К барьеру! Языковому…

Слово
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Cui prodest? Кому выгодно? Автор этого выражения — знаменитый римский юрист Кассиан Лонгин Равилла рекомендовал судьям при разборе дела всегда искать, кому может быть выгодно данное преступление: как правило, этот путь рассуждений ведёт к обнаружению или самого преступника и (или) того, кто за ним стоит, направляет его действия. За 22 века смысл крылатой фразы ничуть не изменился: во всяком преступлении, запутанном деле, хитросплетении интриг и прочем всегда надо искать тех, кому выгодна сложившаяся ситуация.

Это, как говорится, прелюдия. А теперь перейду к «людии». Некая грандиозная и могущественная структура под названием «исполнительный комитет курултая общественных, политических и патриотических сил» предлагает провести референдум, чтобы убрать из Конституции норму о том, что русский язык является в Кыргызстане официальным.

Граждане встрепенулись: с какого перепугу? Почему вдруг так решительно? Или у тянущейся много лет программы развития госязыка непредвиденно закончились деньги и требуются очередные финансовые вливания? Но «угроза» исходила не оттуда. На манеже — «старый, добрый» Азимбек Бекназаров, теперь уже представитель этих общественных, политических и патриотических сил.

Вот его комментарий:

— Русский язык нужен нам. Но как один из языков международного значения. Чтобы мы могли им пользоваться, когда выезжаем за пределы страны (выделено мной. — И. П.). Он должен преподаваться с детского сада как иностранный наряду с английским языком. А статус должен быть у него, как у языка ООН, — международный, наравне с английским языком. Государственным должен оставаться кыргызский язык. Всё делопроизводство должно вестись на кыргызском языке, мероприятия должны проходить на нём, и чиновники тоже должны выступать на кыргызском языке. Если не принять эти меры, кыргызы исчезнут (выделено мной. — И. П.).

Да кто ж мешает пользоваться русским за пределами страны (тем более что основное направление поездок — Россия), сохранив его статус официального? И государственным, само собой разумеется, всегда будет кыргызский — никто не покушается на его статус. И делопроизводство станем вести на кыргызском… Только (для начала) пусть носители государственного языка выучат его настолько, чтобы толково и недву-, а то и нетрисмысленно составлять официальные документы и прочие тексты, чтобы разговорный кыргызский не превратился в подобие украинского суржика, в котором мирно уживаются слова на двух языках. И при обучении госязыку не ограничиваться пением песен и тупым заучиванием неизвестных слов, а внедрить, наконец, серьёзную методику с привлечением действительно грамотных преподавателей-лингвистов. Пусть для начала их будет мало, но работать станут настоящие профессионалы («Лучше меньше, да лучше»). Уверяю вас, носитель любого языка не является преподавателем, если только у него нет специального образования. К примеру, я и моя соседка — русские до последней ниточки, носители, как говорится, но я знаю, как обучить своему родному языку, а она — нет, не её это специальность.

Разговаривать на госязыке его носители худо-бедно научат, а вот овладеть им на уровне делопроизводства вряд ли смогут.

Вот вам свежий пример.

Депутат Рыскелди Момбеков на заседании Жогорку Кенеша обратился к экспертам — разработчикам новых кодексов с вопросом, как на государственном языке будут плевание и плевок.

«Цель законов была очень хорошей. Хотел бы отметить, что в связи с Законом о государственном языке заседания должны проходить на государственном языке. Эксперты, объясните, что такое плевание, плевок? Если вы не можете ответить, вам надо заглянуть в словарь Юдахина. Из-за таких экспертов мы разрушили систему здравоохранения, сельского хозяйства, теперь держим меч над правоохранительной системой. Мы не знаем, куда 13,5 миллиона евро ушли», — заявил депутат.

Депутат напомнил, что в силу вступили пять кодексов.

«Как на кыргызском языке Уголовный кодекс? Министр юстиции, переведите», — попросил Рыскелди Момбеков.

Чиновник ответил, что Жазык кодекс, раньше — Кылмыш жаза. «Заместитель генпрокурора сказал по-другому. Даже десять раз переведёте, надо в словарь заглянуть…» — подытожил депутат.

Ну хорошо, предположим, станем изучать русский наравне с английским как иностранные языки, о чём, видимо, всерьёз мечтает Бекназаров. Приведу в пример Грузию: грузины забыли русский, но английского не выучили, а тем, которые выучили, он не сильно помогает. Уровень бедности в Грузии очень высокий, и миграция оттуда не останавливается. Подъёма не предвидится, несмотря ни на какие английские и неанглийские языки.

Вернусь к пламенному трибуну Азимбеку. Вот всегда он лидер, всегда впереди на лихом коне, за правду и справедливость борется не щадя живота своего, даже генпрокурором побывать успел, чтобы ещё сильнее за правду бороться! Только многие забывают потом, что борьба его никогда не бывает бескорыстной и заканчивается волшебным утеканием немалых сумм неизвестно куда. Хотя нет, известно… Случайно на сайте www.dem.kg встретила информацию шестилетней давности. Далее — выдержки из текста. Имеющий глаза да увидит, имеющий мозги да поймёт. Без комментариев…

Бывший член временного правительства, ныне лидер (и тут он лидер! — И. П.) оппозиционного движения «Эл уну» («Голос народа») Азимбек Бекназаров признался, что передал 10 млн. сомов из 16 млн., изъятых 7 апреля 2010 года в ходе обыска в «Белом доме», своим близким и родственникам на оплату митингов в Ошской и Джалал-Абадской областях в поддержку временного правительства.

