Маленькая драма большого искусства

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Скандал закончен, виновный ушёл в отставку. Что изменится в жизни Театра оперы и балета им. А. Малдыбаева?

Проведение турнира по компьютерной игре Dota-2 в Национальном театре оперы и балета им. А. Малдыбаева вызвало бурю негодования в обществе. «Где высокое классическое искусство и где компьютерные игры?» — возмущённо вопрошали сограждане. На голову директора Болотбека Осмонова сыпались громы и молнии в соцсетях и СМИ. Министр культуры под напором возмущённой общественности обещал наказать виновного за осквернение храма искусства. На днях в защиту своего руководителя коллектив театра оперы и балета написал обращение, но Б. Осмонов в итоге подал заявление об уходе с поста. Сейчас, когда вся история подошла к своему логическому завершению, давайте спокойно поразмышляем, а в чём собственно вина теперь уже бывшего директора театра?

Акт первый. Печальный.

Начнём с того, что объекты культуры и искусства финансируются по остаточному принципу и руководители театров, музеев, библиотек просто вынуждены сдавать помещения под те или иные мероприятия, чтобы привлечь средства для содержания в должном виде зданий и прочих необходимых расходов. Бредовую, по сути, идею внедрил в наше сознание ещё первый президент страны Аскар Акаев, завивший, что руководители государственных органов вплоть до учреждений образования и здравоохранения должны искать инвесторов и не обременять госбюджет содержанием. Частично появлялись проекты и находились инвесторы, но это единовременные акции, а исполнять в полной мере обязанности государства по финансированию школ, больниц, поликлиник, библиотек, театров никто не будет. Педагоги должны учить, врачи — лечить, люди искусства — творить, а не заниматься финансовыми операциями, тем, чему не обучены, что не является их прямой профессиональной обязанностью, потому что невозможно объять всё.

Вот тут-то и кроется корень зла для нашей культуры и в данном случае для директора Б. Осмонова — в бедственном финансовом положении. Может быть, и жил побогаче тот же оперный театр, и не нуждался бы в деньгах от сдачи помещений под всякие там сомнительные мероприятия, если бы зритель, то есть мы с вами, кто возмущён проведением кибертурнира в стенах Мельпомены, ходили на спектакли почаще, следили за новыми постановками. Давайте вспомним, когда в последний раз так дружно и с подъёмом обсуждались премьеры в театре или, наоборот, театральные провалы. Даже приезд звёзд балетной сцены остаётся почти незамеченным в столице. Кто является у нас постоянным зрителем оперных и балетных спектаклей? Небольшое число театралов и иностранцы. Для них, людей, приезжающих к нам ненадолго, классическая культура нашей страны намного интереснее, чем большинству тут живущих.

«Как можно провести в театре оперы и балета турнир по компьютерным играм?!» — задавались вопросом в соцсетях. А для меня потрясением стала история, рассказанная моей коллегой, что её знакомый — подающий надежды оперный певец ушёл из театра и устроился на пивзавод рабочим. Там зарплата в несколько раз больше, чем в театре! Я за то, чтобы труд каждого оплачивался достойно. Но тут ведь речь идёт о квалификации. Человек, имеющий способности, проучившийся пять лет в консерватории, подающий надежды, уходит из-за мизерной оплаты труда на менее квалифицированную работу. И это не единичный случай. Уезжают артисты балета в Китай, Казахстан, Россию, уезжают актёры из драмтеатра. В интервью заслуженные артисты Театра русской драмы им. Айтматова не раз говорили, что стыдно в обществе озвучивать свои зарплаты. С таким отношением со стороны государства к культуре мы никогда не получим новых Булата Минжилкиева, Айсулу Токомбаеву, Чолпонбека Базарбаева. Мы будем всё время смотреть на свет их звёзд, не давая возможности раскрыться новым талантам, которые могут вспыхнуть и гореть с равной мастерам силой. Мне кажется, вот где боль нашего искусства и его посрамление. Вот где надо рвать волосы на голове и требовать справедливости!

Акт второй. Мёд полезнее, чем киберспорт

Осознаю, что главное возмущение вызывает в нашумевшей ситуации именно само мероприятие -турнир по компьютерной игре в театре оперы и балета. Но ведь это не ново. А ярмарки мёда в стенах Государственного национального музея изобразительных искусств им. Г. Айтиева, а показ швейных изделий ассоциации «Легпром» во Дворце спорта им. Кожомкула, а медвыставки и выставки товаров в Государственном историческом музее? Причём некоторые из таких мероприятий в разные годы открывались членами правительства при содействии торгово-промышленной палаты. Почему никого раньше не возмущали подобные «вернисажи»? Что, торговать мёдом, кроме как в обители изобразительного искусства, больше негде? Или атмосфера ушедших эпох исторического музея служила прекрасным фоном для презентации суперсовременных дефибрилляторов и аппаратов УЗИ?

