Вт. Ноя 20th, 2018

«…И лодки на воде, как солнечные пятна»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Начало осени — удивительная пора на Иссык-Куле. Кто однажды там побывал, никогда не забудет прелести этого времени. Лето уже закончилось, а вместе с ним такой короткий курортный сезон, но долгое холодное межсезонье ещё не наступило. И кажется, что воздух над пляжами ещё наполнен отзвуками голосов отдыхающих, а песок вместе с отпечатками босых ног — детских и взрослых, хранит их тепло…

Интересно глянуть хоть одним глазом на красивую аллею из высоченных тополей в пансионате «Ак толкун», бегущую к озеру. После дождя от них шёл горьковатый запах смолы… И как выглядит сейчас кафе у самого входа в пансионат, расставившее деревянные столы прямо под соснами и берёзами? Наверняка берёзы и сосны помнят Медета — иссык-кульского парня, чей голос каждый вечер нёс высоко к звёздам, к невидимому в темноте, но ясно ощущаемому громадному озеру слова:

Чистые пруды, застенчивые ивы,
Как девчонки, смолкли у воды.
Чистые пруды — веков зелёный сон —
Мой дальний берег детства, где звучит аккордеон…
И я спешу туда — там льётся добрый свет
И лодки на воде, как солнечные пятна…

Привлечённый искренним голосом народ подтягивался к кафе и, облокотившись на стилизованную ограду из едва ошкуренных неотёсанных брёвнышек, слушал и слушал шлягеры 1980-1990 годов.

Родом Медет Курманов из красивейшего села Тюпского района: в старые времена оно называлось Светлый мыс, сейчас Ак-Булун. Оно находится на восточном побережье Иссык-Куля — аккурат на середине пути вокруг озера, где берег делает плавный изгиб и уходит на юг. Это то самое знаменитое село, которое древние христиане облюбовали для расположения несторианского монастыря, где, по предположению, хранились мощи евангелиста Матфея. Как известно, позже оно ушло под воду, а в XIX веке именно в этом месте православная церковь основала и освятила Свято-Троицкий монастырь, постройки которого сохранились и по сей день. Медет рассказывает, что когда смотришь на Ак-Булун с высоты гор, то высаженные ещё монахами тополиные ряды по форме напоминают крест. Горы находятся в 20 минутах ходьбы от села — их склоны поросли берёзовыми и хвойными лесами, а волны Иссык-Куля плещутся буквально в полусотне метров от крайних домов.

Берег возле Ак-Булуна глубокий. Но Медет с детства хорошо плавает и глубина для него не страшна. Как и для всех мальчишек, выросших у озера. Только у Медета отдельная история. Врачи в своё время поставили ему диагноз: детский церебральный паралич. Но он не верит в это. Родные предполагают, что при рождении у ребёнка произошёл вывих. Мама рассказывает, что он всё время плакал, однако в роддоме сказали, что всё нормально. О том, что дела обстоят далеко не нормально, стало понятно, когда мальчонка начал ходить: не пройдя и пяти метров, он падал. В 14 лет его прооперировали. Падать он перестал, но левая нога в колене так и осталась искривлённой, и это, естественно, мешает ходить.

Отец Медета тоже ак-булунский. И дед, и прадед, вообще все предки по седьмое колено. Мама родом из Токмока. Приехала в Светлый мыс поступать в находившийся там совхоз-техникум (были такие в советское время), выучилась на бухгалтера, да так и осталась, встретив в селе свою любовь. Уже после замужества окончила педагогический институт им. И. Арабаева и стала учительницей.

Отец Медета по профессии тракторист-машинист, но по специальности никогда не работал: любовь к гитаре, на которой он научился играть самостоятельно, взяла верх. До армии он выступал в клубном ансамбле, отслужив, вернулся в село, в свой ансамбль, потом стал заведовать клубом. Как рассказывает Медет, отец никогда не ругался: если был чем-то недоволен или не в настроении, просто брал в руки гитару и перебирал струны, тихо наигрывая что-то.

Медет, сколько себя помнит, поёт. «Музыка для меня всё, — говорит он. — Она и вдохновляет, и успокаивает, и даёт мудрость». Тем не менее после окончания школы парень поступил в Кыргызский национальный университет, выучился на математика и системного программиста и преподаёт теперь у себя в родной школе математику. Получается, у него две профессии: одна от отца, другая от матери. И обеим Медет отдаётся с душой. «Мне нравится работать с детьми, решать с ними задачи, — делится он. — Ты даёшь им знания и одновременно сам чему-то учишься. У них же много идей, инициатив, они постоянно что-то придумывают и предлагают. Стараюсь никогда не ругать, а наоборот, поощрять. Ведь дети же очень чувствительные. Видя такое обращение, они соответственно относятся и к тебе».

Зарабатывать пением Медет начал, ещё учась в университете. Как-то на втором курсе пошёл с друзьями в кафе на день рождения однокурсницы, попросили спеть — две песни исполнил, администрации понравилось, стали приглашать работать… На Иссык-Куле он поёт месяц-два во время летних каникул — потом возвращается преподавать в свою школу. В семье старший: братишка трудится закройщиком в Бишкеке, сестрёнка оканчивает школу. Но любовь к музыке передалась только Медету.

Свою половинку он ещё не встретил, хотя в пансионатах полно отдыхающих девчонок со всех концов страны, и его манера исполнения песни никого не оставляет равнодушным. Да и в школе коллектив, как водится, преимущественно женский: из мужчин — только он да физрук. Что ж, сердцу не прикажешь, тем более что к своим 26 годам Медет чётко знает чего хочет. Мечтает встретить простую, скромную девушку, желательно учительницу — как мама и он сам. На вопрос, почему учительницу, объясняет: «В школе часто задерживаешься после уроков: родительские собрания, репетиции, конкурсы… Хотелось бы на работу идти и возвращаться вдвоём. Всё в жизни делать вместе».

Из всех песен Медет больше всего любит «Чистые пруды» в исполнении Игоря Талькова — она напоминает ему о детстве. Поэтому и поёт её в числе первых в своих концертах летними вечерами на Иссык-Куле:

У каждого из нас на свете есть места,
Куда приходим мы на миг уединиться,
Где память, как строка почтового листа,
Нам сердце исцелит, когда оно томится…

В людях Медет ценит справедливость, честность и верность. Любит Кыргызстан и никуда не собирается уезжать отсюда. Говорит, у нас «самые высокие горы, самый чистый воздух, самые красивые леса и самые вкусные яблоки». Планирует построить дом в Караколе или Бишкеке. Убеждён, что больше всего республике мешает развиваться коррупция. Видит ли выход? «Да, — отвечает, — мы сами должны перестать давать взятки».

Больше всего в этом парне поражают жизнелюбие и стойкость. «У меня есть всё: семья, друзья, любимая работа, машина… Я живу с ощущением полноценности», — говорит он.

…Иссык-Куль часто дарит удивительные встречи. Одна из них — с Медетом Курмановым.

source link Кифаят АСКЕРОВА.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *