О «Взаимопомощи» сквозь века

Кооператив “Интергельпо”, 1925 год
ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Интересная новость пришла на днях из мэрии Бишкека. Оказывается, в Бишкеке проходят съёмки кинофильма о чехословацком кооперативе «Интергельпо», который в начале прошлого века заложил основу промышленности и сельского хозяйства страны.

Сегодня «Интергельпо» в Бишкеке осталось разве что названием улицы на западе столицы, как старожилы раньше говорили, «на Пишпеке», а молодёжь уже и вовсе не помнит, откуда оно взялось. А ведь какой огромный труд вложили когда-то в этот город «интергельповцы»…

Второй эшелон “Интергельпо” прибыл в Киргизию. Фото 1926 года
Второй эшелон “Интергельпо” прибыл в Киргизию. Фото 1926 года

С языка эсперанто Interhelpo означает «взаимопомощь», вот и организаторы кооператива приехали в советскую Киргизию из Чехословакии, чтобы помочь молодой республике «строить коммунизм». В те годы было модно помогать кому-то что-то строить, и представители «Интергельпо», поддавшись всеобщим оптимистичным настроением, заключили договор с советским правительством, собрали деньги на дорогу и в апреле 1925 года, загрузившись в поезд, прибыли в Пишпек.

Жизнь на месте оказалась не сахар. Пишпек не был ни большим, ни благоустроенным городом. Степь, одноэтажные домишки, пыль, неустроенность. Сначала переселенцы жили в вагонах, затем в глинобитных бараках с земляными полами. Непривычная 40-градусная жара, недостаток питания, плохая питьевая вода. В конце июня от тифа и дизентерии умер первый ребёнок, за ним последовали другие — всего до конца года их было 30. Почти все дети в возрасте до трёх лет не пережили местные условия. Те «интергельповцы», кто ещё мог (скорее тот, у кого были деньги на обратную дорогу), вернулись домой. Остальным — тем, кто продал всё свое имущество в Чехословакии для того, чтобы набрать пять тысяч крон на дорогу (по тем временам стоимость хорошего дома), пришлось остаться.

В поезде чехословацких переселенцев было 13 вагонов с людьми и 14 вагонов с оборудованием. Члены кооператива на свои деньги (паевые взносы) сами приобрели машины для столярной, слесарной, токарной, колесной, портняжной и сапожной мастерских, сельскохозяйственные машины, некоторые машины для кожевенного завода и лесопилку. Самый первый в истории Киргизии трактор фирмы «Фордзон» был привезён «интергельповцами», посмотреть на «шайтан-арбу» собирались толпы.

Землянки членов кооператива. Фото 1928 года
Землянки членов кооператива. Фото 1928 года

Высококвалифицированные рабочие в самых разных отраслях — «интергельповцы» принялись за дело. В западной части Пишпека для строительства промышленных и жилых объектов кооперативу отвели участок в 43 гектара. За короткое время там были построены электростанция, столярный цех, кирпичный завод, лесопилка, мельница и молотилка, ремонтно-механические мастерские, сапожная и портняжная мастерские и другие подсобные производства. В последующие годы прибыли ещё четыре группы кооператива, в составе которых были специалисты по металлу, прядильщики и ткачи. За 1925-1932 годы в Киргизию из Чехословакии приехали 1 317 человек с семьями. Они также привезли с собой промышленное оборудование, машины, различный инвентарь и инструменты, но главное — они привезли свои умелые рабочие руки.

«Интергельповцы» построили в Киргизии кожевенный завод, суконную фабрику, плавильный цех, продлили железную дорогу, которая до них обрывалась на Пишпеке. Механические мастерские «Интергельпо» впоследствии стали заводом имени Фрунзе. Кроме промышленных предприятий, кооперативщики построили школу, больницу, амбулаторию. Именно они впервые в Киргизии в 1926 году посадили сахарную свёклу и собрали хороший урожай. Первый колодец в степи (с бетонными кольцами и глубиной 20 метров) получил такую известность, что местные организации предложили кооперативу строить колодцы на территории всего края.

“Чехи в Бишкеке”, 1927 год
“Чехи в Бишкеке”, 1927 год

«Интергельпо» не был закрытым, наоборот, активно вовлекал новых участников. Вскоре работать в кооперативе стали местные жители, правда, непонятно, как они между собой поначалу общались, как их учили работать на станках — мало кто из приезжих знал русский или кыргызский, а местные не владели ни словацким, ни чешским, ни венгерским. Но для человека в состоянии крайней необходимости нет ничего невозможного, и кооперативщики даже умудрялись организовывать выездные курсы для обучения новых трактористов, механиков и слесарей.

Понятия «выходной» для этих деятельных людей не существовало, например, по воскресеньям «интергельповцы» ездили чинить крыши в близлежащие кыргызские сёла, принимали участие во всех городских субботниках — от уборки улиц до копания Большого Чуйского канала. Кроме того, они активно обустраивались. Кооператив построил 18 домов на 36 квартир, два общежития, столовую, клуб, детский сад. И всё это не благодаря, а вопреки: преодолевая бытовые трудности, нехватку лекарств и продуктов.

