Вт. Ноя 20th, 2018

Не нужные родителям, нужные родине

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

На минувшей неделе в Кыргызстан из Новосибирской области России вернули четверых малышей, оставшихся без попечения родителей. Их привезли сотрудники Министерства труда и социального развития при содействии посольства КР в РФ. В год таких рейсов бывает несколько. Всего же с 2011 года в Кыргызстан вернули 89 брошенных детей, 18 из них — в этом году.

Каждый год в Кыргызстан возвращают с десяток малышей, брошенных кыргызстанками в российских роддомах. Массовая трудовая миграция последних лет породила новое явление — мигрантских сирот. По данным Центра миграции Российской академии наук, в общем количестве женщин-мигранток гражданки Кыргызстана составляют 40 процентов. Мигрантки из Кыргызстана в России удерживают первое место по показателям среднего молодого возраста, количеству брошенных детей и количеству абортов.

Возвращением таких детей на родину вынуждено заниматься государство. Почти все эти дети — маленькие, в возрасте до года.

Как и почему женщина может отказаться от ребёнка, спросите вы? Основная причина — тяжёлое материальное положение. Потому что по приезде в чужую страну у женщины зачастую нет работы, нет постоянного заработка, нет прописки, негде жить. А если есть, то, забеременев, мигрантки теряют и работу, и квартиру. В основном это молодые девушки, которые едут в Россию на заработки, живут на съёмных квартирах, часто в плохих условиях.

Работа по возвращении в Кыргызстан брошенных родителями детей идёт с 2011 года. Сложность в том, что по Закону КР «О гражданстве Кыргызской Республики» ребёнок, один из родителей которого к моменту его рождения состоял в гражданстве Кыргызской Республики, а другой был лицом без гражданства или был неизвестен, является гражданином Кыргызской Республики независимо от места его рождения.

— По закону, если мать или оба родителя — граждане Кыргызстана, или мать — гражданка Кыргызстана, а отец неизвестен, где бы ребёнок ни родился, он является гражданином Кыргызской Республики, — рассказала главный специалист управления по защите семьи и детей Министерства труда и соцразвития КР Назгул Чолумова. — Российские органы опеки обязаны уведомить посольство Кыргызстана в России о том, что на их территории остался такой ребёнок. Дальше посольство направляет документы в Кыргызстан, и мы уже организуем процесс возвращения. Мы должны забрать ребёнка в течение шести месяцев. Если не забираем, то через шесть месяцев российская сторона начинает оформлять ему российское гражданство. И тогда мы на этого ребёнка уже претендовать никак не можем.

— А куда ребёнку возвращаться? У него же никого нет, мать осталась в России…

— Когда мы узнаём, что есть такой ребёнок, когда получаем документы, то начинаем искать его родителей и родственников в Кыргызстане. Когда роженицы в России попадают в роддом, там записывают их данные по паспорту, и поэтому иногда бывают какие-то сведения об их месте регистрации.

Здесь, в Кыргызстане, мы направляем запросы в район, откуда мать этого ребёнка. Обычно удаётся связаться с родственниками. Бывает так, что родственники говорят — наша дочь ошиблась, поступила неправильно, но в любом случае это наш родной ребёнок. Принимают его, хотят забрать. Но таких мало. В большинстве случаев родственники отказываются забирать детей. Потому что сами находятся в тяжёлом материальном положении. Ну неспроста же матери этих детей уезжают на заработки…

— А как же отцы этих брошенных детей?

— Отцы в основном остаются неизвестными. В 99 процентах случаев сведений об отце нет. В анкете в графе «отец» стоит прочерк или «неизвестен». Национальность детей определяется по паспорту матери. Если об отце нет сведений, то определяем по матери.

— Матери от них отказываются, отцы неизвестны, получается, эти дети появились от нежеланных, случайных связей?

— Чаще всего это незапланированная, нежеланная беременность. И поэтому чаще всего у такого ребёнка бывает куча патологий. Среди них много больных детей. В группу, которая летит за детьми в Москву, обязательно входит врач. Часто бывает, что мы просто не можем увезти ребёнка потому, что он не транспортабельный по состоянию здоровья, — говорит Назгул Тынчылыковна. — А что вы хотите — у желанного ребёнка, которого ждёшь и любишь, бывает много болезней, а у нежеланного так и вообще…

Находящиеся в России мигрантки, по информации врачей роддомов, затягивают поход в больницу практически до начала схваток, затем вызывают скорую. Зачастую в палаты поступают женщины, до самых родов не сделавшие ни одного анализа, даже на самые опасные инфекционные болезни. Большинство поступивших не говорят по-русски, поэтому не могут объяснить, где у них болит. Но даже при рождении здоровых детей многие молодые мамы-мигрантки оставляют детей в роддомах и возвращаются либо в переполненные съёмные квартиры, либо на родину.

Дальнейшей судьбой возвращённых в Кыргызстан детей занимается государство. Ребёнок в первую очередь попадает в дом ребёнка. Из ближайших — в Бишкекский или Токмокский. Потом, если родственники нашлись и изъявили желание взять его на воспитание, ребёнка отдают в свою семью. Если нет, то его определяют в замещающие семьи, на опеку и на усыновление. Случаев, когда мама, вернувшись с заработков, захотела найти и забрать своего брошенного ребёнка, за эти годы было очень мало, большая часть возвращённых детей были переданы на усыновление.

По данным Национального банка КР, в 2017 году трудовые мигранты из Кыргызстана перевели из России на родину $2,21 миллиарда, а с января по июнь 2018-го — $1,2 миллиарда. По данным Центрального банка РФ, в среднем ежемесячно каждый трудовой мигрант отправляет в Кыргызстан $184,3. А сколько же денег тратит государство на возвращение в Кыргызстан брошенных мигрантами детей? По словам Назгул Чолумовой, ежегодно на эти цели в бюджете предусматривается 1,5 миллиона сомов. Много это или мало, сложно сказать.

Повышение расходов на возвращение детей не должно становиться стимулом, считают в Минтруда и соцразвития. Это ведь будет говорить о том, что вот так просто государство вернёт ребёнка, где бы его ни бросили. Нужно вести другую политику: необходима информационная работа с выезжающими за границу женщинами, особенно с молодёжью.

Сейчас такая работа в основном касается вопросов миграции, оформления документов, чтобы кыргызские мигранты не нарушали законы. А тем временем дети не выбирают, где родиться, и не понимают, почему не нужны родной матери, оставившей их в чужой стране. Нашему государству пора всерьёз задуматься о моральных ценностях, о ценностях семьи и материнства. И, конечно, необходимо создавать рабочие места в Кыргызстане, ведь если бы наши женщины были трудоустроены здесь, то им не надо было бы ехать куда-то на заработки. И не было бы тогда брошенных на чужбине детей. В большинстве случаев матери делают это не от хорошей жизни…

click Марина ДУБОВЧЕНКО.
click here Фото из Интернета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *