из лука: это количество выстрелов, модель поведения в сложной ситуации, возможность взять себя в руки при неудаче?

— Мне, может быть, везёт, видимо, в крови кочевников заложена тяга к луку. Однако, когда к нам приезжают на соревнования, в частности на ВИК, спортсмены, идёт обмен опытом, мы часами друг другу разные вещи и секреты рассказываем про стрельбу, делимся личной подготовкой, сообщаем о том, из чего стреляем, из чего снаряд сделан и стрелы из какого материала лучше выбирать. В общем, такой обмен постоянно происходит. Мы обращаем внимание на стойку стрелка, как он настраивается на выстрел, что он делает перед стартом, как разминается.

— Есть ли любимое блюдо у стрелков из лука, наверное, морковь и её производные для остроты зрения часто используете, или что-то иное специально надо перед соревнованием есть?

— Из-за обстоятельств личного характера я многое есть не могу, жирное, к примеру. Перед стартом, говорят, надо хорошенько и плотно поесть. У меня же наоборот получается, что перед стрельбой нет аппетита из-за волнения. Ничего не хочется, даже пить не могу, но всё равно силы натянуть тетиву есть. В основном ем шоколад, и другие стрелки его любят, видимо, мозг требует глюкозы, и мы его употребляем охотно. Сама готовить люблю, муж всегда хвалил мой плов. А дети и близкие всё, что я готовлю, считают вкусным.

— Говорят, что лучники обожают всякие прибамбасы, разные штучки, брелки вроде талисманов к снаряду привязывают, так ли это?

— Нет. Я это, наоборот, не люблю. Я не суеверная и на счастье либо удачу ничего не привязываю к луку, он у меня совершенно чистый от всех побрякушек и готовый к стрельбе. Да, у коллег я замечаю ниточки разноцветные, брелки какие-то, ещё что-нибудь прикручено. Удачу, полагаю, приносят напряжённые тренировки и постоянное совершенствование своих навыков и умений, которые в стрельбе наверняка помогают. Например, венгерские спортсмены не только клыки животных вяжут к луку, но и чашки и ложки с собой носят и едят только из них, а не из того, что есть в местах, где мы питаемся на турнирах. Признаюсь, что сама иногда также подумываю, а не украсить ли себе лук какой-нибудь безделушкой. Стреляю я всегда в национальном платье с красивым орнаментом, правда, с каждым разом мы свой наряд приближаем к спортивному формату, чтобы было удобно и сподручно стрелять.

 — У кого вы приобретаете свой снаряд, заказываете местным мастерам или в других странах покупаете?

— Луки, разумеется, выходят из строя, теряется их качество, поэтому они являются одной из главных забот. Да и на турнирах организаторы добавляют метры к расстоянию, с которого производится выстрел, а упругость лука — вещь тонкая. У меня уже четвёртый лук сейчас. Брать снаряд у местных мастеров я бы не советовала, у них они не на том уровне, чтобы использовать в серьёзных соревнованиях. Стрелы беру только у одного мастера, Кубана Томотоева, с самого начала своей спортивной карьеры. Первый лук мне посоветовали приобрести китайский, я так и сделала. Второй был венгерского производства и очень долго служил, почти все крупные турниры я выиграла с ним. Следующий снаряд мне подарили в России (в Ульяновске), отметив этим мою победу в Национальных играх стран СНГ. А самый последний — турецкий. Каждый лук в своё время хорошо мне послужил и был удобен в обращении, но считается, что лучшие луки в мире — турецкие.

— А что вам даёт спорт кроме призовых и наград?

— Спорт для меня — почти моя жизнь. Без него просто не могу себя нормально ощущать. Дети выросли, по дому во многом помогают управляться. Поэтому не представляю, как я смогу без спортивных занятий обходиться. Мне предлагали перейти в спортивный разряд и попробовать стрелять из классического лука либо из блочного: состязания, по которым входят в программу мировых Олимпиад. Но я пока традиционную стрельбу оставить не могу. Это, получается, любовь на всю жизнь.

Александр ШЕПЕЛЕНКО.
Фото Игоря САПОЖНИКОВА.






Related News

Назгуль Омуракунова: «Эндокринологи всегда окажут профессиональную помощь»

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintЭндокринология считается одной из малоизвестных мистифицированных областей медицины. Между тем нередко за утомляемостью, избыточным весом,Read More

Баткен: сила и дух народа

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintО баткенских событиях 1999 года много сказано и написано. Тогда впервые в новейшей истории КыргызстанаRead More

Добавить комментарий