Китайский вопрос: что дальше?

слово
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

За развитием ситуации в стране внимательно следит, думает и анализирует общественный деятель, депутат двух созывов Жогорку Кенеша от Партии коммунистов Кыргызстана Николай БАЙЛО.

— Николай Иванович, протесты, начавшись у ворот китайского посольства, перекинулись к «Белому дому». Чего следует ожидать?

— Появление новых протестных акций в Кыргызстане, полагаю, свидетельствует об обострении региональных и клановых разногласий в политическом классе страны, вызванных произошедшей по итогам президентских выборов рокировкой на властном Олимпе. Очевидно, что рокировка затронула интересы определённых лиц в части контроля над природными ресурсами и финансовыми потоками. Разыгрывание «китайской карты» с социальной начинкой — пробные элементы нарастающего противоборства в борьбе за пирог. Это пробная волна, предшествующая «девятому валу», но уже с другим диапазоном содержания.

Всякое протестное движение имеет социальную природу. И это очень важный сигнал для проводимой властями политики. При этом основной участник митингов — молодёжь, не обладающая ни соответствующими знаниями, ни жизненным опытом и не интегрированная в социум. Исходя из этого, по воле организаторов протестное движение на определённом этапе умело и легко видоизменяется по всему спектру, переходя в плоскость политических требований. Далее выливается в формат платных революций, типа «арабской весны», украинского майдана и т. п.

Если посмотреть в корень, то у сегодняшних митингов есть и объективная основа — коррупция в сфере использования кредитов и инвестиций, причём не только китайских. Об этом говорят громкие уголовные дела, возбуждённые в течение последнего года в отношении чиновников разного уровня. Резонанс есть, но результата пока нет — уголовные дела не доведены до суда. Общество недовольно, организаторы митингов этим пользуются.

На самом деле эффективная борьба с коррупцией возможна лишь при условии, что закон обязателен для всех без исключения институтов государства и граждан. При этом должны быть независимые суды и СМИ. Ни одной из этих составляющих Кыргызстан, к сожалению, не располагает. Политико-экономическая, правовая системы страны деформированы не только структурно, но и функционально, пребывая в концептуальном тупике. Никакие попытки изменить содержание Конституции, форм и методов выборов в Жогорку Кенеш результатов не дали и не дадут. Практически со сменой правящих элит ничего в принципе, за исключением личностей на политическом Олимпе, не меняется, а продолжается движение по замкнутому кругу под широко афишируемым брендом «проводимых реформ». Проблемы не решаются, а усугубляются. Этой ситуацией время от времени пользуются противоборствующие политические силы в борьбе за власть.

Единственный выход — переход в новое качество.

Прошедший недавно курултай с участием оппозиции и выдвинутые им требования — очередное подтверждение всех озвученных выше тезисов.

— И всё же, что вы конкретно посоветуете властям в нынешней политической ситуации?

— Начать хотя бы с того, чтобы неотложно привлечь к ответственности участников коррупционных схем по использованию китайских кредитов и инвестиций.

— В Кыргызстане время от времени заговаривают об угрозе потери генофонда нации то из-за индийцев и пакистанцев, то из-за китайцев. Теоретически такое возможно?

— Постановка вопроса о потере генофонда не имеет под собой никакой реальной основы. Ассимиляция или этнокультурный сдвиг в самосознании, включая язык, культуру, религию, в настоящее время невозможны. Теоретически это может произойти лишь при кратном увеличении численности иного этноса, появившегося на данной территории, с применением иных, более передовых видов и способов хозяйственной деятельности. Такая историческая практика имела место в период колонизации европейцами американского континента, но и она осуществлялась с применением геноцида по отношению к коренному населению.

— Митингующие требуют положить конец смешанным бракам кыргызок. Интересно, история международного права знает примеры законодательного запрета выходить замуж за иностранцев?

— Такой законодательной практики в цивилизованных странах нет. Это нонсенс.

— Интересно было бы узнать ваши мысли и по поводу очередной инициативы лишить русский язык статуса официального?

— Озвученный на курултае вопрос о лишении русского языка официального статуса открыто свидетельствует о попытках определённых политических сил повлиять на смену внешнеполитической ориентации страны. Легко предсказуемой будет реакция на это России, оказывающей Кыргызстану финансовую, экономическую и военную помощь. При этом может измениться и положение наших трудовых мигрантов, дающих до 30% ВВП страны, а также позиция Москвы в вопросах интеграции с Кыргызстаном в рамках ЕАЭС (имею в виду преференции).

Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что на постсоветском пространстве в общении во всех сферах доминирует русский язык. Приобщение кыргызского общества к достижениям мировой культуры тоже происходит в основном посредством русского языка.

Следует напомнить и мировую практику европейских стран, на которых всегда стремится равняться наша политэлита. В целом ряде государств Европы функционирует по несколько языков в государственном ранге. Искусственная изоляция от русского языка, безусловно, не приведёт к экономическому процветанию Кыргызстана и не придаст импульса декларируемой, но пока ещё не состоявшейся демократии.

Назгуль АСАНАЛИЕВА.

Добавить комментарий