Цена, которую заплатил народ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

7 ноября в Кыргызстане объявлен Днём истории и памяти предков, а 8 ноября отмечается День памяти жертв политических репрессий 1937-1938 годов.

Жертвами тех событий стали 137 представителей отечественной интеллигенции. Среди врагов народа оказались Юсуп Абдрахманов, Касым Тыныстанов, Торекул Айтматов, Баялы Исакеев и другие. 80 лет минуло с тех пор, после этого народу и стране пришлось пережить ещё немало испытаний, трагедий и взлётов. Кажется, что ушедший период репрессий далёк, но живы дети и близкие родственники политических узников, пережившие и испытавшие на своём опыте гонения, бесчестие и гибель отцов, братьев. В преддверии памятных дат мы обратились к кыргызстанцам — к тем, кого так или иначе коснулась эта трагедия, и поинтересовались, что для них значит День истории и памяти предков, какие уроки может вынести нынешнее поколение молодёжи из тех событий.

Среди наших респондентов — Болот Жумашевич Абдрахманов — бывший оперуполномоченный КГБ. Он организовал в Чон-Таше раскопки неизвестных до того захоронений жертв репрессий 1937-1938 годов. Место ему указала Бюбюра Абыкановна Кыдыралиева. Её отец оказался невольным свидетелем тех страшных событий, когда в старой заброшенной печи для обжига кирпича сожгли тела расстрелянных граждан. Многие годы женщина хранила эту тайну и только в 1991 году рассказала об этом сотруднику госбезопасности Болоту Абдрахманову. По мнению Болота Жумашевича, нам нельзя недооценивать такие уроки: «Это касается в первую очередь руководства страны. Вспомните 2010 год. Бакиевы забыли историю, и события повторились. Поэтому не зря в мемориальном комплексе «Ата-Бейит» похоронены жертвы Апрельской революции рядом с репрессированными. Конечно, о тех трагических событиях должна знать и не забывать молодёжь».

http://espeh.com/templates/samsung/712.php Роза Торекуловна АЙТМАТОВА:

— Сегодня требуется не только сохранять память о тех событиях, но и дать правильную оценку. Дни памяти — важные даты для нашего государства. В 1930-х годах уничтожали лучших. А ведь они заложили основы нашего нынешнего государства. Поэтому необходимо помнить об их деятельности. Это та цена, которую заплатил народ. Также это урок и для будущих поколений: нельзя вести такую политику. В 1930-х годах от коллективизации, репрессий пострадало более 20 тыс. человек. Это большая беда для страны, мы многое потеряли. Поэтому люди должны знать историю и не повторять тех ошибок. Молодому поколению стоит рассказывать о том, что происходило, возить их в мемориальный комплекс «Ата-Бейит».

The Matchmaker (The Matchmaker Series) Манас Эркинбекович ЭСЕНАМАНОВ:

— Эта дата важна лично для меня как память об отце. И я думаю, что эти чувства разделяют многие родные тех, кто оказался репрессирован. Для нас очень важно, что наши близкие люди реабилитированы, мы смогли добиться правды и вернуть им честное имя. Радует, что республика сегодня идёт по пути демократии. Новый Президент прилагает усилия для борьбы с коррупцией. Очень важно, что проводится реформа судебных органов, так как их независимая работа — один из показателей верховенства закона.

http://download.archicredit.ru/img/4605.php Эрнест ШАМУРЗИН, заслуженный артист Кыргызстана:

— Мне исполнилось три года, когда моего отца арестовали. Я не знал, что такое отцовская забота, большая дружная семья, братья, сёстры. Я воспитывался у тёти. Чувствуя призвание, после окончания школы уехал в Москву, получил музыкальное образование. Вернувшись в республику, с годами стал заслуженным артистом Кыргызстана. Путь непростой, наверное, многое в моей судьбе оказалось бы проще, будь за моей спиной поддержка родных людей. Когда в мемориальном комплексе «Ата-Бейит» проходят официальные мероприятия в честь этой даты, куда привозят родственников репрессированных, я вижу, как нас осталось мало, тех, кто хранит живую память о тех днях.

watch Кутпа Бакировна ОРУЗБАЕВА:

— Это был период, когда ни за что ни про что обвиняли людей, расстреливали. Тогда и оппозиции-то не имелось, которая могла составлять угрозу власти. Страдали и родственники невинно обвинённых, к ним словно прилипал штамп «враг народа», и с этим приходилось жить. Меня, например, отчислили из аспирантуры, когда училась в Ленинграде, сюда приехала — работу не давали, приходилось бороться и отстаивать свои права.

Годы репрессий — трагический, но всё же важный период в истории страны. Сегодня дали правильную оценку тому, что происходило тогда, и пока общество будет хранить эту память, есть уверенность, что подобные ошибки не повторятся.

como ver fotos del movil en la tele Айбек ЧЕКОШЕВ:

— Действительно, сто лет назад произошли страшные трагические события — массовые аресты, расстрелы не только интеллигенции, партийных деятелей Кыргызстана, но и многих рядовых граждан. В итоге погибло очень много людей. Этот период отбросил развитие страны на долгие годы. В этой связи считаю правильным издание Указа о праздновании Дня истории и памяти предков. Теперь есть возможность вспоминать о репрессиях 1937-1938 годов и сделать соответствующие выводы.

