«Прелестные колдуньи»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Сегодня в Кыргызском авиационном колледже им. И. Абдраимова пройдёт митинг-реквием в память об отважной лётчице, родившейся на иссык-кульской земле, Евдокии Пасько

В декабре нынешнего года Евдокии Борисовне исполнилось бы 100 лет. Единственная кыргызстанка из 98 женщин — Героев Советского Союза, удостоенных этого звания за подвиги в Великую Отечественную, не дожила до своего юбилея всего два года. Что же такого совершила скромная темноволосая девушка из небольшого села на берегу Иссык-Куля, что ей суждено навечно остаться среди живых?

Штурман 46-го авиаполка Дуся Пасько
Штурман 46-го авиаполка Дуся Пасько

Дуся Пасько родилась в обычной крестьянской семье в селе Липенка Джети-Огузского района. В сдеревне имелась только школа-семилетка, поэтому, окончив её, девчушка с пытливыми глазами на круглом миловидном лице продолжила учёбу в средней школе в Пржевальске. Из всех наук ей больше нравилась математика, и, получив аттестат, она отправилась в Москву и поступила на физико-математический факультет главного университета страны — МГУ. Однако война прервала учёбу. В сентябре 1941-го гитлеровцы уже подступили к Москве. Легендарная лётчица Марина Раскова, совершившая в 1938 году в составе женского экипажа беспосадочный перелёт Москва — Дальний Восток (6 450 км), за что девушки получили звания героев Советского Союза, при поддержке Сталина начала формирование женских авиаполков. Как пишут, Марина Раскова отбирала по собственным критериям: она знала, в какие психологические передряги доведётся попасть лётчицам, поэтому ориентировалась не только на физические способности человека, но и на характер. И ещё: стремилась отбирать людей разных национальностей. Украинка Дуся Пасько, пришедшая по призыву ЦК ВЛКСМ в числе первых на пункт формирующихся женских авиачастей, отвечала этим критериям. Потом был ускоренный штурманский курс в военной авиашколе, открывшейся в городе Энгельсе, и уже в мае 1942 года девушка совершила свой первый боевой вылет в небе над Донбассом. С того дня и до самого конца войны Евдокия в составе 46-го женского авиаполка лёгких ночных бомбардировщиков вела свой счёт уничтожения фашистов, прервавших мирную жизнь огромной страны. Она участвовала в самых ожесточённых и кровопролитных сражениях на Кавказе, при форсировании Керченского пролива, в штурме и освобождении Севастополя, Беларуси, Польши, в прорыве обороны гитлеровцев на реке Одер и в завершающей Берлинской операции. К осени 1944 года, когда девушку представили к званию Героя Советского Союза, на её счету было 790 боевых вылетов на бомбардировку военных объектов, живой силы и техники противника, а также 10 вылетов на спецзадания. Александр Демин, кандидат философских наук, помощник президента МГТУ имени Баумана, где Евдокия Борисовна работала после войны, в материале «Последний герой», опубликованном в газете «Бауманец» вскоре после её кончины, привёл такое сравнение: «…Самые известные асы на истребителях совершили за годы войны по 250-300, лётчики-бомбардировщики — по 150-200 боевых вылетов».

Евдокия Пасько и ведущая церемонии награждения премией "Общественное признание" Ангелина Вовк. Фрагмент московской газеты “МЦ”
Евдокия Пасько и ведущая церемонии награждения премией «Общественное признание» Ангелина Вовк. Фрагмент московской газеты “МЦ”

По данным лётной книжки штурмана Е. Пасько, на позиции врага ею сброшено более 100 тонн бомб, подтверждено уничтожение четырёх складов с горючим, трёх — с боеприпасами, трёх прожекторов, двух переправ, 11 автомашин и одного самолёта на земле, произведено 157 сильных взрывов, 109 возгораний. Кроме того, сброшено до 2 миллионов листовок в тылу противника.

Александр Демин так описывал задачи штурмана: «Её (Евдокии Пасько — ред. «СК») боевая работа была такой: до вылета проложить маршрут самолёта по карте, затем, уже в воздухе, обеспечить выведение на цель, обнаружить её во тьме, произвести расчёты и точно сбросить бомбы. Ещё надо было над целью засечь огневые точки врага и, встав на колени на сиденье, поворачивая тяжёлый авиационный пулемёт, поразить стрельбой немецких зенитчиков. А после выполнения боевого задания вывести самолёт, зачастую продырявленный пулями и осколками, на свой аэродром, обеспечить посадку в полной темноте. Потому многие авиационные командиры говорили штурманам: «В воздухе командиры самолётов — вы!» После подвески новых бомб они сразу уходили в небо, выполняя порой по пять вылетов за короткую летнюю ночь, а зимой вылетов бывало и до десяти».

