Бараний апокалипсис

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Советская Киргизия, кроме прочего, славилась животноводством. Одних только овец в лучшие годы здесь выпасалось 13 000 000 — по три на душу населения! По аналогии с «белым золотом» — хлопком их называли «золотом блеющим».

С началом сезона отгонных пастбищ милиция теряла сон. «За каждую баранью своей головой ответите!» — пугали ретивые чиновники. Забросив профилактику и раскрытие преступлений, стражи порядка в прямом смысле выстраивались вдоль трасс, стерегли поголовье. Чтоб не подавили барашков, да не покрали. И так весь май — июнь. А с конца сентября по ноябрь включительно стада спускались на зимовку. И милицейские бдения возобновлялись.

…Отары шли одна за другой, без интервала, сплошной блеющей колонной. И наши, и казахстанские. Ослабленных, невзирая на расходы, на машинах везли. Больных, чтоб падёж сократить, даже на вертолётах к разнотравью доставляли. А уж там, на раздолье, овечки поправлялись, тучнели.

Пока не жарко, стада гнали днём, с наступлением темноты животные отдыхали. Но с поднятием столбика термометра график менялся: днём, чтоб не терять в весе, овцы отлёживались в тени да лениво паслись, ночью трогались в путь. Бдеть приходилось круглосуточно.

Талас, где я в ту пору начальствовал, даром что областной центр, стоял на главной «овечьей трассе» — никак не минуешь. Больше всего боялись лихачей. Чтоб не натворили беды, милиционеры «пасли» буквально каждый перекрёсток. Личного состава хронически не хватало — надо было ещё и общественный порядок обеспечивать, и криминал под контролем держать.

…За полночь поднял дежурный: «Товарищ начальник, ЧП! Овец подавили!» Примчался. Насколько хватало фар, всё было в крови, обрывках шерсти, клочьях мяса. Скотина орёт, чабаны в ступоре, сзади тысячи четвероногих напирают…

Отару протаранил пьяный бульдозерист. Ехал без света, «вдруг качка, как на волнах». Так, не слыша криков и блеяния, раскачиваясь, «Беларусь» прошёл шестьдесят два метра, раздавив и порезав 129 овец. От городской черты, где на посту стоял наш милицейский арьергард, их отделяло 400 метров.

Наутро срочно собранное бюро Таласского обкома Компартии Киргизии освободило от занимаемой должности районного коллегу — начальника милиции. «За невыполнение стратегических партийных решений» — гласило постановление. Это был приговор. Вскоре беднягу отправили на пенсию.

Виновник бульдозерист впоследствии надолго сел в тюрьму.

 Александр ЗЕЛИЧЕНКО.

Добавить комментарий