В новый год — с новыми законами

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

«Строгость законов смягчается необязательностью их исполнения»

М. Салтыков-Щедрин

Первые часы нового года, под залпы фейерверков и звон бокалов граждане Кыргызстана встретят уже в новом правовом поле. Так и подмывает назвать его полем чудес…

С 1 января 2019 года в рамках проводимой судебно-правовой реформы вступают в силу новые редакции Уголовного, Уголовно-процессуального, Уголовно-исполнительного кодексов, Кодекса о нарушениях, Кодекса о проступках, Закона «О пробации». Распоряжением правительства от 28 апреля 2018 года утверждён План по реализации мероприятий, направленных на практическую имплементацию норм, вытекающих из судебно-правовой реформы.

Цель реформы вроде бы прозрачна, как родниковая вода: повернуть правосудие к гражданам — гуманизировать законодательство, приблизить его к международным нормам, снизить количество заключённых, предупреждать преступления. Финансирование изменений законодательства взяло на себя донорское сообщество, предоставив техническую и экспертную помощь. Гражданско-процессуальный кодекс вступил в силу ещё летом 2017 года. Для реализации других законов предусмотрели длительный период подготовки, не меньше года, предположительно, уйдёт на адаптацию государственной системы и служащих.

Действующий Уголовный кодекс и вообще работа правоохранительной и судебной систем заточена на обвинительном уклоне, что уже нарушает права и свободы граждан. Укравший однажды курицу (всем понятная и близкая курица!), а потом попавшийся на краже колбасы многие годы мог отбывать наказание уже как закоренелый преступник и рецидивист. То же самое с тем, у кого нашли пару граммов наркотиков для собственного потребления.

Появление Кодекса о проступках продиктовано тем, что из Уголовного вывели менее тяжкие преступления, разработав целый кодекс, который их расписывает. Например, за причинение лёгкого вреда здоровью, причинение менее тяжкого вреда здоровью по неосторожности и сотни других проступков теперь не грозит лишение свободы.

Виновных, согласно кодексу, могут наказать штрафами, общественными или исправительными работами. То есть систему выстроили таким образом, что человеку дают шанс на исправление. Теперь важно, чтобы система заработала на уровне исполнения.

Ещё проступки нужно расследовать в течение 20 дней, в отличие от уголовного дела, над которым работают до двух месяцев и больше. Но кое-что законодатели усилили: домашнее насилие, которое наказывалось административными мерами, теперь в Кодексе о проступках, которые остаются уголовно наказуемыми, разница лишь в том, что они являются преступлениями небольшой тяжести. Расследовать проступки будут всё те же правоохранительные органы. Но если уголовными делами занимаются следователи, то проступками — дознаватели.

Рецидив. Он всегда был отягчающим обстоятельством при производстве следствия и вынесении приговора. О таком понятии с 2019 года нашим правоохранителям и судьям можно благополучно забыть. Почему же за новое преступление не станут наказывать строже? Во-первых, человек должен нести ответственность за конкретное преступление, а не за то, что он плохой и уже понёс наказание за предыдущее преступление.

Во-вторых, в Кыргызстане 40% рецидива, причём большинство — из-за преступлений небольшой тяжести. Это говорит о том, что исправительная система людей не исправляет. Значит, нужны другие меры.

Административный кодекс переродился в Кодекс о нарушениях. Но он отличается от действующего Кодекса об административной ответственности. К примеру, некоторые нарушения перешли в уголовное производство — Кодекс о проступках.

Неведомый доселе термин «пробация» означает то, что Госслужба исполнения наказаний должна будет вести социальную адаптацию тех, кто вышел на свободу: решить какие-то социальные вопросы, проблемы с документами и жильём с помощью психологов, педагогов, соцработников. То есть цель пробации в том, чтобы вышедший из мест лишения свободы от безвыходности не пошёл на ещё одно преступление, а смог начать новую жизнь и социализировался.

Еще пробация коснётся тех, кому суд избрал наказание, не связанное с лишением свободы. ГСИН начнёт осуществлять пробационный надзор, а у осуждённого появится целый перечень обязанностей. Это немного похоже на условное освобождение, но обязанности другие, и посещать придётся не милицию, а ГСИН.

