Закон исполнением крепок

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Газета уже сообщала о прошедшей в Бишкеке встрече депутатов Жогорку Кенеша и экспертов-разработчиков новых судебно-правовых кодексов и законов. В её формате прошла презентация этих важнейших документов, которую открыло выступление заместителя руководителя Экспертной рабочей группы по мониторингу мероприятий в рамках судебно-правовой реформы Гульмиры Маматкеримовой.

Она рассказала о причинах, предпосылках и логике судебно-правовой реформы, проводимой в КР. Оратор напомнила, что в период 2005-2010 годов существовали коррупционная судебно-правовая система и экономические нарушения прав человека, судейский, милицейский, прокурорский произвол, бесправие и унижение и прочие нарушения прав граждан. Всё это вызвало общественно-политические возмущения в тот период.

В итоге на волне народных волнений общество предъявило серьёзные требования к власти и продемонстрировало заметный уровень недоверия к судебной системе и правоохранительным органам. На высоком уровне отмечено, что несправедливая коррупционная судебная система и вызвала революционные события 2005-го и 2010 годов. И сегодня многие судьи, уволенные в тот период, находятся под народной люстрацией. Не справившийся со своей задачей по обеспечению должного конституционного контроля Конституционный суд страны был распущен. Такими действиями народ Кыргызстана потребовал реформировать судебно-правовую систему для того, чтобы суды и правоохранительные органы стали справедливыми, чистыми, прозрачными, профессиональными, независимыми, свободными от политического влияния, готовыми стоять на страже прав человека. Народ потребовал верховенства права и чтобы власть неукоснительно подчинялась этому принципу.

В качестве первого шага в стране потребовалось провести конституционную реформу. Созданная в её формате новая конституционная рамка для судебно-правовой власти впервые в истории суверенного Кыргызстана заложила в Конституции 2010 года более высокие стандарты независимости, прозрачности и доступности судебной системы и этим закрепила выбор народа в пользу правового государства и эффективной судебно-правовой системы. После этого сформированный пятый созыв Жогорку Кенеша и иные ветви власти начали определённую деятельность по её созданию. К сожалению, эта работа шла медленно, что вновь всколыхнуло революционный народ, который опять потребовал ускорения реформы.

В 2012 году состоялся долгожданный гражданский диалог, когда с 19 марта по 4 апреля случилось много событий, прошли пикеты, митинги у «Белого дома». Гражданский диалог — это двухнедельный процесс, в рамках которого парламентарии, представители аппарата Президента, прокуратуры, МВД, гражданского общества обсуждали, какую реформу, какие суды, прокуратуру, МВД мы хотим иметь в Кыргызстане. В результате комиссия по выработке согласованных предложений по дальнейшему реформированию судебной системы выработала концепцию, утверждённую президентским Указом «О мерах по совершенствованию правосудия в КР».

После принятия концепции, ставшей программным документом в этой сфере, начался этап её реализации, в частности задачи по приведению законодательства в соответствие с Конституцией законов о статусе судей, Верховном суде, Конституционной палате, Совете по отбору судей, органах судейского самоуправления, структуре и штатной численности судов. Эти законы и определили рамки судебной системы, принципы её функционирования и закрепили статус судей. Установлены процедура отбора, структура судов и численность. Этот пакет законодательства высоко оценили не только национальные эксперты и правозащитники, но и международные специалисты в области права.

В качестве третьего шага реформы началось формирование судебных органов. В рамках принятых законов производилось обновление судейских кадров и создан Совет по отбору судей, который образовал состав Верховного суда для работы по новым, в соответствии с Конституцией, положениям. В 2013 году, после двухлетнего перерыва, сформирована новая Конституционная палата, суды первой и второй инстанции, увеличивалось финансирование судебной системы. Параллельно с этим создавалась инфраструктура, относящаяся к судам.