О «женской теме» в «Интергельпо» стоит сказать отдельно. Можно только догадываться, как чувствовали себя женщины из Европы, по волей мужей вывезенные из привычного комфорта в «дикую» Азию. Они не были аристократками — жёны рабочих, но немногие из них были готовы к жизни в нелёгких, а, главное, непонятных условиях. Возможно, чтобы порадовать женскую половину кооператива и сделать обстановку хоть немного похожей на родную, кооперативщики разбили в Пишпеке парк, который мы сегодня знаем, как парк имени Ю. Фучика.

В начале 1930-х годов на месте парка был пустырь, на котором держали скот, пригоняемый на расположенный рядом мясокомбинат. В 1935 году пункт содержания скота был переведён южнее станции Пишпек, а его территорию отвели под парк. Место будущего парка представляло собой самую обыкновенную свалку. За несколько субботников рабочие «Интергельпо» и мясокомбината очистили территорию от мусора, выкопали арыки, посадили деревья. Через двадцать лет это был уже настоящий парк и назывался он Парком завода им. Фрунзе. Здесь были аллеи, цветники, газоны, скульптуры, кинотеатр, эстрада. А в 1957 году парку и улице было присвоено имя Юлиуса Фучика, чехословацкого героя-коммуниста.

О том, какой была жизнь кооператива «Интергельпо», можно узнать из рассказа девушки Нины, жившей в то время в Пишпеке. По её словам, перед началом войны в городе было трудно. «Там царила нищета, это было ещё перед началом войны. Люди из «Интергельпо» нам очень помогли. Я работала у них — два раза в день я пасла корову, и меня за это кормили. В воскресенье был свободный день, и полученную мной еду я носила домой, мой дом был в 10 километрах; автобусы не ездили, и приходилось ходить пешком.

Мне нравилось, как хорошо всё было устроено в «Интергельпо», в их четверти всегда был один дом с четырьмя квартирами, у каждой квартиры — отдельный вход. У каждого дома были свои сад и огород. Члены «Интергельпо» и питались совсем по-другому, чем русские. Русские, например, приготовили борщ и потом его ели до тех пор, пока не съедят: утром, на обед, вечером и на другой день снова, и так могло быть несколько дней. У чехов еда всё время менялась: на завтрак — кофе или чай, на обед — три блюда: суп, второе и десерт (например, компот). До сих пор помню их чесночный суп. Также чехи выращивали много фасоли, очень заботились о ней, о каждом растении отдельно. Это опять отличало их от нас, русских».

На протяжении всего своего существования «Интергельпо» не один раз признавался лучшим кооперативом в Союзе. В конце концов успех сыграл с ним злую шутку: хорошо налаженное производство позволило поставить вопрос о передаче его в ведение государства. В конце 1939-го крупные предприятия кооператива перешли в систему государственной промышленности, а в период Великой Отечественной войны и остальные. У «интергельповцев» попросту отобрали их собственность, превратив в наёмных рабочих на собственных заводах. В 1943 году «Интергельпо» как производственная единица был ликвидирован.

Нужно сказать, что беда пришла к кооперативщикам немного раньше: в 1930-е годы многие члены «Интергельпо» были репрессированы — сосланы в лагеря или расстреляны. Популярной статьёй обвинения был шпионаж в пользу какой-либо европейской страны, но все понимали, что камнем преткновения была их национальность и неугодность советской власти. А потом была война. «Интергельповцы» воевали в рядах Советской Армии и чехословацкого корпуса. Многие из них погибли на фронте, выжившие вернулись в Чехословакию или остались жить в городе Фрунзе. История кооператива «Интергельпо» закончилась.

Человек жив, пока жива память о нём. Что мы сегодня помним о людях, которые, терпя лишения и беды, титаническим трудом практически с нуля создавали промышленность и сельское хозяйство в этой стране? К сожалению и стыду, почти ничего. Состав населения столицы почти полностью сменился за последние 20 лет. Молодёжь не знает, что такое «Интергельпо», и уж тем более, что означает это слово — взаимопомощь. В Бишкеке нет ни одного музея, посвящённого истории кооператива, его архив в прямом смысле был выброшен на свалку после приватизации завода им. Фрунзе. Кое-где осталась пара-тройка небольших памятных досок на зданиях, да название улицы Интергельпо. Парк им. Фучика сохранил лишь часть своих первоначальных размеров, входную арку с названием снесли, он перестал быть парком, связанным со своими основателями. История «Интергельпо» сегодня никому в Кыргызстане не нужна…

Оказалось, она нужна в других странах. В Бишкек приехала съёмочная группа из Словакии, чтобы снять фильм об «Интергельпо». Киношники встретились с потомками «интергельповцев», которые до сих пор живут в Бишкеке, и они поделились своими воспоминаниями о былых временах. Для словаков, чехов и венгров кооператив до сих пор остаётся значимым событием в их общей истории. Хоть и существовал он на кыргызской земле.

Евгения МАРТЬЯНОВА.

Фото с сайта foto.kg.

Добавить комментарий