Вернувшись в Москву после Победы, Евдокия завершила учёбу в МГУ, защитила кандидатскую диссертацию и больше 30 лет преподавала свою любимую математику в МГТУ им. Баумана. Была очень скромным человеком. Многие студенты с удивлением узнавали о том, что их преподаватель — герой, только в День Победы, когда она надевала пиджак с наградами.

Снимок военных лет
Снимок военных лет
На занятии в МГТУ
На занятии в МГТУ

Евдокия Борисовна поддерживала связь с родной Липенкой, переписывалась со школой, которая дала ей знания и силу, чтобы обрести крылья. В школе открыт кабинет её имени, где на стендах размещены рассказы о её боевом и трудовом пути, уникальные фотографии фронтовых лет, поздравления с Новым годом, которые она присылала директору школы Эсену Бектурову и в его лице землякам. Эсен Бектурович рассказывает, что ещё десять лет назад он обращался к депутатам айыльного кенеша с предложением присвоить имя отважной лётчицы её родной школе, которая давно уже стала средней. Однако идею директора не поддержали, хотя разгорелась бурная дискуссия. Победила точка зрения, что многие в селе не знают и не помнят о Евдокии Пасько: мол, после семилетки она уехала и уже больше не возвращалась.

Интересно, если так рассуждать, то ведь украинский писатель, поэт, художник и этнограф Тарас Шевченко, имя которого носит школа в Липенке, вообще ни разу не бывал в этом селе. «Я ничего не имею против Тараса Григорьевича Шевченко, — рассуждает Эсен Бектурович, — однако как можно игнорировать тот факт, что героическая лётчица Евдокия Борисовна Пасько вышла из стен нашей школы? Это имеет огромное значение в патриотическом воспитании школьников». Эсен Бектурович бережно собирает все материалы о боевом и трудовом пути Евдокии Борисовны, публикации о ней в московских изданиях. Из Липенки, как и из всех сёл республик, ушло защищать свободу родной страны немало жителей. Директор мечтает, когда построят новую школу, открыть в ней музей памяти всех фронтовиков-липенцев, и в том числе разместить материалы о Евдокии Пасько.

В канун Дня защитника отечества заместитель председателя Совета ветеранов войны Бишкека М. Бейшеев и член этого совета К. Менсеитова прислали в редакцию письмо, в котором с сожалением пишут, что именем замечательной землячки у нас в стране не названы ни одна школа, ни одна улица. А ведь она единственная женщина среди 76 кыргызстанцев — Героев Советского Союза и, как мы писали в начале материала, единственная кыргызстанка среди всех советских женщин, получивших это звание за подвиги в годы Великой Отечественной. Совет ветеранов войны собирается направить письмо Президенту

С. Жээнбекову с предложением установить памятник Евдокии Пасько в Бишкеке и дать её имя одной из улиц в столице страны, на её малой родине, а также в Караколе, где она окончила среднюю школу.

Из сочинения ученицы 11-го класса СШ им. Т. Шевченко села Липенка Джети-Огузского района Айсулуу Айтбаевой, 2010 год (сочинение признано одним из лучших среди участвовавших в конкурсе, объявленном фондом «Соотечественники» в честь 65-летия Победы):

«Я хочу рассказать о человеке — легенде советской авиации, Герое Советского Союза, штурмане эскадрильи 46-го гвардейского Таманского Краснознамённого ордена Суворова авиационного полка Евдокии Борисовне Пасько.

…Фашисты называли лётчиц лёгких ночных бомбардировщиков «ночными ведьмами», наши бойцы и командиры — «небесными ангелами». Они были молоды и красивы, девушки женского ночного авиационного полка. Урон врагу они нанесли немалый. Красноречивый факт: по специальному приказу Гитлера во время боёв на Таманском полуострове для борьбы с «советскими женскими ночниками» перебросили целую эскадрилью фашистских асов. Более того, за каждый сбитый «рус-фанер» полагалась высшая награда — Железный крест. Большинство пилотов и штурманов полка были «дюймовочками» — невысокими, хрупкими. Это позволяло взять с собой на бомбу-другую больше. Их подвешивали к днищу биплана и сбрасывали, перерезая верёвки. До середины 1944 года экипажи летали без парашютов, предпочитая взять с собой лишние 20 кг бомб. Но после тяжёлых потерь пилотам пришлось «подружиться» с большим куполом. Пошли на это не очень охотно — парашют сковывал движения, к утру от лямок ныли плечи и спина.

