ЗА вратами небесного спокойствия

II. Какое будущее ожидает ШОС?

Пожалуй, главный вопрос, с которым улетаешь из Китая, послушав выступления глав государств «Шанхайской шестерки» на очередном, 12-м саммите, изучив подписанные на нем документы, проанализировав  волну ожиданий, размышлений и прогнозов, которая поднялась в континентальной прессе (Европа+Азия), это вопрос: КАК будет соотноситься развитие процессов внутри ШОС с наметившимся ускорением интеграции на постсоветском пространстве? Имеется  в виду  и образование Таможенного  союза с перспективами вхождения в него других республик,  и второе дыхание, обретаемое ОДКБ, и инициативы В. Путина и
Н. Назарбаева по образованию Евразийского союза. Ведь и там, и тут присутствуют те же государства  с той лишь разницей, что в ШОС еще входит и Китай.

Ожидания от пекинского собрания были большими. Главное связывали с тем, что ШОС отметила в прошлом году свое десятилетие и вступила в новую фазу развития. Китай не скрывает того, что новый этап должен наступить. Эта мысль упорно пропагандируется им, присутствует  в публикациях важных государственных деятелей в течение председательства Китая и четко была сформулирована на самом саммите. Ведь не случайно стратегический, самый главный, на мой взгляд, документ, принятый в Пекине, назван Декларацией о построении региона долгосрочного мира и совместного ПРОЦВЕТАНИЯ. Как известно, ШОС  создавалась как антитеррористическая и антинаркотическая организация, но постепенно внутри нее стало налаживаться и экономическое сотрудничество. И эта вторая составляющая для стремительно развивающегося Китая чрезвычайно важна. Ему уже недостаточно изначального  формата  и тесно в его рамках. В доказательство можно привести следующие мысли заведующего  отделом стран Центральной Азии Института России, Восточной Европы и Центральной Азии при Академии общественных наук КНР У Хунвэя,  высказанные им в интервью газете «Жэньминь жибао»: «Перспективы экономического сотрудничества между странами-членами ШОС становятся ближе,  но в то же время Китаю еще предстоит столкнуться с испытаниями. С одной стороны, негативные факторы могут поступать с Запада, в частности, от Соединенных Штатов.  После смещения стратегического центра США на восток меры сдерживания и предотвращения действий Китая могут стать жестче». ШОС включает  очень важные для КНР соседние территории,  и  г-н У. Хунвэй не исключает, что Соединенные Штаты могут посеять раздор между КНР  и Центральной Азией, чтобы перетащить последнюю на другую сторону. Таким образом, в будущем возможно столкновение с большим количеством «маленьких хитростей». Вторым негативным  моментом ученый считает тот факт,  что Россия настаивает на процессах интеграции внутри СНГ и Китаю придется иметь дело «с такой сложной и деликатной задачей, как разрешение проблемы Евразийского союза». (К слову, Академия общественных наук, которую представляет г-н У. Хунвэй,  как и вообще наука, занимает очень важное место в Китае: ее президент является одним из вице-премьеров Госсовета).
Российские эксперты и журналисты хором говорят о  том, что ШОС превратилась в «арену неафишируемого соперничества» Москвы и Пекина. «КоммерсантЪ» писал о том, что еще до начала саммита России удалось одержать важную дипломатическую победу — притормозить рассмотрение ряда проектов, которые могли бы снизить ее вес в ШОС и, напротив, усилить роль Китая. Среди них — решение о создании банка развития и специального счета организации в качестве регионального аналога МВФ, а также зоны свободной торговли на пространстве ШОС. Ссылаясь на  дипломатические источники, участвовавшие в подготовке саммита, газета пишет, что Пекин предлагал одобрить все три инициативы. Первая — по информации источников — не устраивает Россию потому, что Китай предлагает создать банк с нуля, разместить его штаб-квартиру в Пекине, где находится также секретариат ШОС, и наполнить китайскими же деньгами.
Второй проект — создание специального счета ШОС первоначально был выдвинут Россией. Идея заключалась в том, чтобы финансировать предпроектные работы и ТЭО интеграционных проектов  в рамках ШОС. Однако КНР «предложил превратить  счет в  инструмент поддержки стран-членов на случай, если у них возникнет  дыра в бюджете», то есть привязать его к своему проекту банка развития.
Что касается зоны свободной торговли, то Китай обосновывает эту инициативу тем, что он сам и  Кыргызстан уже являются членами ВТО, Россия — на пороге, а остальные  шосовцы тоже, мол, скоро вступят. Если бы все три проекта были осуществлены, то, по мнению «Коммерсанта», «на фоне надвигающейся второй волны кризиса и падения цен на нефть дешевые китайские деньги по линии ШОС могли бы стать дополнительным соблазном для многих членов организации. И тогда Пекин получил бы возможность диктовать партнерам свои условия по многим вопросам, в том числе не имеющим отношения к деятельности ШОС».
О банке развития и создании спецсчета на саммите действительно не было принято никаких решений. Однако если внимательно прочитать  официальное сообщение, распространенное по  итогам заседания, то в нем  говорится, что главы  государств «позитивно отметили проделанную работу» по изучению возможности  образования и банка, и спецсчета и поручили продолжить ее «в целях скорейшего завершения». Да и Пекин подтвердил свою тактику конкретными делами: Ху Цзиньтао заявил на саммите, что китайская сторона решила дополнительно предоставить партнерам по Шанхайскому союзу для содействия их развитию и поддержки проектов экономического сотрудничества еще $10 млрд. в виде кредитов (надо полагать, льготных, что весьма притягательно для этих государств). Кроме  того, лидер КНР сказал, что его государство готово  в ближайшие 3 года организовать курсы подготовки специалистов с участием 1 500 человек из  стран-участниц ШОС, в ближайшем десятилетии предоставить правительственную стипендию 30 тыс. учащихся из них,  а также пригласить 10 тыс. преподавателей и учащихся институтов Конфуция на стажировку в Китай.
Впрочем, и сами российские журналисты весьма скептически оценивают перспективы «перетягивания каната» в пользу России. Несмотря на тактическую победу, одержанную на 12-м заседании, в будущем Москве будет все сложнее бороться с нарастающим влиянием Китая  в ШОС, пишет тот же «КоммерсантЪ». Даже если Китай не получит рычаги управления финансами ШОС, он сможет давать кредиты странам-членам на двусторонней основе. Дни, предшествововавшие саммиту,  убедительно продемонстрировали это. В частности, президенты Таджикистана и Узбекистана  в результате двусторонних переговоров с китайской стороной уехали с  внушительными пакетами  инвестиционных, торгово-экономических, финансовых соглашений и контрактов. У первого он  оценивается в $1 миллиард, у второго —  в $ 5,2 миллиарда.
По возвращении из Пекина  довелось  слышать точку зрения одного из отечественных экспертов, бывшего дипломата, мол, ничего неожиданного и значимого на этом саммите не произошло. Неожиданного — да, не было. Что касается второй части утверждения, согласиться с нею невозможно.  Все документы, которые планировалось принять, на саммите подписаны (смотрите подборку «Итоги»).  Более того, круг организации расширился за счет Афганистана и Турции. Правда, первая получила лишь статус наблюдателя, а вторая — партнера по диалогу. Но с учетом проблемности Афганистана уже тот  факт, что эта страна приобретает право участвовать в обсуждениях в рамках ШОС, дорогого стоит. Кроме того, министр иностранных дел России Сергей Лавров  в интервью агентству  «Синьхуа» заявил, что Афганистан будет «подключен к деятельности РАТС, к обмену оперативной информацией по территориальным и экстремистским организациям и их лидерам, к совместной деятельности по пресечению наркотиков с афганской территории». И Россия, по его словам, уже приступила к ежегодному обучению более 200 афганских полицейских в  своих вузах.  Если же говорить о примыкании Турции, то следует помнить, что это чисто европейская  страна и в перспективе — пусть пока и туманной — можно ожидать распространения  влияния  ШОС и в Европе.
Ну а теперь попробуем ответить на вопрос, как поведет себя Пекин, если России все же удастся добиться реальных результатов в интеграционных процессах на постсоветском поле? Аналитики предполагают, что в таком  случае Китай вряд ли будет мириться с участью ШОС как простого механизма пристегивания к пространству СНГ. Предполагается такой вариант развития: организация  расширяется в сторону Южной Азии и Среднего Востока, принимая в свои ряды Индию, Пакистан и Иран, обладающих сегодня статусом наблюдателей. В результате  она  приобретает шанс стать влиятельным альянсом, способным решить проблемы безопасности и развития не только в Центральной  Азии, но и на гораздо более широком пространстве.

