С миру по нитке — Минтруда рубаха?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Благодаря недавнему скандалу, связанному с вольготными зарубежными поездками руководства Министерства труда и соцразвития КР, кыргызстанцы пристальнее присмотрелись к работе этого ведомства, в очередной раз задались вопросами, на что чиновники тратят бюджетные деньги и почему социальная сфера в стране находится в таком плачевном состоянии. Последний пункт стал предметом особого обсуждения на прошедшем в Бишкеке круглом столе.

Дискуссия вышла не простой, можно сказать, жаркой. Проблемы в сфере оказания социальной помощи накопились по обе стороны баррикад — и у тех, кто эту помощь получает, и у тех, кто её оказывает. Так, председатель правления Института политики развития Надежда Добрецова рассказала, что в прошлом году в Бишкеке на оказание социальных услуг одному нуждающемуся затрачивали 321 сом (это сумма за год!), а в городах Кара-Суу, Токтогуле и Кайынды и вовсе от 17 до 36 сомов. Как говорится, ни в чём себе не отказывайте…

По словам Добрецовой, сотрудники Минтруда работают по 12 часов в сутки, но даже при этом государство не в силах выполнить все прописанные в Конституции гарантии по оказанию соцуслуг.

— Государство должно отвечать по своим социальным гарантиям. Или тогда вычеркните это из Конституции и не пишите, что Кыргызская Республика гарантирует социальную защиту граждан, — считает Надежда Добрецова. — Либо декларируйте и делайте, либо не декларируйте.

По мнению эксперта, есть два пути создания эффективной системы оказания социальных услуг в стране. Первый — нарастить штат Минтруда так, чтобы в каждом селе (а большая часть населения живёт не в Бишкеке, а в регионах) были двое соцработников с машиной и офисом, что из области фантастики, ведь на это потребуются гигантские средства. Второй — предоставить мэриям и айыл окмоту право организовывать соцуслуги через государственный соцзаказ. Сейчас самостоятельно оказывать социальные услуги могут города Бишкек и Ош, потому что имеют особый статус, а в других населённых пунктах это невозможно.

— Например, в Караколе каждый год погибают бомжи — замерзают насмерть. А городская управа не может открыть ночлежку, потому что госуслуги должны финансироваться из государственного бюджета, а не из местного, — сказала Добрецова. — Десятки центров для детей с инвалидностью, для женщин, пострадавших от насилия, которые были открыты донорами, сегодня закрываются, потому что нет системы финансирования.

По мнению участников круглого стола, главная беда в том, что в Кыргызстане просто нет системы оказания социальных услуг как таковой. 90% средств, выделяемых Минтруда в год (а это 11 млрд. сомов), уходит на социальные пособия, и это капля в море.

— Это мизер, который получают социально уязвимые кыргызстанцы, — считает Надежда Добрецова. — Эти деньги позволяют им только продержаться и не умереть с голоду.

На предоставление социальных услуг через соцзаказ, по её словам, выделяется 30 млн. сомов, при этом в стране нет официальных данных о том, сколько человек нуждаются в соцуслугах, по числу получателей пособий можно определить лишь примерные цифры — это может быть от 300 тысяч до миллиона социально уязвимых граждан.

— Если взять среднюю цифру — полмиллиона человек, выходит по 60 сомов на одного нуждающегося в год. Вы смеётесь?! Это социальные услуги?! Не надо себя обманывать, — сказала эксперт. — На зарплату соцработникам выделяют 530 миллионов сомов. Если перевести эту сумму в фонд заработной платы, на одного нуждающегося соцработник тратит четыре часа в год.

Если министерство не справляется с нагрузкой, часть его функций готовы взять на себя общественные активисты. Президент общественного благотворительного фонда «Первый детский хоспис» Динара Аляева рассказала, что многие небезразличные люди сегодня хотят взять на себя заботу о беспризорных детях, о бездомных, о малоимущих семьях. У одних, к примеру, есть возможность трудоустраивать тех, кто попал в трудную ситуацию, у других — возможность обеспечивать их гуманитарной помощью, третьи могут помочь с оформлением документов.

С миру по нитке — голому рубаха — это не раз доказывали кыргызстанцы в разных трагических ситуациях. Яркий пример, по словам Динары Аляевой, авиакатастрофа в посёлке Дача-СУ, после которой помещения в хосписе были буквально завалены гуманитарной помощью — вещами, одеждой, продуктами. Активисты целых четыре месяца развозили всё это нуждающимся семьям и одиноким матерям, живущим в новостройках вокруг столицы. Волонтёры знают о проблемах в социальной сфере не понаслышке — за эти месяцы насмотрелись всякого…

— Мы видели пятерых детей, которые зимой бегают по земляному полу, — рассказала Аляева. — Мать закрывает их, включает пожароопасный обогреватель и уходит на работу. Самому младшему всего шесть месяцев. В новостройке «Дордой» и на муниципальной свалке много людей, у которых нет даже подсолнечного масла или килограмма сахара.

Волонтёры, активисты, люди, уже много лет занятые в сфере соцпомощи, сегодня в буквальном смысле слова протягивают государству руку помощи, предлагают взаимодействие сотрудникам Минтруда, реальное подспорье в их работе — всё, что в их силах, чтобы оказывать ощутимую поддержку тем, кто в этом нуждается.

— Одна общественная организация может собирать деньги, другая — выделять помещения для приютов. Государство может выдавать гранты, чтобы оплачивать труд людей, которые будут заботиться о социально уязвимых, — предложила Динара Аляева.

В ответ на это представители министерства сообщили, что такая схема уже работает через программу государственного социального заказа, заказчиками могут быть госорганы, мэрии городов и айыл окмоту. В общем, мы сами с усами. Вот только проблем в соцфере с годами меньше не становится, как не становится и тех, кто живёт за последней чертой. Выходит, что-то не так с существующей «схемой», раз от неё людям жить легче не становится? Может, пора уже сменить подход?

Кстати, о подходе. На недавнем заседании Жогорку Кенеша обнаружилась глупейшая ошибка в… законопроекте о пособиях! В документе указано, что закон вступает в силу с 1 июля 2018 года, а не за горами уже июль года следующего. Самое интересное, что в таком виде законопроект вносится на рассмотрение не первый раз. По словам министра труда и социального развития Улугбека Кочкорова, ошибка была допущена прежним руководством. Моя хата с краю, ничего не знаю… Так и работают.

Марина ДУБОВЧЕНКО.

Фото из Интернета.

Добавить комментарий