Чингиз Айтматов — мыслитель, философ и великий художник

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Чингиз Айтматов родился в великую историческую эпоху — эпоху военных бурь, социальных потрясений, которая нуждалась в титанах и порождала титанов мысли, характера и действий. Айтматов — явление планетарное, по силе своего таланта и учёности он относился к ренессансному типу. Он был не только великим художником, но и учёным-филологом, фольклористом, философом, мыслителем, педагогом, общественным и государственным деятелем.

Действительно, Айтматов прежде всего был великим художником, его творчество справедливо считается вершиной художественной культуры кыргызского народа. Личность каждого великого представителя культуры, как известно, является по-своему необъятной, не знающей пространственно-временных координат, ибо каждое новое поколение пытается по-новому осмыслить и раскрыть смысл его литературного творчества, исходя из своего исторического опыта. В этой связи, естественно, возникает вопрос: в чём состоят величие и бессмертие, непреходящая ценность и современность художественного творчества Чингиза Торекуловича Айтматова?

Как всякий истинный талант, он ярко проявил себя уже в начале своего творчества. Ещё молодым человеком, в начале 50-х годов прошлого столетия он создаёт такие шедевры художественного слова, как «Джамиля», «Материнское поле», «Верблюжий глаз», «Лицом к лицу», которые по силе художественного изображения, тонкости психологического проникновения в тайны человеческой души и характера стояли на уровне первостепенных произведений времени. Советское общество, его современники сразу же узнали о рождении крупного таланта в художественной культуре кыргызского народа.

Создав всемирно известную эпопею «И дольше века длится день», Айтматов стал классиком и казахской национальной литературы, внёс крупный вклад в мировую художественную культуру, поднял силу художественного слова на небывалую высоту и занял достойное место в строю великих сынов человечества. Будучи по рождению своему кыргызом, Айтматов одновременно принадлежит всему человечеству.

В эпопее «И дольше века длится день» жизнь казахского народа изображается во всей её живой полноте и сложности, в противоречиях, коллизиях, борьбе добра со злом, нового со старым. При этом поражает глубина художественного проникновения выдающегося художника, ему удаётся не упускать ничего значительного из жизни казахского народа того времени — богатство и бедность, любовь и ненависть, дружба и предательство, рождение и смерть, праздник и поминки, уничтожение человеческого достоинства, взаимоотношение поколений, дружба народов, развращённость центральной и краснобайство местной администраций, взяточничество и тому подобное. Огромной заслугой великого художника является и то, что он не только описал эмпирическую историю, жизнь казахского народа, а показал и изобразил историю активно, творчески, то есть в соответствии с художественной правдой.

Он продолжил традиции мировой и русской литературы в части критики отчуждённого общества. Однако новизна в методе Айтматова состоит в том, что он не просто освоил методы критического реализма, а развил его, модернизировал, разработал метод творческо-критического реализма. «Образ Буранного Едигея — это моё отношение к коренному принципу социологического реализма, главным объектом исследования которого был и остаётся человек труда».

Поэтому творческо-критический реализм Айтматова является более глубоким, последовательным критическим изображением действительности, чем традиционный критический реализм, так как не только подмечает противоречия, антиномии существующей жизни, но и выявляет и раскрывает в жизни те новые позитивные силы, которые способны разрешать эти противоречия.

В результате такого диалектического рассмотрения перед нами встаёт многоплановая жизнь казахского народа, который имеет свою сложную и богатую историю, солидную художественную и духовную традицию; он не прозябал, не вымирал, а жил трудной и сложной жизнью, боролся и страдал, хотя и отставал в своём социально-экономическом развитии по сравнению с более развитыми народами Европы и Азии.

Однако Айтматов на этом не останавливается. Он применяет в ходе создания великой эпопеи творческо-критический метод освоения действительности, истинной «душой» которого является диалектика. В процессе художественного познания и изображения объективной действительности писатель не только последовательно и принципиально раскрывает противоречия, антиномии, пороки, коллизии существующей действительности, но также видит те социальные силы, которые, рождаясь в сфере порочной, отчуждённой, противоречивой системы жизни, способны творить новые социальные отношения, новые идеалы, ведущие к историческому прогрессу. При рассмотрении действительности во всей художественной целостности писатель не только подвергает уничтожающей, жестокой критике общество, обнажая все его пороки, но в то же время открывает новые, здоровые силы, которым принадлежит будущее.

Эпопея «И дольше века длится день», которая вобрала в свою художественную ткань традиции казахской, восточной и западной культур, является одним из лучших произведений XX века. В ней не только художественно воссоздана широкая панорама жизни казахского народа и развит художественный метод познания действительности, но и глубоко разработаны фундаментальные философско-этические понятия. В понимании Айтматова человек — это не просто природное существо, но сложное, комплексное, развивающееся философское понятие. Поэтому художник призывает рассмотреть проблему человека не абстрактно, а конкретно, то есть в контексте истории, в системе духовной атмосферы, общественных отношений, в процессе реального общения конкретных индивидов. «Однако я далёк от абсолютизации самого понятия «труженик» лишь потому, что он «простой натуральный человек», усердно пашет землю или пасёт скот. В столкновении вечного и текущего в жизни человек-труженик интересен и важен настолько, насколько богат его духовной мир, настолько сконцентрировано в нём его время, вот я и пытался поставить Буранного Едигея в центр современного мне миропорядка, в центр волнующих меня проблем».

Айтматов исследовал данное сложное, комплексное понятие в процессе всего своего творчества. Его взгляды претерпели определённую эволюцию. В глубоком постижении тайны человеческого бытия ясно проявилась творческая мощь его рационального мышления.

Первоначально проблему человека он исследовал в контексте таких философских категорий, как «природное», «нравственное», «социальное», «природный инстинкт», «человеческий долг» и другие.

В своё время в истории философии эти сложные понятия обсуждались французскими философами Дидро, Гольбахом, Гельвецием и немецким философом Кантом. Если первые рассматривали сущность человека как часть природы, хотя признавали роль среды, обстоятельств и т. п., то Кант трактовал сущность человека как единство природы и свободы, подчёркивал роль нравственного закона, категории долга в формировании нравственности личности. Айтматов с самого начала пытался рассматривать природную и духовную стороны человека в единстве и нераздельной целостности. Уже в ранних произведениях писатель принципиально проводит линию, согласно которой отрывать духовную, нравственную сторону сущности человека от природы недопустимо. Недостаточное внимание к природе, природной потребности человека может обернуться трагедией, привести к печальным последствиям.

Проблема человека очень глубоко и всесторонне рассматривается в эпопее «И дольше века длится день», в которой писатель прежде всего исследует проблему формирования, становления человека, личности, индивида. Это всегда было важным для философии, педагогики, психологии, социологии, художественного творчества, интересно и важно и сегодня, когда мы активно строим своё национальное государство. Нормальное, благополучное, цивилизованное общество главное внимание обращает не только на производство вещей, но и на человека, на формирование личностей, процесс становления живых индивидуальностей. В этом смысле опыт изучения таких личностей, каким был Едигей Жангельдин, имеет для нас особое значение, поскольку в его образе сконцентрированы не только лучшие черты казахского народа, но и черты, общие для великих представителей всех народов. Но в том-то и состоит своеобразие личности: не простой арифметический набор черт и качеств характера определяют её, а именно их неповторимое сочетание, проявление в реальной социальной жизни, которые в каждом человеке всегда индивидуальны и проявляют себя в конкретных исторических обстоятельствах.

Айтматов, прослеживая формирование неповторимой личности Буранного Едигея, его живой индивидуальности, ни в коей мере не отрицает некоторые его природные задатки. Однако главное внимание писатель концентрирует на тысяче нитей неповторимых форм общения, которые в своём своеобразном сочетании формировали личность Едигея. Фундамент его уникальной личности начинается с семейного общения, реальной атмосферы в казахской семье. Жил в атмосфере любви — материнской любви, в обстановке добра и мудрости, которая любознательному от природы ребёнку открывала мир сказок, легенд и преданий казахского народа.

В этой обстановке семейного общения Едигею открылись первые элементы красоты и нравственности в человеческих отношениях, произошло, как говорится, чудо: его душа раскрылась перед миром гармонии, миром чувств, в ней зародилась живая и вечная потребность познания и общения с миром истины, добра и красоты.

По мере обретения Едигеем жизненного опыта писатель вводит его в новую сферу общения. Так, на разъезде Боронлы-Буранный продолжительное время жили и работали учителя Абуталип Куттыбаев и его жена Зарина, которые также оказали колоссальное воздействие на душу, чувство, сердце Едигея. Они перевернули его, оставили в сознании неизгладимое впечатление. Благодаря старому другу Казангапу, учителю географии Абуталипу он постиг тайну мира высокой красоты. Он не только изучает историю, но также приобщается к великим образцам восточной культуры, традициям и обычаям предков.