Четвёртый этап нынешней судебно-правовой реформы относится к процессуальному законодательству. Мало разработать рамочные законы, касающиеся статуса и функционирования судебной системы, весьма важно также изменять и процессуальное законодательство. Суды ведь не могут действовать, пока не будут прописаны процессуальные части их деятельности, и с 2012-го по 2014 год проводилась именно эта работа. В аппарате Президента создано 7 рабочих групп, к работе привлечено 114 экспертов — представители президентского аппарата, парламента, правительства, МВД, ГКНБ, ГСИН, экспертного и научного сообществ. За два года они смогли выработать серьёзный пакет законов, переданный в 2014 году парламенту для дальнейшего обсуждения и согласования с экспертным, гражданским сообществом, для общественных слушаний, международной экспертизы.

В общей сложности с 2010 года в рамках судебно-правовой реформы разработано 17 кодексов и законов — свыше тысячи статей. В 2016 году парламент принял процессуальный блок законодательства, решив, что эти кодексы станут вступать в действие поэтапно. На первом этапе — Гражданско-процессуальный, Административно-процессуальный: не требуется большой подготовки, чтобы их внедрить. Что касается уголовно-правового блока законодательства, то в нём много затратных новелл, которые вводить в действие с 2017 года нельзя. В итоге стране было дано два года — до 1 января 2019-го — для того, чтобы подготовиться к внедрению этого пакета законодательства. Предполагалось, что течение этого времени все госорганы — исполнители этих законов произведут внутреннюю модернизацию, обучение сотрудников по применению кодексов. создадут соответствующую инфраструктуру.

Следующий этап (2017-2018 годы) также относится к имплементации, подготовке кодексов и вступлению в действие. В это время шла сама подготовительная работа и проводились большие обучающие и прочие мероприятия. К сожалению, эта стадия совпала с годом выборов, и потеряно время, когда все институты были заняты рутинной работой по подготовке судебно-правовой реформы. Однако в 2018 году Президент С. Жээнбеков на Совете по судебной реформе озвучил свой политический курс в этой сфере: работа продолжается, и с 1 января 2019 года кодексы вступят в действие.

Г. Маматкеримова акцентировала, что ранее в КР никогда не создавались имплементационные механизмы реализации реформ, не было их администрирования, мониторинга и контроля. Сейчас период реализации члены группы называют моментом стабилизации законодательства. В качестве вспомогательного элемента запрошен мораторий на внесение поправок в законодательство. С января началась работа, связанная с выявлением проблем правоприменения, поскольку ни одна реформа не проходит автоматически. Важно адаптировать её к реальностям, завершить модернизацию госорганов, провести информационное сопровождение, до конца внедрить ЕРПП и ЕРН и создать необходимую инфраструктуру. И разумеется, бороться с тем саботажем реформы, который ещё кое-где имеет место, заключила Г. Маматкеримова.

С презентацией о новеллах Уголовного кодекса КР «О проступках» и Кодекса КР «О нарушениях» выступила проректор КРСУ имени Б. Ельцина доктор юридических наук Лейла Сыдыкова. Она заметила, что судебно-правовая реформа достаточно сложная как в понимании, так и принятии её сообществом. Говоря о правовой реформе в части уголовного законодательства, эксперт сделала акцент на вызовах, с которыми сталкивается общество. Это рост преступности (экстремизма, терроризма, коррупции, ОПГ, рецидива, преступлений насильственно-корыстной направленности), и, несмотря на высокую карательную степень существовавшего уголовного законодательства, где максимальный срок лишения свободы достигал 30 лет, задачи снижения преступности не решались. Усиливалась ответственность, но преступность росла столь последовательно, что даже появились голоса за возврат смертной казни.

Правда, власти опомнились и стали применять попытки амнистии, чтобы разгрузить места лишения свободы. Другой механизм, который стало использовать государство, — это смягчение наказания за преступления, не представляющие большой общественной опасности (реформа 2007 года, когда смертную казнь заменили пожизненным лишением свободы). Тогда фактически были заложены первые кирпичики формирования нового института уголовных проступков. Однако не создали механизма постановительного правосудия, защиты потерпевшего, свидетеля, не появилось реального мотивирования виновных к возмещению ущерба, нанесённого преступлением. Уголовное наказание, его назначение и отбывание оказались настолько неэффективными, что придумали новые виды наказаний, не связанные с лишением свободы (к примеру, принесение публичного извинения с возмещением ущерба).