 

Итоги

— принята Декларация о построении региона долгосрочного мира и совместного процветания;
— утверждены основные направления Стратегии развития ШОС на среднесрочную перспективу;
— подписана новая редакция Положения о политико-дипломатических мерах  и механизмах реагирования на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе;
— утверждена Программа сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2013-2015 гг.;
— Афганистану предоставлен статус наблюдателя при ШОС. Таким образом, он пополнил список государств, уже обладающих таким статусом (Индия, Иран, Монголия, Пакистан);
— Турция получила статус партнера по диалогу ШОС (ранее им обладали только  Беларусь и Шри-Ланка);
— новым генеральным секретарем ШОС на предстоящие три года назначен Дмитрий Мезенцев. Однако Муратбек Иманалиев, нынешний генсек,  будет оставаться на своем посту до конца этого года.
Дмитрий Мезенцев в прошлом комсомольский работник, губернатор Иркутской области. Был президентом Центра стратегических разработок, обеспечивавшего в 2000 г. избирательную кампанию кандидата в президенты В. Путина. На последних выборах  выдвигал себя  кандидатом в президенты, однако не  набрал необходимого числа достоверных подписей;
— директор Исполкома Региональной антитеррористической структуры (РАТС)  Дженисбек Джуманбеков (Казахстан) передаст бразды правления на новый период (2013-2015гг.)   Чжан Синьфэну.
Председательство в ШОС переходит  к Кыргызстану. Следующий саммит «Шанхайской шестерки» состоится в будущем  году в Бишкеке.

 

Интервью в тему

Наш собеседник — национальный координатор ШОС от Кыргызской Республики в ранге заместителя иностранных дел  Асанбек ОСМОНАЛИЕВ.
— Асанбек Арыстаналиевич,  название «Положение о политико-дипломатических мерах и механизмах реагирования ШОС на ситуации, ставящие под угрозу мир, безопасность и стабильность в регионе» звучит многообещающе. Подпадают  ли под  действие этого документа ситуации, подобные тем, которые произошли у нас  на юге в 2010 г., и какие изменения предусматривает  новая редакция, принятая  на заседании в Пекине?
— Этот документ как раз нацелен на разрешение подобных ситуаций, но при этом, подчеркиваю, речь не идет  о вмешательстве  во внутренние дела страны. Государства ШОС при необходимости содействуют в эвакуации населения пострадавших районов и оказывают ему гуманитарную помощь. По сравнению со старой редакцией усиливается оперативность реагирования (решение должно быть принято в течение 24 часов) и возрастает роль генерального секретаря.
— Какие конкретные шаги предусматривает Программа сотрудничества по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2013-2015 годы?
— Она  направлена прежде всего на систематизацию деятельности в борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. А утверждение на уровне глав государств должно послужить стимулом для активного участия стран во всех мероприятиях: совместных учениях, обмене информацией, обучении специалистов, совершенствовании международно-правовых аспектов безопасности и др.
— Какие направления стратегии развития названы основными в среднесрочной перспективе развития ШОС?
— Приоритетом по-прежнему остается обеспечение региональной безопасности. Одновременно  организация  выходит на новый уровень: углубление взаимовыгодного экономического сотрудничества, создание благоприятных условий для торговли и вложения инвестиций, осуществление совместных крупномасштабных инвестиционных проектов, в том числе с участием государств-наблюдателей и партнеров по диалогу.
— Что дает Афганистану  статус наблюдателя?
— Государства-члены ШОС уделяют особое внимание ситуации в Исламской Республике Афганистан как узловому фактору нестабильности в регионе. Продолжающаяся эскалация противостояния в этой стране и как следствие исходящие из нее терроризм, наркотрафик и транснациональная организованная преступность остаются серьезными источниками угроз. Статус наблюдателя  позволит наладить постоянный мониторинг и обмен оперативной информацией, а также дает возможность членам ШОС принимать более активное участие в процессе экономического возрождения ИРА.
— Почему Турция, член НАТО и кандидат на вхождение в Евросоюз, вдруг потянулась к ШОС и что предусматривает предоставленный ей статус партнера по диалогу?
— Во-первых, Турция является дружественной страной для всех государств-членов ШОС — большинство имеют  с ней традиционные исторические и культурные связи. Стремление Турции расширить сотрудничество в целом соответствует планам  углубить взаимодействие с ней в различных областях. Во-вторых, в последнее время наблюдается желание ТР проводить сбалансированную политику, налаживая взаимодействие как с западными, так и с восточными странами. Как активный участник  процесса афганского урегулирования, она заинтересована сотрудничать с ШОС в борьбе с наркотрафиком, терроризмом и организованной преступностью. В экономической сфере Турция представляет интерес для ШОС в качестве энергетического коридора для транспортировки нефти и газа Центральной Азии и Каспийского региона.
Конкретные формы взаимодействия с партнером по диалогу будут определяться меморандумом, который активно прорабатывается сторонами.

Материалы подготовила Кифаят АСКЕРОВА.
Фото Султана ДОСАЛИЕВА.

(Окончание в следующих номерах)

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий