Main Menu

Пропала машина…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Набирает обороты скандал, связанный с принудительной эвакуацией автотранспорта. Создаётся впечатление, что втянутые в него заинтересованные госорганы не могут или не хотят найти консенсус в правильном понимании и толковании соответствующего постановления правительства №202 от 4 апреля 2017 года.

Так, в сообщении пресс-службы ГСБЭП агентству 24.kg указывается на выявленные коррупционные схемы в процессе эвакуации автотранспортных средств, к которым причастны должностные лица Главного управления по обеспечению безопасности дорожного движения, МВД, Госагентства антимонопольного регулирования и ОсОО «Портал групп». В нём, в частности, говорится, что договор с последним заключён без тендера, а стоимость услуг по эвакуации машины, завышенная более чем в два раза, согласована с антимонопольным ведомством. Согласно расчётам независимых аудиторов и специалистов в сфере перевозок и обеспечения безопасности на дорогах, стоимость эвакуации одного автомобиля должна составлять не более 600 сомов. «В ходе оперативно-разыскных мероприятий установлено, что Госантимонополия незаконно согласовала и установила стоимость услуги эвакуации без проведения соответствующих экспертных заключений. Кроме того, в течение шести дней велось наблюдение за эвакуацией. За этот период эвакуировано 306 автомобилей, но протоколы составлены только на 106 машин, государству нанесён ущерб на 200 тысяч сомов, а за шесть месяцев он составил 9,8 миллиона сомов. Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по статьям 166 «Мошенничество» и 304 «Злоупотребление должностным положением» Уголовного кодекса. Ведётся следствие», — сообщили в ГСБЭП.

В госагентстве по антимонопольному регулированию не согласны с обвинениями Финпола и заявляют, что согласование «эвакуационных» тарифов проведено в строгом соответствии с отечественным законодательством, нормативно-правовыми и иными актами. Сумма в 1 500 сомов отвечает методическим указаниям при расчёте тарифов на принудительное перемещение и хранение задержанных транспортных средств. «Они устанавливались на основании расчётов ГУОБДД на одно транспортное средство и для последующего проведения торгов на понижение цены. Предельный максимальный уровень тарифов является начальной максимальной ценой. Окончательная стоимость услуг определена по результатам конкурса. Необходимость наличия экспертного заключения при рассмотрении расчётных материалов не предусмотрена», — подчёркивают в агентстве.

В свою очередь ГУОБДД, комментируя сложившуюся ситуацию, заявляет о неукоснительном соблюдении требований постановления правительства «Об утверждении Инструкции о порядке проведения принудительной эвакуации транспортных средств, их хранения, применения блокираторов колёс и других видов приспособлений», отмечая при этом, что максимальная тарификация за эвакуацию машин в размере 1 500 сомов утверждена приказом Госагентства антимонопольного регулирования.

Кому на руку столь вольное применение «эвакуационного» законодательства? Разумеется, не владельцу старенького «Жигулёнка» и его коллегам на подержанных иномарках. Как говорится в таких случаях, без комментариев…

Сергей СИДОРОВ.

Фото автора.






Related News

Будни колоний

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintКоллегия Госслужбы исполнения наказаний под председательством Мелиса Турганбаева подвела итоги оперативно-служебной и производственно-хозяйственной деятельности ведомстваRead More

Производство и труд осуждённых

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПредседатель Госслужбы исполнения наказаний Мелис Турганбаев провёл оперативное совещание с начальниками исправительных учреждений и управленийRead More

Добавить комментарий