Все эти перечисленные проблемы по сути подрывали принципы справедливости как в уголовном праве, так и в правосудии в целом, и явились предметом разрешения в новом уголовном законодательстве. В чём же состояла реформа нового уголовного законодательства, и какая генеральная линия реформы выстроена? Во-первых, это, безусловно, гуманизация, что выражено в разделении общественно опасного деяния на преступление, проступок и нарушение. Преступление регламентировано УК, уголовный проступок — Кодексом об уголовном проступке, а нарушение регламентировано Кодексом о нарушениях. Элемент гуманизации заложен в формировании уголовных проступков. В число проступков вошли преступления, не представляющие большой общественной опасности, из УК и фактически уголовные деяния, которые в советский период причислялись к административным нарушениям (мелкое хищение и мелкое хулиганство, домашнее семейное насилие, нанесение лёгкого вреда здоровью, побои). Все они находились в Кодексе об административных правонарушениях, но эти деяния уголовные и поэтому правильно нашли своё место в уголовных проступках. За них не предусмотрено лишение свободы и нет судимости.

Что касается Кодекса о нарушениях: действия, направленные против порядка публичного управления, при отсутствии признаков уголовно наказуемых деяний или проступочного деяния, очень мелкие проступки, связанные с нарушением установленных государством определённых административных правил. Это, к примеру, правила дорожного движения, противопожарной безопасности, санитарные и эпидемиологические правила, нормы строительства и т. д. Государство устанавливает определённые регламенты всей нашей жизни, поэтому их нарушение подлежит ответственности по Кодексу о нарушениях. Однако в силу мелкого характера вреда наказание за них установлено в виде предупреждения и штрафа. Эксперт также отметила, что из кодексов об административной ответственности исключена ответственность госчиновников и чиновников органов местного самоуправления. Речь идёт о формировании новой административной юстиции. В связи с обновлением законов об административных процедурах и принятием нового (действует уже больше двух лет) Административно-процессуального кодекса, который защищает права человека от незаконных действий чиновников всех рангов при выполнении ими своих обязанностей, начался новый этап формирования новой отрасли административно-процедурного права.

Далее эксперт сообщила, что гуманизация заключается в реформе системы наказаний, что выразилось в снижении сроков лишения свободы. В этой связи все санкции конкретных составов преступлений были пересмотрены и за особо тяжкие преступления предусмотрены максимальные сроки лишения свободы. Снижение же сроков связано с изменением всей уголовной политики, ростом тюремного населения страны, ростом криминализации населения и поиском альтернативных лишению свободы видов наказаний. Однако для того чтобы виновные в совершении особо тяжких преступлений не могли быть просто освобождены от отбывания наказаний, то в УК введены механизмы неприменения гуманных мер, в виде, например, сроков давности за отдельные виды преступлений, неприменение амнистий и условно-досрочного освобождения. Эксперт высказала даже мысль о том, что, возможно, скоро начнут обсуждение введения больших механизмов гуманности. Но время покажет, философски заключила Л. Сыдыкова.

Новеллы нового Уголовно-процессуального кодекса КР парламентариям презентовал декан юридического факультета КНУ имени Ж. Баласагына, доктор юридических наук Кынатбек Сманалиев. Он подчеркнул, что в любом государстве концептуальные новеллы в законодательстве всегда требуют определённого совершенствования. Он заметил, что их надо реализовывать и шаг за шагом двигаться вперёд. Далее оратор коснулся тех новелл, которые отражены в новом Уголовно-процессуальном кодексе в связи с его декриминализацией и гуманизацией. Тот Уголовно-процессуальный кодекс, по которому велась работа с 1999 года, содержал, на взгляд эксперта, атавизмы советского периода, очевидный обвинительный уклон, низкую эффективность досудебных и судебных процедур, чрезмерный бюрократизм, отсутствие необходимых процессуальных гарантий для субъектов, попавших в орбиту уголовного преследования, и в нём имелись институты, которые на сегодняшний день уже устарели. В 2010 году принята Конституция КР и разработана Стратегия устойчивого развития республики на 2013-2017 годы, есть рекомендации, утверждённые президентским указом, и соглашения, которые ратифицированы парламентом страны. Учитывая судебно-следственную практику, разработан и принят новый Уголовно-процессуальный кодекс.

Сегодня нет таких институтов, как «понятой», «возбуждение уголовного дела», нет такой процессуальной фигуры, как «подсудимый». В новом кодексе введены новые институты, к примеру, такой как «депонирование доказательств». Изменилась и система составления уголовных дел. Если ранее уголовные дела рассматривались в четырёх инстанциях, то сейчас станут рассматриваться в трёх. Кассационное дело передано Верховному суду КР как высшему органу судебной власти, представляющему суверенитет страны. И он теперь всего лишь станет рассматривать дело в кассационном порядке на правильность применения нормы судебного и процессуального права. В новом Уголовном кодексе также реализованы новые институты судопроизводства по делам и проступкам. Это сделано потому, что был принят новый Кодекс «О проступках», и это получило своё отражение в новом УПК. Кроме этого, предусматривается также производство в отношении юридических лиц, поскольку Уголовный кодекс теперь предусматривает их ответственность.

Известный адвокат республики, ведущий эксперт по новеллам уголовно-правового блока Т. Ашуралиева отметила, что Единый реестр преступлений и проступков (ЕРПП) прежде всего представляет собой электронную базу данных, которая осуществляет сбор, хранение, учёт сведений о преступлениях и проступках и лицах, их совершивших. Она также используется для формирования статистической отчётности и предоставления информации, внесённой в ЕРПП. Он сформирован и работает именно по направлению государства в части цифровизации и электронного правительства. Регламентирующий документ, который формирует порядок создания ЕРПП и положение о нём, утверждается правительством республики. На сегодня создано временное положение о ЕРПП, которое сейчас дорабатывает рабочая группа, образованная при Генеральной прокуратуре, она же и будет его представлять.

Касаясь целей внедрения ЕРПП, эксперт сообщила, что правовая статистика в КР никогда не была общей. У различных структур (МВД, прокуратуры, судей) была своя статистика, и раз в месяц все они смотрели и сверяли большие «простыни» со статданными, чтобы судебные дела совпадали с теми делами, которые прокуратура передала в суд. Сейчас эта система немного видоизменилась, но всё равно не нашла общего представления о том, какова же статистика в государстве. Поэтому одна из целей внедрения ЕРПП — получение общей уголовно-правовой статистики, обеспечение достоверности и объективности статданных о состоянии преступности в стране.

Другая весьма важная цель — это формирование уголовной политики КР. Без статистики и анализа видов преступлений невозможно самим формировать уголовную политику государства. Следующие цели — снижение уровня коррупции в правоохранительных органах, систематизация контроля за уголовным судопроизводством, усиление надзора за всеми стадиями уголовного процесса с момента регистрации информации о происшествии и заканчивая назначением и исполнением либо решения, либо приговора суда. Одна из важных целей, которая соответствует нынешнему тренду в Кыргызстане (цифровизация и электронное правительство), — это переход на электронное ведение уголовного судопроизводства, чтобы через несколько лет при правильном построении системы прийти к электронному уголовному делу. В Казахстане предполагают достичь этой цели через один-два года.

Эксперт подчеркнула, что главный уполномоченный и координирующий орган, который должен сформировать ЕРПП, внедрить и помочь его обслуживать — Генеральная прокуратура. Ещё в 2012 году в ней создали Управление правовой статистики, в котором работает специальные сотрудники, занятые развитием этой системы. МВД и ГКНБ, которые обеспечивают информационную безопасность, ГСИН и орган пробации, что сформирован при ней сейчас, а также Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями, суды и судебный департамент со своим новым институтом следственного судьи, Госкомитет по информационным технологиям и связи, Генштаб ВС, Государственная судебно-экспертная служба — все они в той или иной мере участвуют в подготовке и внедрении ЕРПП.

