Main Menu

И снова трагический случай

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

На прошлой неделе, 10 января, в Оше скончался двухлетний мальчик. По предварительной версии следствия, его до смерти избила тётя. Сама задержанная женщина рассказала милиции, что наказала племянника за обмоченные штаны.

Родители погибшего малыша в разводе. Отец оставил двоих детей своему родному брату (мужу подозреваемой) и уехал в Россию на заработки 30 декабря.

Хроника жестокости

В ушедшем году произошло несколько подобных случаев. Напоминаем о них:

  • 23 декабря, Джети-Огузский район Иссык-Кульской области. В отделении реанимации районной больницы умер полуторагодовалый ребёнок, живший в селе Светлая Поляна. И опять же следствие считает, что из-за побоев тёти: якобы и он описался в штанишки. Его мать (и сестра подозреваемой) находилась в России в трудовой миграции.
  • 28 ноября, Панфиловский район Чуйской области. Женщина привезла в районное медучреждение двухлетнего сына подруги, которая подалась на чужбину. Его перевели в 3-ю детскую больницу Бишкека, а затем — в реанимацию Национального центра охраны материнства и детства. Ребёнок скончался 6 декабря. Врачи обнаружили на его теле следы недавних побоев и застарелых травм.
  • Сентябрь. В Бишкеке в Национальном центре охраны материнства и детства умерла восьмилетняя девочка, сломавшая руку. Привезли её из Иссык-Кульской области уже с гангреной: бабушка, которой родители-эмигранты оставили свою дочь, своевременно не возила её к врачам.
  • 27 мая, Балыкчи. Женщина якобы избила двухлетнего племянника. Его мать уехала на заработки в Каракол, оставив ребёнка сестре мужа. Этот малыш тоже пострадал за мокрые штаны. К счастью, после полученных травм он выжил.

Сообщения о насилии над детьми, которых родные родители оставили родственникам или даже друзьям, появляются часто: ведь и одного случая слишком много. Возможно, они даже становятся для нас обыденными — не возникает уже по каждому факту такого же резонанса, как то было четыре года назад с трагедией маленького Ибрагима.

  • В январе 2015 года в Бишкеке в отделение реанимации 3-й детской больницы попал двухлетний Ибрагим. Оказалось, после очередного избиения дядей и тётей мальчик впал в кому. На сегодня уже можно говорить об этом утвердительно, поскольку следствие завершено, судебный процесс окончен, судьи огласили приговоры подсудимым. А отец малыша уже даже отбыл свой срок за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей: после развода с женой (она уехала в трудовую миграцию) он сына оставил брату и невестке, а сам отправился на даават. Ребёнок тогда провёл в стационаре несколько месяцев. Сейчас он инвалид, о нём заботится мачеха.
  •  В ноябре 2013 года в 3-ю детскую больницу доставили годовалую малышку Мирану с проломленным черепом. Оказалось, что её избила тётя — уроженка Джалал-Абадской области. Якобы за то, что родители девочки не заплатили за её содержание. Сослалась виновная и на то, что каждый день ругалась с мужем. Мирану выписали из больницы в январе 2014-го. Дальнейшая судьба её не освещалась в прессе. Тётю суд приговорил к 17 годам заключения.

В декабре в мультимедийном центре международного информационного агентства и радио Sputnik в Бишкеке состоялся круглый стол «Как защитить детей мигрантов в Кыргызстане». На нём говорилось о законопроекте, который видится как часть решения проблемы: если он вступит в силу, родители не смогут оставлять малышей в возрасте до трёх лет больше, чем на три месяца, а детей постарше — более полугода. «Слово Кыргызстана» будет следить за судьбой проекта закона, который продвигают UNICEF и правительство Кыргызстана.

«Я тебя породил, я тебя и убью!»