И это далеко не полный обзор тех новаций, методов и терминов, с которыми мы сможем ознакомиться, а то и напрямую столкнуться (от сумы и от тюрьмы… и далее по тексту) начиная с будущего года. Почему-то я (и не я одна) уверена, что введение новых кодексов полностью перевернёт следственно-судебную систему.

Не вдаваясь в профессиональные тонкости, отмечу ещё, что новый Уголовно-процессуальный кодекс представляет собой клубок противоречий и нестыковок с действующим Законом «Об оперативно-разыскной деятельности», который для оперативных служб всегда являлся основой основ в работе и по большому счёту не предназначен для широкого применения, поэтому мне, например, неясно, почему МВД выносит на общественное обсуждение проект этого закона. Да ведь это касается всех и каждого, ответят мне, иначе вы не сможете защитить свои права. Ну да, бюджет государства тоже для нас не посторонний, куда деньги собираются потратить, мы вправе знать, только общественного обсуждения бюджета на будущий год почему-то не происходит.

Между прочим, силовики-практики высказывают мнение, что законы, принятые в рамках судебно-правовой реформы, способны не усилить порядок и справедливость, а, напротив, на корню подрубить борьбу с преступностью.

И вот теперь, когда до нового года остались считанные дни, встрепенулся наш депутатский корпус. Как говорится, «Поднимите мне веки!» Депутат Кенжебек Бокоев («Республика — Ата-Журт») призвал правительство отсрочить применение новых кодексов. 18 декабря он внёс своё предложение на заседании комитета ЖК по конституционному законодательству, госустройству и судебно-правовым вопросам и регламенту.

«Я понимаю, мы к гуманизму идём. Но воры не понимают гуманизма. Мелкие воришки будут каждый раз совершать преступления, а наказания им не будет, что ли? Как вы думаете, стоит ли отсрочить применение новых кодексов?» — спросил он.

Председатель комитета Канатбек Керезбеков ответил, что действительно нужно было внимательно рассмотреть этот вопрос. «Но в то время я тут не работал», — сообщил депутат.

Вот открыл Америку! Мышление временщиков в нашем парламенте укоренилось, наверное, навсегда. Обсуждение изменений в законодательство стартовало в далёком 2015-м, череда заседаний, встреч и бесед щедро оплачивалась многочисленными форпостами гражданского общества. Естественно, что наши народные избранники вполуха слушали, вполглаза читали те самые проекты, единогласно их утверждали. Безответственно отсиживая выборный срок, пребывали в полной уверенности, что ко времени введения этих законов в действие они уже ни за что отвечать не станут. Наверное, наимудрейший Ходжа Насреддин для наших парламентариев придумал девиз: «К тому времени или ишак сдохнет, или эмир!» А теперь наступила пора другим собирать камни, которые бездумно разбросали когда-то те «кто в то время работал».

На пресс-конференции Президент Сооронбай Жээнбеков отвечал на вопрос о том, что в новых кодексах, которые вступают в силу с 1 января 2019 года, кроются опасные лазейки, «бомбочки», и стоит ли в этой связи спешить запускать реформу, которая может привести к хаосу.

Глава государства попросил дать ему в письменном виде все свои замечания: «Мы тогда изучим эти недостатки. Реформы гладкими не бывают, всегда бывают изъяны, которые будем исправлять во время реформ. Дайте нам, мы изучим с вами вместе и тогда дадим ответ».

Согласна с Президентом — путь реформ бывает покруче горных троп. Но, уважаемый Сооронбай Шарипович, зачем государству 120 пустопорожних говорунов, которые мало того что не способны профессионально и вдумчиво обсуждать жизненно важные вопросы, предусматривать любую мелочь и коллизию, чтобы реформаторский путь не был таким крутым, так они ещё и по истечении своего депутатского срока вообще ни за что не отвечают. Видимо, поэтому периодически они ошарашивают своих избирателей бредовыми, дилетантскими, а то и откровенно оскорбительными высказываниями.

P. S. Значительная часть электората уже давно уверена, что лучшая конопля растёт возле Жогорку Кенеша… Шучу-шучу, а то как примут новое законодательство, и неизвестно, как шутка аукнется, пойду по этапу, гремя кандалами.

Ирина ПРОКОФЬЕВА.

Добавить комментарий