Вход в базу данных ЕРПП происходит через систему межведомственного электронного взаимодействия «Тундук», презентованную в прошлом году. Другими словами, ЕРПП — это путь или движение информации в системе, сеть обмена информацией между госорганами в части уголовно-правовой статистики. ЕРПП состоит из нескольких модулей. Первый — регистрация в электронном журнале учёта информации, поступающей от служб 102, 103, МЧС, рапортов и сообщений из СМИ. На этапе классификации (преступление, проступок или нарушение) подключаются МВД, ГКНБ, ГСБЭП, суд с институтом следственного судьи, и начинается досудебное производство. Затем идёт судебное разбирательство при участии судов первой и второй инстанции, Верховного суда. Далее следует блок ГСИН с органом пробации, где происходит исполнение уголовных наказаний. И за всеми этими четырьмя стадиями осуществляет надзор Генеральная прокуратура.

Доступ к системе ЕРПП является многоуровневым. Это означает, что генеральный прокурор может видеть ситуацию по всей стране. Прокурор области видит ситуацию только в ней, районный — только у себя в районе. То же самое и с органами внутренних дел. Архитектура сети комбинированная и децентрализованная. К примеру, Генпрокуратура имеет свою сеть, и в неё не смогут зайти сотрудники других силовых и правоохранительных органов. Данные системы ЕРПП в некоторой части являются публично открытыми, а в другой — закрытыми. Когда система заработает полностью, у граждан республики и адвокатов в том числе появится возможность следить за тем, как идёт движение их заявлений или дела. Система ЕРПП, как рассказала Т. Ашуралиева, также сможет работать в режимах офлайн и онлайн — это предусмотрено на случай перебоев с интернет-связью. Для этого в каждом органе надо создать команды специалистов для работы с системой ЕРПП.

С этого января изменились и правила отбывания наказания. Что же ожидает лиц, которые совершили преступления в КР? Отныне не суд решает, как будет отбывать наказание осуждённый, какой вид исправительного учреждения ему назначат, а специальная комиссия государственного органа уголовно-исполнительной системы. Так гласит статья 172 УИК. Почему у судов отобрали эти полномочия? Участникам встречи с нардепами это объяснил эксперт по пенитенциарным вопросам Управления ООН по наркотикам и преступности, член группы по разработке УИК и Закона КР «О пробации» Батыр Сапарбаев.

Он отметил, что в новом Уголовном кодексе отсутствует такое понятие, как «рецидив», и суд рассматривает человека с чистого листа. При этом, по нормам международного права, ранее судимые отделяются от впервые осуждённых, чтобы исключить любое негативное влияние. Комиссия при ГСИН, в отличие от суда, может учитывать судимость и следовательно определять осуждённым соответствующий вид исправительного учреждения. Юристы отмечают, что результаты такой перемены сможет показать только практика. Однако некоторые специалисты уже поддерживают задумку и полагают, что хуже от подобного перераспределения полномочий уже точно не будет. Эксперт пояснил, что принципиальной разницы нет, решает вопрос суд или комиссия, главное, чтобы всё было обоснованно. Сам по себе замысел правильный: люди, работающие в ГСИН, видят и знают больше, чем судьи. Нововведение также поможет разгрузить судебные органы, на которые и без того возлагается много задач.

Осуждённому всегда важно, где именно он будет отбывать наказание. Многие надеются если не на условный срок, то хотя бы на колонию-поселение, поскольку условия там довольно мягкие. Виновный на законных основаниях может проживать со своей семьёй и работать. Раньше определить в колонию-поселение могли напрямую из зала суда за преступления, совершённые по неосторожности, на срок не свыше семи лет. Туда же могли направить осуждённых, которые уже отбыли часть срока и положительно проявили себя. Далее эксперт акцентировал, что в новом Уголовно-исправительном кодексе (УИК) сократился перечень лиц, которые могут содержаться в колонии-поселении.