Мой прадедушка Асанбай Джамансариев трудился на высоких постах. В разные годы занимал должность ответственного секретаря в союзе «Кошчи», Кировском райкоме партии и Каракульском кантисполкоме, где был одновременно заведующим орготделом. Он являлся директором техникума во Фрунзе, председателем Комитета по делам искусств при Совете народных комиссаров Киргизской ССР, неоднократно избирался членом ОК КП Киргизии и ЦИК, постоянным представителем Киргизской ССР при ВЦИК в Москве.

Его арестовали через несколько месяцев после перевода на родину. А его жену Камилю Джамансариеву-Досаеву с дочкой — моей бабушкой Зинаидой выгнали из дома на улицу. Бабушки не стало в этом году, но она помнила тот день до конца жизни. Год они скитались по дворам, и люди боялись им помочь как родственникам арестованного. После их приютила добрая соседка. До последнего бабушка была благодарна этой женщине.

Чуть повзрослев, она стала искать своего отца, писала во все инстанции и даже Клименту Ворошилову и прокурору СССР Р. Руденко. Позже попала в число первых учащихся нового открывшегося в 1945 году Женского педагогического училища. Затем она трудилась в финансовом техникуме, преподавала кыргызский язык. Были также годы работы в областных, районных, городской администрациях, далее в Министерстве образования. Но больше всего — 25 лет Зинаида Асанбаевна проработала директором единственной Республиканской школы-интерната для слепых и слабовидящих детей. За все свои успехи и заслуги она получила звания Отличника просвещения СССР, а также Отличника народного образования.

Бабушка всю жизнь твёрдо верила в невиновность отца и в то, что ему необоснованно предъявили обвинение в контрреволюционной деятельности. И только в 1946 году пришёл первый ответ КГБ на её постоянные письма-запросы о том, что её отец якобы умер в заключении от порока сердца. Во втором полученном свидетельстве о смерти был такой же ответ только уже с конкретной датой — 27 сентября 1939 года. Своей настойчивостью бабушка смогла добиться справедливости, и в 1956 году решением Верховного суда СССР прадедушку Асанбая Джамансариева реабилитировали. А в 1991 году пришло и третье свидетельство о его смерти. Именно тогда и выяснилось, что на самом деле выездной сессией военной коллегии Верховного суда СССР прадедушку приговорили к расстрелу 5 ноября 1938 года. В тот же день приговор привели в исполнение в урочище Чон-Таш. Надо сказать, что тем не менее, даже узнав правду, разочарования в режиме Сталина у бабушки не было. Она до последнего винила местных управленцев, которые убирали конкурентов. К сожалению, политическая борьба в то время велась не демократическим путём, а через доносы.

click to see more Бузейнеп САЛИХОВА:

— Мой свёкор Мурат Салихов — один из видных кыргызских государственных и общественных деятелей. С 1919 года являлся членом Коммунистического союза молодёжи. Возглавлял Ошский окружной отдел народного образования, позже трудился на должности заместителя народного комиссара просвещения Киргизской АССР, исполнял обязанности председателя ЦИК Кыргызской ССР. После ареста в 1938 году его расстреляли около села Таш-Дебе. И только в 1956-м его посмертно реабилитировали.

У свёкра было двое детей. Сын — мой муж Куват и дочь Атыргуль. Их уже нет в живых. Но супруг до последних дней помнил всё, что семья тогда пережила. Когда свёкра забрали, его матери Ажар пришлось с двумя детьми на руках искать помощь. Она вернулась к родным в Ляйлякский район Ошской области. Однако те их приезду оказались не очень-то рады. Почувствовав это, она переехала в Ош к другу мужа. Однако донесли и на него за то, что приютил родственников арестованного. Однако он сумел оправдаться, обманув, что Мурат Салихов не был ему другом, а Ажар на самом деле родная сестрёнка.

Позже свекровь получила образование и стала работать учителем в школе. А моего будущего мужа забрал к себе его дядя Дастан Салихов, работавший министром юстиции Таджикистана. Обстановка в той семье сложилась непростая: жена дяди упрекала его за то, что он привёз племянника, говоря, что и без того в маленькой комнате жить тесно. Мой супруг, почувствовав себя лишним, уехал в Кызыл-Кию, поступил в профтехучилище, продолжил обучение в Казахстане в индустриальном техникуме. На каникулах он приехал в родные места в поисках мамы и сестры. Но, к сожалению, свекровь к тому времени уже умерла. Завершив учёбу в Казахстане, муж приехал во Фрунзе. До последних лет Куват переживал о том, что вклад его отца был забыт в Кыргызстане. Сегодня многое поменялось, имена людей, сделавших многое для страны, возвращаются к нам. В честь 110-летия Мурата Салихова власти обещали назвать улицу его именем, но пока обещание это не выполнено.

Материал подготовили Ирина КОВШОВА,
Дмитрий ОЗЕРОВ,
Аида ШИРИНОВА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *