Национальный вопрос

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Мой родственник Улугбек женился на красавице Каухар. Он с отличием окончил московский физтех. Теперь вот защитился — он кандидат наук. Скажем прямо — завидный жених. Но дело не в этом. Вопрос в его национальности, который затронули на его свадьбе.

Я разговорился с бабушкой нашей невесты — Алиёй апа. Оказалось, она казашка, чистокровная аргынка из кустанайских степей. И в свои семьдесят стройная, изящная и красивая. Я представил, как же она выглядела в юности. Видать, в неё нельзя было не влюбиться. Что и сделал пылкий кыргызский юноша из Ала-Буки, что на юге Кыргызстана. По рассказам Алии апа, которая стала теперь нашей кудагый (свахой), они познакомились в поезде, решили, что это судьба, и там же условились, что после окончания службы в армии он непременно приедет и заберёт её.

Далее последовала переписка влюблённых. Чуть ли не ежедневно почтальон доставлял письма Алие. Естественно, их туда и обратно писали на русском. Он не мог писать по-казахски, а она — по-кыргызски. Русский выступал, как говорится, языком межнационального общения. На столь интенсивную переписку не могли не обратить внимания родственники девушки и, узнав, что все письма пишутся по-русски, подняли переполох. Неужто их дочь собирается выйти замуж за русского или там другого европейца? В середине прошлого века это было редким явлением, к тому же в казахской глубинке. Алие пришлось признаться, что пишет ей письма кыргыз. Родителей это мало успокоило, тем не менее они не стали особо противиться. Как-никак представитель родственного народа, не иноверец же в конце концов. Вот так Алия впервые в своей жизни столкнулась с национальным вопросом.

Прошёл год мучительного ожидания влюблённых сердец. И вот делегация сватов с далёкого юга Кыргызстана прибыла в Кустанай со всеми подобающими в таких случаях атрибутами. В их числе находились не только традиционный калым и другие ценные подарки, но и дары природы: мешок знаменитого кыргызского ореха, фисташки и миндаль. Родителей девушки поставили перед фактом признания древних кочевых традиций, и они дали добро на замужество дочери.

С тех пор прошло много лет. Алия апа родила и вырастила двух дочерей и сына. Как она шутит — приумножила кыргызов аж на трёх человек. Муж занимал видную должность. Они жили хорошо. Но жила в ней затаённая тоска по родной земле, степям, соплеменникам-казахам. Как говорится, звал голос крови. В ней теплилось заветное желание хоть одного из внуков женить на казашке или выдать внучку за казаха.

И вот счастливый случай представился: её любимая внучка Каухар выходит замуж за казаха. Её избранник Улугбек — казах, но с определёнными оговорками. И вот именно по этому поводу на свадьбе возник спор. Загодя скажем: не скандальный, а мирный, что называется родственный. Но всё же спор есть спор.

Дело в том, что Улугбек по паспорту вроде бы казах. Он и его родители родились и выросли в Кыргызстане. Родной язык у него, стало быть, кыргызский. Далее в его генеалогии идут ещё более запутанные переплетения.

Мать Улугбека полностью кыргызка, без примесей. Бабушка по отцу также кыргызка, а дед — казах. Выходит, отец наполовину казах, а наполовину кыргыз. В бурном споре стороны новобрачных подсчитали, что Улугбек на семьдесят пять процентов кыргыз и только на двадцать пять — казах. Спор продолжался долго. Один из гостей привёл в пример сталинское определение нации, где знание языка являлось одним из определяющих признаков. В итоге спор клонился в сторону признания жениха кыргызом. Но не тут-то было!

Молчавшая до этого родная жеңе жениха, смуглянка-казашка Клара эже не терпящим возражений голосом подчёркнуто на чистейшем казахском заявила: «Уважаемые гости, с каких это пор национальность человека у казахов и кыргызов определялась не по отцу, а по каким-то другим признакам? Я не читала Сталина, но знаю древние традиции наших отцов. Улугбек, знай отныне, что ты казах, сын казаха, представитель казахского народа. Что ты из Старшего джуза, племени Дулат, славного рода Жанабай!»

Зал зааплодировал. Аргументы Клары эже оказались вескими. Столкнувшись с национальным вопросом второй раз в жизни, Алия апа, еле сдерживая нахлынувшие чувства, крепко обняла Клару эже и накинула на её плечи красивый павловопосадский платок.

Свадебное торжество продолжилось, вопрос национальности жениха разрешился убедительно.

Кемелбек КОЖОМКУЛОВ,

историк.

Добавить комментарий