«В последние годы этот институт вызывал у общества множество претензий: фактически люди могут находиться на свободе, надлежащих условий содержания для осуждённых нет. Теперь в колониях-поселениях могут находиться только те, кто хорошо себя показал в исправительной колонии по отбытию определённого срока», — отметил Б. Сапарбаев. Как объяснил эксперт, все решения по «движению» внутри системы исполнения наказаний будет принимать ГСИН. Например, о переводе осуждённых из исправительной колонии в тюрьму и наоборот. При этом не все могут быть переведены в колонию-поселение. Например, члены ОПГ, осуждённые за совершение тяжких преступлений в отношении несовершеннолетних и ранее судимые за побег.

Условно осуждённых в новом законе нет, а кто же вместо них? Как пояснил эксперт, в новом Уголовном кодексе появилось словосочетание «пробационный надзор». Что это такое? При назначении наказания в виде лишения свободы на срок не более пяти лет суд может прийти к выводу, что осуждённому для исправления не обязательно отбывать срок. В таком случае освобождают от наказания, учитывая личность виновного, тяжесть преступления и другие обстоятельства дела. При этом осуждённый обязан соблюдать ряд требований. Например, ему могут запретить посещать определённые места и общаться с некоторыми людьми. Суд также может обязать осуждённого приходить домой в установленное время, устроиться на работу или пройти курс лечения от алкоголизма.

Ему также нельзя выезжать за границу без разрешения. Такая мера не применяется к тем, кто совершил тяжкие или особо тяжкие преступления, к иностранным гражданам, лицам без гражданства и лицам, посягнувшим на половую неприкосновенность несовершеннолетнего. И ещё один момент: пробационный надзор устанавливается от одного года до трёх лет. После осуждённый будет считаться отбывшим наказание. Заниматься им будут органы пробации, на них также возложено исполнение наказаний, не связанное с изоляцией от общества, например общественные или исправительные работы. Те же органы проконтролируют условно-досрочно освобождённых и постараются помочь им интегрироваться в общество. А ещё эта служба поможет суду решить, заслуживает ли обвиняемый наказания без изоляции от общества, подчеркнул Б. Сапарбаев.

«Перед принятием решения суд просит органы пробации подготовить социальное исследование о подсудимом. Они изучают условия его жизни, мнение соседей, коллектива, привычки, и суд принимает все сведения во внимание. Похожая служба была и раньше, но занималась она только учётом и надзором, отчего и была не особо эффективной. Практика показывает, что через тюрьмы проходит огромное количество людей, большая часть из них, попадая на свободу, вновь совершает преступления. Нам нужен был институт, который бы помог осуждённым встать на путь исправления. поэтому в органах пробации начнут работать психологи и социальные работники», — добавил эксперт. Он пояснил, что сейчас эта служба функционирует при ГСИН, но с 2020 года перейдёт в ведение Министерства юстиции.

Выступающий коснулся и расширения прав осуждённых. К примеру, новый Уголовно-исполнительный кодекс расширяет права лиц с ограниченными возможностями здоровья. Теперь у осуждённых с ОВЗ есть возможность пользоваться услугами специалистов, знающих азбуку Брайля или язык жестов, чтобы вести переписку, объяснятся, обращаться с жалобами. Эксперт также сообщил, что перечень прав женщин, несовершеннолетних, иностранных граждан также расширен.

Встреча прошла под патронатом аппарата Президента страны. После презентаций новелл нового законодательства состоялся оживлённый диалог между депутатами и разработчиками кодексов. На встрече также решались вопросы, какие из неотложных поправок необходимо внести в новые кодексы, а также привести их в соответствие с Конституцией КР. Выступивший на встрече Генеральный прокурор КР

О. Джамшитов, сообщил, что в стране на 28 января 2019 года в ЕРПП зарегистрировали 16 278 сообщений о проступках и преступлениях. Из этого числа 7,2 тысячи преступлений оставят до судебного разбирательства. Над раскрытием преступлений работает 521 следователь, а ГКНБ расследует 664 дела. Будет проведён тщательный анализ сообщений: что является проступком, а что преступлением. Ранее правоохранители регистрировали правонарушения в книгу учёта преступлений, что давало возможность их скрывать, подчеркнул генпрокурор.

Александр ШЕПЕЛЕНКО.

Добавить комментарий