А может, дело в том, что мёд для нас с вами куда более понятен, полезен и даже вкуснее, чем, прости, Господи, Dota-2. Ведь в абстрактном представлении средне-статистического гражданина компьютерная игра стоит где-то между психологической зависимостью и азартными играми и потому никак не может вызывать одобрения и маломальской симпатии у приличного человека.

Распоряжением премьер-министра

Осмонов Болот Салбарович освобождён от занимаемой должности генерального директора Кыргызского национального академического театра оперы и балета имени А. Малдыбаева согласно поданному заявлению.

Турапов Каримберди Ырысалиевич назначен генеральным директором Кыргызского национального академического театра оперы и балета имени А. Малдыбаева.

Мне кажется, надо принять и понять, что компьютерные игры — это часть современной культуры, да-да, культуры. Так же, как и социальные сети, которые позволяют нам раскрывать границы нашего мира, общаться с далёкими родными и близкими, заводить новые знакомства, даже решать социальные проблемы, привлекать внимание властей к беззаконию. Но ведь немало и негативного в них есть: фейки, аферисты размещают информацию о сборе средств для больных детей, та же зависимость от лайков и избыточного внимания у людей вполне взрослых. Чем тогда компьютерные игры хуже соцсетей? Да, к сожалению, среди таких «игрушек» есть и жестокие, но есть и вполне мирные. К подобным относится целая серия так называемых ферм, где можно заниматься виртуальным сельским хозяйством, не помышляя о злодействе. Есть игры, которые развивают внимательность, логику или стратегическое мышление. А киберспорт сегодня — одно из успешно развивающихся в мире направлений. Крупные спортивные футбольные клубы, например испанская «Валенсия», открывают у себя отделы по киберспорту, поскольку зрительский спрос растёт. Отмахнуться от этого явления, а тем более запретить его или игнорировать, не получится. Задачи взрослых — научить подростков отличать в этом множестве виртуальных миров хорошее от плохого, нравственное от злого, научить дисциплине и умению правильно рассчитывать своё свободное время, уметь отличать игру от реальной жизни. Это вопрос воспитания, которого никто не отменял.

А с этим самым воспитанием у нас большие проблемы. В республике большое число брошенных детей, родители которых вынуждены уезжать на заработки, школы, финансируемые по остаточному принципу, остро нуждаются в педагогах, отсутствует широкая и доступная сеть кружков, секций самого различного направления. Мы не прививаем подрастающему поколению культуру чтения, потребность ходить в театры, музеи. И какая прекрасная возможность для ребят, что организаторы турнира по киберспорту смогли провести мероприятие в театре оперы и балета. Вполне уверен, что среди его молодых участников оказались те, кто впервые побывал внутри здания, увидел обстановку. Прошли по коридорам, прочитали на фотопортретах имена знаменитых отечественных оперных певцов, артистов балета. Архитектурная среда, эстетика тоже воспитывают человека, может, что-то и затронуло заинтересовало или, по крайней мере, дало представление, что классическое искусство — это прекрасно.

Так в чём вина Б. Осмонова? В том, что провёл массовое молодёжное мероприятия в стенах театра. Ну а что, ярмарка мёда лучше? Один из депутатов, когда эта тема обсуждалась в стенах ЖК, обронил, что лучше бы турнир провели в ресторане. Согласитесь, прекрасное место для юношества! И здесь мы наступаем на ещё одни грабли. В Кыргызстане молодёжь — одна из самых многочисленных групп населения, но в стране нет действенной программы организации, решению проблем молодого поколения. На бумагах, конечно, что-то есть, но в реальности — увы. В столице нет даже дворца молодёжи, где среди прочего мог бы безболезненно пройти и турнир по киберспорту. В своё время общественность обращалась к властям с просьбой отдать под эти цели пустовавший ресторан «Нарын». Но все мы знаем, что с тем рестораном стало.

И что теперь, после того, как вся эта история в общем-то уже завершилась? Зритель заполнит залы театров или увеличится финансирование учреждений культуры, и руководству музеев, библиотек, театров не потребуется сдавать помещения, чтобы залатать дыры в бюджете? А может, появятся в нашей столице современные выставочные центры для показов, ярмарок, массовых мероприятий? Восторжествовала ли справедливость и была ли вообще проблема?

Дмитрий АЩЕУЛОВ.

Фото www.

Добавить комментарий