«Я передал деньги своим родственникам и друзьям, чтобы они собрали людей для поддержки временного правительства, — заявил Бекназаров… — …Я признаю, что деньги были переданы моим родным, а кому мне нужно было их отдавать? Людям Бакиева, что ли? Или незнакомым людям? Я передал деньги друзьям, родным, которые не предадут, чтобы они собрали людей в поддержку временного правительства». При этом он признал, что раздача денег населению была вынужденной мерой. «Народ же не выйдет на улицы просто так», — подчеркнул оппозиционер.

…Члены общественного объединения «Элдик Кайрат» («Народная сила») заявили о том, что располагают распиской Бекназарова, под которую тот получил все деньги, обнаруженные в ходе переворота в кассе управления делами президента. Бекназаров уверял, что ничего не знает о судьбе этих денег. Позже на пресс-конференции он заявил, что все деньги были сданы в Нацбанк КР.

Вот и сейчас, чувствую, это «ж-ж-ж» с понижением статуса русского языка в Конституции неспроста. Откуда-то донёсся аромат немалых денег — и Бекназаров тут как тут, отрабатывает.

А насчёт того, что «если не принять эти меры, кыргызы исчезнут»… Ну зачем же так плохо думать о своём народе, Азимбек Анаркулович? К чему такое неуважение к нации и родному языку? Разве только статус языка как государственного и ак калпак в роли культурного символа являются гарантиями существования народа и его культуры? Если вы не знаете, то в Кыргызстане живут, например, дунгане, у которых вообще нет государственного образования. Многочисленное кочующее племя цыган также не имеет своей территории. Однако кто осмелится сказать, что эти народы растеряли свои язык и культуру или находятся на грани исчезновения?

Провокационные демарши (пока ещё словесные) Бекназарова и иже с ним, скажу без обиняков, имеют явно националистическую (не национальную!) направленность. Надо признать, что в Кыргызстане национализм стал в определённых кругах популярным ввиду прогрессирующей неграмотности населения, и именно с борьбы с ней нужно начинать искоренение коррупции. Свою лепту в разжигание национализма вносит и микроскопическая прослойка граждан, осевшая в каких-то развитых странах и проповедующая, какими должны быть «патриотические взгляды» в Кыргызстане. В последнее время данная публика оживилась и между делом пробрасывает идею «Кыргызстан — для кыргызов». Почему они сами не в Кыргызстане? Да потому что для таких «патриотов» родина там, где задница в тепле (уж простите за прямоту!). А рупорами для них являются вот такие «лидеры»-провокаторы.

И в заключение — просто мысли вслух, лирическое отступление. Во время недавнего рабочего визита в Китай представители СМИ в первые два дня усаживались обедать за двумя столами сумбурно — кто куда уселся. Уже на третий день как-то само собой сложилось, что за одним столом собрались журналисты из Индии, Пакистана, Шри-Ланки, Турции, Монголии, Непала, Афганистана, Камбоджи, а за вторым — из Азербайджана, Армении, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана. Я шутя называла нашу дружную компанию «братья-славяне», и никто не возражал, потому что русский знали все и никого не напрягало общение на «иностранном» языке, без оглядки на родные конституции. Всем понятные шутки, с полуслова подхваченные анекдоты. Параллельно посланцы Кыргызстана, Казахстана и Азербайджана проводили сравнительный лингвистический анализ наших государственных языков, с восторгом находя много общих понятий и похожих слов. Однажды я попросила таджика Ахлиддина, говорящего на фарси, спросить у молодого афганца Хамидуллы, знает ли он, кто такие «шурави». Тот ответил, что знает из рассказов матери, она владеет русским и сожалеет, что сын так и не выучил его…

Ирина ПРОКОФЬЕВА.

P.S. А ведь наш местный «поп Гапон» не угомонился! Вот что 23 января сообщил информационный портал 24.kg: «Штрафовать чиновников за незнание государственного языка предлагает бывший генеральный прокурор Кыргызстана Азимбек Бекназаров. Соответствующее обращение он сотоварищи направил Президенту страны, в Жогорку Кенеш и правительство.

Свою инициативу он объясняет необходимостью улучшения положения государственного языка. По мнению Азимбека Бекназарова, положение кыргызского языка существенно ухудшилось в 2000 году, после того как в Конституцию внесли норму о статусе русского языка в качестве официального.

Ныне глава адвокатской конторы сетует, что рекламу всё чаще размещают на русском, английском, арабском, корейском и китайском языках.

Азимбек Бекназаров и другие авторы обращения предлагают при принятии на госслужбу требовать обязательное знание государственного языка, совместно с Национальной комиссией по госязыку привести в порядок тексты, размещённые на рекламных площадках.

Азимбек Бекназаров предлагает ввести для чиновников за незнание кыргызского языка штрафы в размере наказания за плевки — 5,5 тысячи сомов».

Добавить комментарий