Пока же мы скажем, что не стоит во всём винить именно миграцию. Зло заключается в самом оставлении родителями детей. И надо выяснять, почему «опекуны поневоле» (официально опекунство не оформлялось) поднимали руку на подопечных? Выплёскивали таким образом отчаяние, обиду и злость на нищету, голод, безработицу, неустроенность и безнадёжность?.. Или не могли контролировать агрессию из-за психических проблем? Может быть, они сами в прошлом жертвы насилия?

Мы не должны упускать из виду, что у всех виновных (или пока только подозреваемых, хотя они свою вину и признают) есть и родные дети — и не один, а несколько. Эти семьи считаются малоимущими, многодетными. Как у таких взрослых складывались отношения со своими — плоть от плоти, кровь от крови — ребятами, неизвестно. Или рука поднимается только на чужого? На беззащитного? Или приёмные малыши воспринимались как «лишние рты», как внезапно свалившаяся на голову «обуза»?..

На самом деле жестокое обращение с биологически родными детьми тоже происходит в стране сплошь и рядом. Побои, изнасилования… — этим пестрят криминальные сводки наших СМИ.

  • Вечером 11 февраля 2018 года в Оше скончался трёхлетний мальчик, неделю пребывавший в коме. Как сообщало следствие, мать избила его то ли шумовкой, то ли половником. Объясняя своё поведение, она сослалась на депрессию. Пока она находилась в СИЗО, её отец, то есть дедушка погибшего, отказался хоронить, сославшись на болезнь. В итоге тело малыша предали земле сотрудники Управления соцзащиты.

Нужны позитивные модели поведения родителей

Почему детей в стране убивают, бьют и насилуют всё чаще и как с этим бороться? За ответами на эти вопросы мы обратились к директору общественного объединения «Лига защитников прав ребёнка» Назгуль Турдубековой.

— Сегодня сложно контролировать каждую семью, в которой есть малолетний ребёнок, чтобы предотвратить насилие. Причин трагедии несколько. Это и внутренняя, и внешняя миграция. Во всём мире самый высокий уровень насилия наблюдается в семьях мигрантов.

У нынешнего поколения снизилась родительская функциональная грамотность. Увеличивается количество детского населения, а качество ухода за детьми не улучшается. К примеру, не развита инфраструктура. У сельчан нет доступа к здравоохранению. Педиатры раньше патронировали новорождённых, малолетних ребят в семье, все малыши состояли на учёте. Теперь система медицинского сопровождения ребёнка в упадке. Нет специализированных социальных работников в сёлах, которые бы выявляли детей и семьи в трудной жизненной ситуации. Мы можем какие угодно писать законы, но пока не создадим механизм выявления опасных для ребёнка ситуаций, невозможно предотвращать насилие.

Важно проводить информационную кампанию для предотвращения жестокого обращения с детьми. Нужно поменять контент телевидения, заменив жестокость на позитивные модели поведения родителей. Также нужно обучать и взрослых, и маленьких, начиная с детского сада: различать виды насилия, защищать себя и других.

Вместо послесловия

Председатель ассоциации «Международный конгресс кыргызстанцев и соотечественников «Замандаш» Абдирасул Айдаров накануне Нового года посетил в Бишкеке семьи, в которых воспитываются дети трудовых мигрантов, вручил подарки, ознакомился с условиями проживания. Мы хотим напоследок привести его слова:

— Чингиз Айтматов в своём творчестве рассказал об этой трагедии. В повести «Белый пароход» мальчик — это образ ребёнка, оставленного родителями-мигрантами на воспитание дедушке и бабушке.

И вправду, как не вспомнить тут и финал произведения, и хотя бы вот эту цитату: «На что бабка, несомненно, отвечала: «Ты мне не указывай! Ты сама, попробуй, роди, тогда узнаешь, какой спрос с детей. Чего торчит он там, на горе? Телка приарканить ему некогда. Чего он там высматривает? Своих непутёвых родителей? Тех, что родили его да разбежались по разным сторонам?»

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Иллюстративное фото из Интернета.



(Next News) »



Добавить комментарий