Женщины за спинами террористов

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Более 40 женщин из Кыргызстана находятся в тюрьмах в Ираке.
Об этом сообщил начальник отдела Службы по противодействию экстремизму и незаконной миграции МВД Эрлан Бакиев на круглом столе, который состоялся в рамках медиатура в Бишкеке на тему участия женщин в экстремизме и радикализме. Встречу организовало представительство Internews Network в Кыргызстане совместно с исламским журналом «Умма». Участниками пресс-тура стали журналисты из Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.
По словам Эрлана Бакиева, у заключённых кыргызстанок более 70 детей, половина из них родилась в зоне боевых действий.

Силовики: осторожней в соцсетях!

О кыргызстанцах в тюрьмах Багдада широко заговорили в прошлом году. Озвучивалось, что иракские власти выясняют причастность наших граждан к экстремистским и террористическим организациям, но в любом случае могут осудить их за незаконное пересечение границы. Тогда СМИ писали о трёх наших соотечественницах. Теперь же выясняется, что их намного больше. Кроме того, не стоит забывать и о кыргызстанцах в Сирии: среди них тоже есть женщины и дети. Что с ними делать — привезти сюда или нет, — пока наши власти не знают.

— Самая большая проблема, способствующая вовлечению кыргызстанцев в экстремистские и террористические организации, использующие религиозную риторику, — неинформированность. Мы опрашивали граждан, побывавших в Сирии, по анкетам, которые подготовили теологи. Выяснилось, что у них нет базовых религиозных знаний, понятия о столпах ислама, основах имана, — говорит начальник отдела СПЭНМ МВД.

— В 2014 году принята Концепция государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. В 2015-м издан приказ МВД №811 и утверждён План исполнения концепции. Согласно ему проводятся профилактические мероприятия среди населения, в том числе женщин. Мы приглашали на них последовательниц религий. Выяснилось, что некоторые сёстры и матери не знали, что такое пособие. Они думали, что государство — это что-то неверное, нельзя брать что-то от него. Поэтому такие просветительские встречи нужны, — продолжает он.

Эрлан Бакиев посетовал, что обычно на их мероприятия приходят одни и те же люди.

— Надо разработать механизм, чтобы мы могли доносить информацию до закрытых сообществ. Женщин трудно вызвать на контакт, потому что отдельным уже мужья запрещают находиться вместе с другими мужчинами, то есть сотрудниками МВД. Поэтому важна роль общинных организаций, таких как «Умма».

Разъяснительная работа ведётся и в самих правоохранительных структурах, других госорганах. В СПЭНМ в отделе теологического изучения и организационно-методического обеспечения есть офицеры — дипломированные теологи, которые могут со знанием дела рассказать о религии. Так, с 2000-х годов в органах внутренних дел возросло количество практикующих верующих: иные сотрудники уходили на пятничное богослужение в рабочее время.

— Мы им разъясняли, что, согласно исламу, для некоторых профессий и должностей не фарс ходить на жума намаз («фарс», или по-кыргызски «парз», — в исламе закон, обязательная заповедь, — Прим. авт.).

Как пояснил представитель правоохранительного ведомства, в группе риска — то есть потенциальные члены экстремистских и террористических организаций — кыргызстанцы 25-35 лет. В-основном их вербовка ведётся через социальные сети. Потому что там можно понять психологический портрет человека: например, узнать, одинок ли он:

— Ведь среди рекрутеров много психологов. Они могут определить ваш характер, найти точки соприкосновения и вербовать. В Сирии сейчас всё закончилось, но радикализация продолжается внутри сообщества.

По озвученной им позиции, надо у кыргызстанцев развивать критическое мышление: только так можно научить их не поддаваться внушению приверженцев радикальных взглядов. И желательно прямо с детства. Так, в 56 школах страны пилотируется преподавание предмета «История религии»:

— Чтобы укрепить иммунитет детей против радикализма.

Регистрирующий орган: идёт реформа законодательства

Заместитель директора Государственной комиссии по делам религий Закир Чотаев говорит, что создание государством равных условий для всех религиозных учений тоже является одним из инструментов предупреждения радикальных взглядов. И в самом деле, нередко дискриминация вызывает недовольство, а оно перерастает в радикализацию.

Представитель ГКДР рассказал, что ведомство подготовило проект закона «О внесении изменений и дополнений в Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике». Сейчас он на согласовании в государственных органах. Одно из новшеств, которое внедрится в жизнь, если парламент поддержит поправки: несовершеннолетние кыргызстанцы смогут посещать богослужения. Действующее законодательство в целом запрещает вовлечение детей в религиозные организации. Но фактически они всё равно ходят и в церкви, и в мечети, и никто им этого не может запретить, да и не хотят этого делать. Надо отметить, что в соответствии со статьёй 18 части 4 Международного пакта о гражданских и политических правах от 1966 года, который по Конституции КР является частью законодательства Кыргызской Республики, родители (законные представители) вправе «обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими убеждениями». Поэтому госорган предлагает разрешить им находиться на религиозных обрядах в присутствии или с согласия родителей, оставив запрет на работу в религиозных организациях.

