О чём молчат горы и степи, но говорят документы

Слово
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Группа учёных Кыргызстана совместно с коллегами из Казахстана реализует проект исследования истории двух наших государств начиная с 1916 года и завершая периодом сталинских репрессий. Руководит проектом доктор исторических наук, ректор Кыргызского государственного университета им. И. Арабаева Т. Абдырахманов. Сегодня он гость нашей редакции.

— Толобек Абылович, почему вы решили изучать именно этот отрезок времени — с 1916-го по 1953-й? На него приходится больше всего белых пятен в нашей истории?

— Этот период для наших народов является самым судьбоносным, драматичным, трагичным и, несмотря на всё это, определяющим для всего СССР, в том числе Кыргызстана, Казахстана. К сожалению, история названного отрезка эпохи была весьма искажена, в ней много белых пятен и концептуальных ошибок.

— Расскажите, пожалуйста, об участниках проекта. Это известные учёные?

— Есть и известные, и молодые. Самое главное — все они являются представителями нового поколения историков со свежими взглядами и концептуальными идеями.

В частности, от Кыргызстана участвуют кандидат исторических наук, и. о. доцента Жумагул Байдилдеев, кандидат исторических наук Болот Абдрахманов, Гульзат Абдалиева; от Казахстана — доктор исторических наук профессор Зиябек Кабульдинов, доктор исторических наук доцент Арман Кульшанова (докторскую она недавно защитила у нас в Кыргызстане).

— Интересно было бы знать, почему образовался именно такой тандем: кыргызско-казахский? Настолько переплелись истории двух народов?

— Во-первых, судьба и, соответственно, драматичная история названного периода наших кочевых народов оказались максимально идентичными. Оба поднялись в 1916 году на национально-освободительное восстание, боролись за национально-государственное самоопределение, испытали на себе трагизм грандиозного социалистического эксперимента (коллективизация, индустриализация), стали жертвами политических репрессий и т. д. Во-вторых, наши научные взгляды, интересы и возможности совпали. В-третьих, мы оказались объединены в рамках нескольких грантовых проектов и диссертационных исследований моих докторантов и аспирантов.

— Из каких источников финансировалось исследование?

— Оно стало возможным благодаря нескольким грантовым проектам Казахстана и стран дальнего зарубежья, а также спонсорским средствам университетов Турции и Кыргызстана.

— Не приведёт ли особый интерес учёных к тому, что со временем мы получим перевёрнутую, как песочные часы, историю: советская власть, Красная армия и всё, что с ними связано, — это плохо, а белое движение (басмаческое в Средней Азии) — хорошо?

— Думаю, нет. Во-первых, на эту тему апробированы, обсуждены и защищены несколько докторских диссертаций, опубликованы несколько монографий и научных статей в рецензируемых изданиях. Во-вторых, мы не собираемся из одной искажённой истории написать другую искажённую историю. В-третьих, в нашем проекте будет больше концептуальных новшеств.

— Какие неизвестные факты периода становления советской власти в Средней Азии вам удалось установить?

— Такие находки есть, но лучше о них рассказать по завершении проекта.

— А как считаете лично вы — басмачество было справедливым движением и созданный в советских фильмах образ свирепых, безжалостных людей не соответствует действительности? Что говорят обнаруженные вами документы?

— Мы подходим к этому вопросу диалектически и с позиции научной объективности. Дать однозначную оценку басмаческому движению невозможно. Оно было разным в зависимости от периодов, регионов, личностей предводителей, состава участников и целей. В его рядах состояли и люди, болевшие за свою землю, и баи, которых новая власть лишила богатств и привилегий, и просто бандиты, примкнувшие ради наживы.

— Насколько результативным оказалось исследование второй части интересовавшего вас временного промежутка — эпохи Сталина?

— К сожалению, новых сенсационных материалов пока мало. Многие фонды архивов наших стран ещё недоступны. Но в общей сложности документов, представляющих значительный интерес и позволяющих восстановить правдивую картину прошлого, обнаружено много. Мы планируем опубликовать двухтомник материалов из архивов, фонда рукописей НАН КР и полевых записей.

— Вы вели исследование только на территории Кыргызстана-Казахстана или и за их пределами? Ведь, к примеру, чтобы узнать полную правду о восстании 1916 года, нужно изучить и источники в Китае.

— В течение нескольких лет участники проекта работали в архивах России, Казахстана, Кыргызстана, США, Англии, Германии, Швеции. Участники экспедиции побывали в Китае и собрали хорошие полевые материалы.

— Вы упомянули, что многие архивные фонды ещё недоступны. Имеете в виду, что не со всех папок снят гриф «Секретно»?

— В первую очередь это, но и другое. Проблем с доступом было много. Иногда участникам проекта приходилось несколько раз ездить в одни и те же архивы соседних стран. Особенно большую сложность создают финансовые вопросы. Практически услуги всех архивов стали коммерческими.

— Что ещё, кроме названного двухтомника, вы собираетесь опубликовать? Самое главное, перепишут ли по результатам исследования учебники истории?

— Несколько работ уже опубликованы, отдельные из них переводятся (на русский, турецкие языки), дополняются, дорабатываются и будут переизданы. Другие работы — в типографии. Большая часть на стадии завершения. Результаты исследования планируем издать в Кыргызстане, Казахстане, США и Турции. Что касается учебников истории, то это покажет время. Конечно, надеемся, что наша работа не останется без внимания авторов учебников, монографий и научных диссертаций.

— Спасибо. Будем ждать.

Кифаят АСКЕРОВА.

 

Добавить комментарий