Почему Путин «рассекретил» свои запасники?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Мысли вслух по поводу послания лидера союзной державы

Россия выработала новый геостратегический подход к обеспечению международной безопасности. Такой вывод напрашивается из осмысления содержания Послания Владимира Путина Совету Федерации, Государственной Думе и гражданам России, прозвучавшего 20 февраля. Особенно из внешнеполитического и оборонного разделов выступления.

В одной из своих публикаций («Деньги и власть») я уже говорил о том, что Российская Федерация — правопреемница СССР, в европейской военно-политической конъюнктуре XIX-XX веков, как правило, «играла вторым номером». Она никогда, ни в каком вооружённом конфликте не играла «первую скрипку», только вынужденно участвовала в них, давая отпор пришедшему «с мечом». Каким финалом заканчивались те «игры», известно.

В своём обращении В. Путин чётко обозначил новый военно-политический водораздел в связи с набирающими обороты опасными тенденциями в евроатлантическом блоке, вплотную угрожающими национальной территории и суверенитету РФ. Президент представил собранию общую характеристику новейших видов вооружения, которым владеет российская армия, и возможности военно-стратегических операций, имеющих исключительно оборонный характер. Вместе с тем чётко дано понять всему миру, что военно-космические, гиперзвуковые технологии — детища российской военно-технической науки, способные уловить сигнал потенциальной угрозы за шесть тысяч километров от российской территории, могут подлететь до заданных географических точек вплоть до мест принятия антироссийских решений в считанные минуты. Убедительно изложена крайняя вынужденность предпринимаемых шагов по довооружению, их системный, плановый характеры.

Мировая общественность, правительства зарубежных государств также уведомляются о том, что Россия не вынашивала и не вынашивает никаких намерений и планов нанесения первой ядерного удара по кому бы то ни было или размещения ракет с ядерными боеголовками на территориях других государств. Дальнейшие размышления по этому поводу приводят к мысли о том, что наличие у российских ВС вышеупомянутых видов вооружения, возможно, устранит саму необходимость подобных размещений.

Хотя я и не россиянин, но, как человек, воспитанный в духе патриотизма и идейно-нравственных ценностей той эпохи, когда мы все — и кыргызы, и казахи, и грузины, и украинцы с молдаванами… были одной большой страной, не мог не почувствовать удовлетворения от выстраивания Россией новой стратегии защиты своих национальных интересов. Удовлетворения от её готовности достойно ответить на демарш Соединённых Штатов, решивших разорвать Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Достойно уважения решение великой державы отойти от прежних увещеваний и бархатных предостережений америка-НАТО-вских деятелей и призывов к благоразумию, не приводивших к пониманию. На конкретных цифрах и расчётах впервые раскрыты запасники Вооружённых сил РФ, способные охладить распалившееся воображение инициаторов очередной гонки вооружений — заокеанских стратегов, которые спят и видят себя правящими миром. Это принципиальный, честный и смелый шаг, по сути отражающий уверенность российского государства в собственном военно-политическом и моральном превосходстве.

Допускаю, что государства — члены СНГ, ОДКБ, ШОС, БРИК и международная общественность восприняли в таком же ключе перелом в тактике и стратегии действий РФ, направленных на то, чтобы не допустить очередной мировой войны.

Симптоматичным в послании В. Путина мне показалось отсутствие какого бы то ни было упоминания того, что связано с Украиной. Объяснение тому очевидное: антироссийская мышиная возня Киева с его единоверцами «как слону дробинка» — бессмысленное, пустое занятие. Как не привести тут анекдот, придуманный кыргызстанскими остряками под впечатлением недавних антикитайских митингов в Бишкеке: «Всё население Кыргызстана прибыло в Пекин и объявило Китаю войну. Император, установив их общее количество, спросил: «А в какой гостинице они остановились?» Мораль императорской логики вполне ясна.

Если посмотреть на стержень президентского послания, конечно, оно адресовано российскому народу, посвящено наиболее актуальным проблемам развития страны — и давно созревшим, и новым. Это прямой призыв главы государства к укреплению и впредь мощи и силы России, продвижению вперёд уверенно и целеустремлённо, невзирая ни на какие препятствия. Как понимал схожую обстановку прославленный Дон Кихот: «И неважно, Санчо, что лают собаки: они лают, потому что мы скачем вперёд»

И в заключение. Выступление, речь или обращение любого главы государства внутри страны или за её пределами тут же обретает международное значение, адекватное политическому, экономическому и профессиональному потенциалу этого государства и его лидера в глазах мира. Если следовать мысли экс-президента США Никсона: «Сила президента зависит от силы его идей». В современной мировой обстановке, когда Россия подвергается жесточайшему экономическому прессингу, послание В. Путина заслуживает того, чтобы его позицию подержали симпатизирующие России государства, международные либо другие политические силы. Не говоря уж о друзьях, к числу которых относит себя Кыргызстан, который при каждом удобном, а возможно, и не столь удобном случае подчёркивает стратегический характер своих отношений и сотрудничества с Россией.

Кстати, хотел бы напомнить, что понятия «партнёр» и «союзник» не совсем одно и то же. Если первое подразумевает уровень деловых отношений, то второе означает идейную общность. Россия для нас и партнёр, и союзник. Поэтому вместе со словом «стратегический» надо использовать оба понятия. Это на деле отражает характер, принципы, направление и содержание современных отношений между нашими странами.

И ещё. Счёт идёт уже на дни, оставшиеся до приезда Президента В. Путина в Кыргызстан. Это государственный визит — высший из всех видов визитов, предусмотренных дипломатическим протоколом. По стандартам выстраивания внешнеполитических связей, по дипломатическим канонам Министерство иностранных дел перед визитом лидера зарубежной страны — тем более такой державы, как Россия — должно бы публиковать в СМИ аналитические материалы о состоянии отношений с данным государством (во всех аспектах, не только политических, но и экономических), о ключевых направлениях дальнейшего развития сотрудничества, о проблемах, если они есть, и о видении их решений. Однако наш МИД хранит молчание.

Джумакадыр АТАБЕКОВ,

Чрезвычайный и Полномочный Посол КР,

член Консультативного совета по внешней политике при МИДе КР.


Есть с кого брать пример. Февраль, визит Сергея Лаврова в Бишкек. Во время совместной пресс-конференции с Чингизом Айдарбековым. Фото из Интернета.
Есть с кого брать пример. Февраль, визит Сергея Лаврова в Бишкек. Во время совместной пресс-конференции с Чингизом Айдарбековым. Фото из Интернета.

От редакции. Насчёт молчания МИДа. Редакция уж не помнит, когда в последний раз внешнеполитическое ведомство КР предоставляло нам аналитический материал о состоянии отношений с государством, лидер которого жалует к нам с визитом, или со страной, куда отправляется наш Президент. А о том, чтобы сам Ч. Айдарбеков (новоиспечённый министр иностранных дел) вышел к народу, то бишь поделился в интервью мыслями и ожиданиями в связи с предстоящими переговорами с В. Путиным, кажется, никто из кыргызстанских СМИ и не мечтает. Потому как никому он интервью не даёт. Вообще. С тех пор, как пришёл на должность. Все выстроились в очередь, как пояснил нам пресс-секретарь ведомства Уланбек Дыйканбаев. Можно предположить, что она уже растянулась от «вертушки» у входа в здание до самого Дубового парка, поскольку с октября, как назначили Ч. Айдарбекова, прошло уже четыре месяца. Все хотят, но не могут узнать, с какими планами он пришёл в министерство, какие из них ему удаётся осуществить, и, самое главное, чем закончился грандиозный переполох в этом ведомстве, который случился после заявлений бывшего посла в Южной Корее. И нет пока никакой надежды, что очередь жаждущих взять интервью продвинется хотя бы на сантиметр, потому как министр, по словам пресс-секретаря, всё в разъездах да в разъездах. То в недельное турне по Европе отправился, то в Китай полетел, то арабские страны решил посмотреть. Оно понятно: молодой, недавно назначенный, надо миру себя представить. Только ведь ответственность чиновников перед народом и прозрачность деятельности государственных структур (даже если речь о МИде, который всегда окутан туманом исключительности) никто не отменял.

Брал бы новый министр пример с лучших. Например, с руководителя внешнеполитического ведомства России Сергея Лаврова. Тот и по миру мотается без передыха, и на контакт с журналистами идёт без опасений, потому как на любой вопрос готов дать ответ. Причём интервью даёт и в выходные, которые для него выходными вовсе не являются. Вот недавний пример. В поездку по странам Персидского залива (Катар, Саудовскую Аравию, Кувейт и ОАЭ) Сергей Викторович отправился в воскресенье, 3 марта, а перед вылетом успел дать обстоятельное интервью кувейтскому информационному агентству «Куна».

Поучиться бы в целом нашему МИДу у Министерства иностранных дел России, как надо информировать страну и мир о своей деятельности. На сайте внешнеполитического ведомства РФ можно почерпнуть массу важной, конкретной и очень оперативной информации. Во-первых, Департамент информации и печати министерства комментирует все важнейшие международные события (к примеру, недавний американо-северокорейский саммит в Ханое). Во-вторых, перед поездкой С. Лаврова размещается информация о программе его визита. В-третьих, по завершении встреч и переговоров сообщается об итогах. И делается это весьма подробно. Если говорить о той же поездке С. Лаврова по странам Персидского залива, то ещё за два дня до неё из комментария Департамента информации и печати мы узнали, о чём конкретно министр будет вести переговоры с арабскими эмирами и высокопоставленными чиновниками. А именно: о ситуации на северо-востоке Сирии, об усилиях по ликвидации остающихся на её территории террористических группировок, о возвращении страны в Лигу арабских государств, о возможностях преодоления застоя в ближневосточном урегулировании, включая преодоление противоречий между основными палестинскими движениями «Фатх» и «Хамас»…

Из сообщений нашего же МИДа, размещаемых на его сайте, в большинстве случаев не узнаешь ничего конкретного ни о программе визитов министра или его заместителей, ни об итогах поездок, переговоров и встреч. Из пресс-релиза в пресс-релиз зачастую кочует один и тот же штамп: «обсудили представляющие взаимный интерес актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также региональной и международной повестки дня». Складывается впечатление, что нашим дипломатам не о чем и говорить-то в этих поездках. А если не о чем, то к чему дорогостоящие визиты?

Кифаят АСКЕРОВА.

Добавить комментарий