Инициаторы законопроекта предлагают обязать СМИ, постоянно распространяющие религиозные проповеди, предоставлять ГКДР информацию о тематике передач и статей.

— Сейчас есть некоторое противоречие между законодательством и жизнью: религиозную деятельность могут вести только зарегистрированные религиозные организации, а у СМИ такого права нет. Но фактически некоторые из них продвигают религиозную деятельность, и запретить им мы не можем, потому что есть как бы свобода слова. Поэтому хотим в законодательство хотя бы ввести ответственность за предоставление информации, — пояснил замглавы комиссии.

Ещё одно предлагаемое изменение — введение нормы об экспертизе издаваемой и публикуемой в Кыргызстане религиозной литературы. По нынешнему закону государство контролирует только ввозимые печатные, видео- и аудиоматериалы. Закир Чотаев сказал, что ведомство физически не в состоянии отслеживать все книги, газеты, фильмы и аудиозаписи. По итогам данного нововведения ГКДР будет публиковать список прошедшей экспертизу (рекомендованной) литературы на своём сайте.

Закир Дженишбекович привёл примеры некоторых нарушений верующими закона. Так, даваат (распространение религиозного учения в исламе) не могут делать все желающие тогда, когда им вздумается. Они должны получить направление (справку) у муфтията как доказательство, что они действуют от имени религиозной организации. Существует Положение ДУМК о даваате, в нём, в частности, есть рекомендации внешнего вида: чтобы даваатчи одевались в нашу традиционную одежду, а не ходили в иностранной, носили национальные калпаки, выглядели опрятно. При Духовном управлении есть центры обучения даваатчи; казыяты или муфтият проверяют уровень религиозных знаний потенциальных даваатчи и только после этого должны давать им направление.

По словам нашего респондента, наказание за незаконную религиозную деятельность до 2019 года было незначительным — штраф в 200-500 сомов, поэтому люди и не очень-то боялись нарушать данный закон. Сейчас штрафы выросли до 7 тысяч сомов.

На сегодня незаконной, по словам представителя госоргана, к примеру, является деятельность организации «Йакын Инкар». В 2017 году суд Октябрьского района Бишкека запретил её деятельность, так как члены не признают законодательство страны, в частности не позволяют детям посещать школу. Закир Чотаев рассказал, что, когда МВД распространило в СМИ информацию о задержании лидера «Йакын Инкар», выяснилось, что жил он в двухэтажном доме, обставленном бытовой техникой, с телефонной связью, имел автомобиль, хотя адепты данного течения проповедуют обратное. Так, некоторые последователи выдирают полы у себя дома, чтобы жить на голой земле, выбрасывают телевизор и книги, за исключением тех, что содержат их вероучение, не пользуются телефонной связью и Интернетом и т. д.

Что касается детей последователей данного течения, то после запрета организации госорганы взяли на контроль три семьи в Иссык-Кульской области и вернули их детей в школы. Например, по решению суда отца посадили за экстремистскую деятельность, а с матерью удалось договориться, что несовершеннолетние начнут получать светское образование. Для самих ребят и девчат, конечно, садиться за парту с детьми младше себя — это стресс…

Планируется и реформа религиозного и религиоведческого образования, разработаны проекты концепции реформирования религиозного и религиоведческого образования и положения о религиозном образовании. По словам Закира Чотаева, Кыргызстану нужно сформировать свою религиозную школу, чтобы не выезжали кыргызстанцы на учёбу в исламские учебные заведения за рубежом и не попадали под влияние их религиозных взглядов. Вообще, пик обсуждения вопроса о распространении ислама в Кыргызстане в 2013-2014 годах связан как раз с кыргызстанцами, которые отучились за границей и вернулись. Их количество стало особенно заметно после 2010-го, потому что они выделялись своей нетрадиционной одеждой. Затем, после знакового заседания Совета безопасности в феврале 2014-го, ДУМК начало разъяснительную работу среди мусульман, и дискуссии пошли на спад.

Теологию, как и сейчас, продолжат преподавать в рамках стандартов Министерства образования, а в религиозных учебных заведениях, которые не выдают дипломы государственного образца (медресе и т. д.), введут минимальный курс светских предметов, отметил сотрудник госоргана.

Что касается введения истории религиозной культуры для учащихся девятых классов, наш собеседник пояснил, что пока преподавать её будут учителя-историки. Для них госкомиссией при участии экспертов, теологов и религиоведов проведены трёхдневные тренинги. По словам Закира Чотаева, содержание курса нейтральное, в нём предоставляется базовая информация о религиях, их ценностях, исторические и государственные аспекты по данной тематике, но нет материалов, направленных на призыв к религии, или её пропаганды. Сейчас предмет апробируется в 56 пилотных школах во всех регионах страны, включая Бишкек и Ош, отобранных совместно с Министерством образования. Объём курса — час в неделю.

— Ведь дети уже начинают друг другу рассказывать о религии, «делать даваат», — сказал Закир Дженишбекович, объясняя необходимость просвещения школьников.

(Окончание в следующем номере)

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Иллюстративное фото на стр. 1 из Интернета.

1 thought on “Женщины за спинами террористов

Добавить комментарий