В дальнейшем Едигей Айтматова активно действует в реальной сфере общественной жизни. Он постигает сложные взаимоотношения в казахском обществе, познаёт противоречия, коллизии человеческой жизни, видит столкновения добра и зла, богатства и бедности, познаёт любовь, предательство и ненависть.

Отказавшись от мира повседневности и отчуждения, он выбирает для себя мир отечественной истории и современные знания. В этом направлении новым этапом в жизни Едигея, новым уровнем его общения является приобщение к русской и западной культурам, русской литературе и языку. Взору Едигея открываются принципиально новый мир, новая культура, миросозерцание, представления о красоте, нравственности, долге, счастье и любви.

И это не всё. Писатель исследует Едигея во всех сферах сложной и противоречивой жизни и общения. В эпопее также показана деятельность Едигея в многообразных сферах жизни: на природе, на охоте, на поминках, в борьбе с многочисленными врагами и жестокими родственниками. Айтматов прекрасно описал первую любовь Едигея, его верность дружбе, доброе отношение к людям и русскому человеку, трогательное и мудрое отношение к своим ученикам.

Только в результате такой сложной и титанической работы писатель даёт ответ на важный вопрос о формировании гениальной личности. Писатель убеждён, что великие личности рождаются и развиваются в контексте реальной жизни, реального общения, социального взаимодействия. Лишь активно освоив духовную культуру, нравственность и красоту, они получают возможность влиять на развитие своего народа. «Трудолюбие — одно из непременных мерил достоинства человека», — пишет Айтматов.

В эпопее глубоко раскрыта проблема взаимоотношения общества и человека труда. «Буранный Едигей не только труженик от природы и по роду занятий. Он человек трудолюбивой души. Людей трудолюбивой души будто соединяет некое братство — они всегда способны отличить один другого и понять, а если не понять, то задуматься». В своё время эту проблему проанализировали ряд выдающихся художников, в том числе немецкий писатель Томас Манн. По его мнению, жизнь человека одарённого трагична, ибо он стремится и одержим амбициозной целью продвинуть и поднять человечество на новую ступень. Однако человечество — огромная масса, чтобы поднять эту махину, нужны невероятные усилия, которые не под силу одному человеку, даже гению. Поэтому, полагал Манн, такая задача очень часто заканчивается трагедией, гибелью гения.

В романе Айтматова эта сложная проблема решается несколько по-другому. Если Манн рассматривает лишь одно отношение — человек и общество, где человек — творческое, одарённое существо, а общество — инертная, сопротивляющаяся масса, то Айтматов анализирует эту проблему во всей её многоплановости. В осмыслении феномена Едигея, изображении его личности писатель не ограничивается абстрактным анализом одного среза, а рассматривает вопрос конкретно, содержательно и в контексте всей системы общественных отношений.

В результате такой мировоззренческой концепции писатель имеет возможность глубже решить проблему. Так, гении, которые собираются поднять общество, вовсе не являются абстрактными, одинокими существами, ставящими невыполнимые цели, а есть передовые, конкретные, живые личности, которые опираются на всю существующую культуру, а также на те социальные силы, деятельность которых также направлена на изменение этого общества.

Кроме того, Айтматов делает упор не столько на личность труженика, сколько на само общество, в котором живёт и творит Едигей. Такой подход вполне продуктивен, ибо творчество не только функция человека труда, а важнейшее содержание самого общества. Сколько бы человек не был одарён, ему в одиночку невозможно поднять человечество. Поднимает общество, культуру не гений, не изолированный индивид, а социальная взаимосвязь множества людей. Если в людях проявляются самые передовые, новые и творческие силы общества, то в консервативной его части, как правило, функционируют носители всего отрицательного, косного, ограниченного. Подобно тому, как каждое общество исторически определённо, конкретно, так и борьба нового и старого, передового и консервативного также исторически определена и конкретна. Только развитие общества, его переход от одной общественной формы к другой реально разрешают противоречие нового и старого, прогрессивного и консервативного. Общество высоко ценит роль великих личностей, гениев только потому, что они стоят во главе этого процесса, лучше осознают направление и цели движения общества, его историческую перспективу.