«Наш полк посылали на выполнение самых сложных задач, мы летали долго, до полного физического изнеможения. За ночь совершали пять-шесть боевых вылетов», — вспоминает Евдокия Борисовна. Задача стояла одна — измотать противника непрекращающейся ночной бомбёжкой. Запредельная нагрузка. Как и всем лётчикам после напряжённых боевых вылетов, девушкам выдавали сто граммов спирта или сухого вина. Они сливали спиртное в бутылку и отдавали портным и сапожникам батальона авиационного обслуживания, которые перешивали им шинели и гимнастёрки, но самое главное, подгоняли по ноге хромовые мужские сапоги 42-го размера. «Женский дух» проявлялся во всём.

…19 ноября 2017 года в московском театре на Тургеневской площади состоялась церемония награждения лауреатов ежегодной премии «Общественное признание», учреждённой Общественным советом при префекте Центрального административного округа Москвы. Победителем в номинации «Человек-легенда» стала Евдокия Пасько. Ведущая, рассказывая зрителям, что на фронте фашисты называли лётчиц 46-го авиаполка «ночными ведьмами», а французские пилоты легендарного авиаполка «Нормандия — Неман» — «прелестными колдуньями», поинтересовалась у Евдокии Пасько:

— А как бы вы хотели, чтобы называли вас?

— Евдокия Борисовна, — просто ответила героическая, сильная, умная, волевая и скромная, как правда, женщина.

…Приятно сознавать, что все народы, не делясь на кыргызов и русских, казахов и татар, украинцев и евреев, помнят своих героев, защищавших независимость Родины».

 

Из воспоминаний Е. Пасько о том, как в 1943-1944 годах 46-й авиаполк поддерживал высадку десанта на Керченском полуострове, в том числе в район рыбацкого посёлка Эльтиген, растянувшегося цепочкой вдоль песчаного берега:

«…Мы видели, как от вражеских бомб и огня артиллерии Эльтиген вспыхивал сплошным огнём. Но каждый раз в ответ на огненную атаку наши бойцы посылали в сторону врага хоть одну пулемётную очередь: «Мы живы, не сдаёмся, мы боремся!» Несколько ночей наш полк летал на уничтожение артиллерийских точек вокруг Эльтигена. Но наступил момент, когда у десантников «Огненной земли», как мы называли крошечный плацдарм у воды, закончились боеприпасы, продукты, медикаменты. Погода в это время стояла нелётная, аэродромы дневных бомбардировщиков и штурмовиков закрыл плотный туман. Помощь морякам могли доставить только мы. Командир полка Евдокия Давыдовна Бершанская поручила выполнение этой задачи третьей эскадрилье, командиром которой была Мария Смирнова, а штурманом — я. И мы стали летать, несмотря на плохую погоду и шквальный зенитный огонь. Подвешивали вместо бомб мешки с хлебом, консервами, боеприпасами — и вперёд. Ориентировались на огонёк, который зажигали для нас десантники. Когда его не было, кричали: «Полундра, где ты?» — летали-то мы невысоко. После нам рассказывали, что десантники, не знавшие до этого о существовании нашего полка, были потрясены, услышав с небес девичьи голоса».

 

Штрихи

Уже после войны на вопрос, чего больше всего боялись девушки на фронте, Евдокия Пасько ответила: «Больше самой смерти всегда страшила вероятность попасть живьём в руки фашистов». Пленные немцы рассказывали, что, когда удавалось подбить «рус-фанер», лётчицы бросали себе под ноги гранаты, чтобы взорваться вместе с подбегающими вражескими солдатами, или бросались к своему горящему самолёту и погибали вместе с ним.

* * *

После вручения премии «Человек-легенда» Евдокия Борисовна призналась журналисту московской газеты Владимиру Гондусову: «Приятно сознавать, что помнят о нас, фронтовиках, ценят. И вообще, хорошо, что в последние годы жизнь в стране налаживается, становится стабильной, а то раньше даже обидно было — ведь не за то мы воевали, чтобы в мирное время в стране разруха была». Журналист привёл эти слова в публикации «Небесный ангел». Шёл 2007 год…

Назгуль АСАНАЛИЕВА.

Редакция благодарит директора СШ им.
Т. Шевченко села Липенка
Э. Бектурова и члена Совета ветеранов войны города Бишкека
К. Менсеитову за предоставленные газетные публикации и снимки.
В номере также использованы снимки с сайта газеты «Бауманец».

Добавить комментарий