Айтматов также внёс существенный вклад в глубокую разработку, художественное освоение такой фундаментальной проблемы, как взаимоотношения отцов и детей, которая не потеряла своей актуальности и в настоящее время. Хотя она обсуждалась многократно и в предшествующей художественной литературе, но Айтматову удалось открыть здесь новые аспекты, грани, интересные моменты этой сложной, кричащей социальной проблемы. Действительно, она раньше обсуждалась главным образом в двух известных направлениях: дети продолжают дела отцов, или нигилистически, решительно отвергают их идеи, ценности, привычки, привязанности и т. п.

Важное значение эпопеи «И дольше века длится день» состоит в том, что Айтматов поднял сложную общечеловеческую проблему на новую ступень философского анализа, раскрыл её богатое содержание многопланово, многосторонне, с позиции философской диалектики как метода познания социальных явлений. Проблема отцов и детей прежде всего художественно осмысливается с позиции принципа противоположности. В данном случае речь идёт о социальном взаимоотношении основных действующих сил — отца Казангапа и сына Сабитжана. В логике художественного изображения писателя интересы сторон противоположны, расходятся друг с другом принципиально, мировоззренчески, непримиримо. В романе последовательно проводится та важная идея, что такое отношение не может долго сосуществовать, оно должно закончиться победой нового, прогрессивного.

Другое отношение, осмысливаемое в книге, отношение Едигея к предшествующей казахской культуре, народному фольклору. Своеобразие данной формы отношения состоит в том, что, хотя Едигей критически относится к пережиткам прошлых эпох и предшествующей литературе, он не просто отрицает их, а творчески воспринимает, умножает всё ценное, духовное в этих художественных формах и дальше их развивает в своей жизни. Здесь писатель удачно и умно показывает значение диалектического отрицания в художественном познании действительности. В книге глубоко раскрыта своеобразная форма отношения отцов и детей — Едигея-отца к детям, вообще к молодому поколению. Великий труженик видит в своих детях, окружающей его молодёжи свою надежду, своё будущее, он бесконечно верит, что они сделают именно то, что не смог сделать Едигей. По этой причине в книге высшей степени напряжения и трагизма достигают те места, в которых описывается смерть Казангапа, воспринимая читателем не только как личное горе, личная утрата Едигея. В романе данный факт многократно обобщается и достигает кульминации. В художественном осмыслении Айтматова личная трагедия Едигея выступает одновременно как национальная трагедия, Казангап по воле судьбы лишился продолжателей своих мыслей, чувств и нравственных исканий.

В эпопее «И дольше века длится день» в художественной форме постигнута суть ещё одной важной проблемы — проблемы развития человека, которая в условиях построения демократического общества стала иметь интегральное значение. В книге Айтматов опирается на то, что человек — исторический феномен, он развивается и, следовательно, на него нельзя смотреть с точки зрения старых позиций, старых воззрений. Сегодня, в условиях рынка, рыночных отношений, коренной реформы, когда мы решительно боремся против старого мышления, старой психологии, отживших ценностей, эти эпизоды замечательной книги Айтматова звучат весьма актуально.

В общественной жизни всё находится в диалектическом развитии. То, что казалось актуальным вчера, зачастую перестаёт быть таковым сегодня. Это касается и целого ряда художественных произведений, которые занимали наши умы в различные годы. Выполняя в своё время весьма важное место в нашем формировании, они влияли на становление характера, а потом уступали другим художественным произведениям, затрагивающим более актуальный для нас круг проблем. Происходит это оттого, что авторы таких произведений, решая ту или иную задачу, не сумели разглядеть за локальным жизненным пространством судеб своих героев другие, более сложные связи причин и следствий в их многомерном и противоречивом развитии. В этом смысле творческое наследие Айтматова выгодно отличается масштабностью, широкоохватностью мысли, благодаря чему писатель сумел раскрыть непростую взаимосвязь, казалось бы, разнородных явлений, остроту и драматизм человеческих отношений в казахском обществе второй половины XX века. Это дало ему возможность соотнести каждое частное явление жизни, ставшее объектом его художественного исследования, с глубинными закономерностями общественно-исторического процесса. Именно поэтому творческое наследие Айтматова не утратило своей актуальности в наши дни и стало национальным и мировым достоянием.

Nikkis List of Fun Things to Do Today Калыс ИШИМКАНОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *