Чего ждать от политической весны?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Прокомментировать традиционное для Кыргызстана весеннее оживление политической жизни мы попросили экс-депутата парламента, эксперта по государственному управлению Алишера МАМАСАЛИЕВА.

Игра на внешнего зрителя?

— Алишер, как следует расценивать последнее заявление экс-президента Алмазбека Атамбаева и его переход в оппозицию действующей власти, стоит ли нам ожидать обострения политической ситуации?

— Мы, эксперты, ожидали такого тактического хода от Атамбаева, но немного позже — 6 апреля, на запланированном съезде партии СДПК, который стал бы самым подходящим поводом для этого. Вопрос: почему бывший президент пошёл на этот шаг 17 марта? Ответ, возможно, стоит искать в предстоящем визите российского лидера Владимира Путина в Кыргызстан, назначенном на 28 марта. Становится очевидным, что публичный акт, а по-другому это не назовёшь, рассчитан не на внутренний электорат, а на внешних игроков. Цель — привлечь к своей персоне внимание российского руководства. По-моему, Атамбаев пытается сейчас придать сложившемуся внутрипартийному противостоянию в СДПК видимость нарастающего серьёзного противостояния двух политических сил и тем самым продемонстрировать свою субъектность. В этой шахматной партии главная задача — вынудить внешних игроков проявить свою озабоченность внутриполитической ситуацией в Кыргызстане и выступить в качестве посредника в урегулировании «политического конфликта». Такой сценарий дал бы Алмазбеку Шаршеновичу возможность заполучить надёжные гарантии своей личной безопасности от третьей стороны, поскольку нельзя исключать возможности привлечения его к ответственности и даже ареста.

А есть ли под этим какие-то основания, сможет ли Атамбаев собрать вокруг себя весомую политическую силу после тех обвинений, которые ему предъявляет общество, например, в том, что он в бытность свою президентом узурпировал все три ветви власти? — Это хороший вопрос.

Дело в том, что у нашего общества очень короткая политическая память. К сожалению, мы быстро всё забываем — кто и что из себя представляет. У нас в стране можно быть отпетым коррупционером и беспринципным политиком, которого все осуждают, а через год надеть на себя красный плащ борца за свободу слова. И это касается не только Атамбаева, а многих тех, кто сегодня снова обивают пороги 7-го этажа «Белого дома» в надежде вернуться в систему. Если бы кыргызстанцы в своё время провели политическую люстрацию, это дало бы нам возможность оставить навсегда за бортом всех эксов и бывших чиновников. Вы посмотрите, кто сегодня снова на политической арене: та же «старая обойма», которая мозолила глаза в политике ещё 15-20 лет назад. И послушайте, о чём они говорят: хотят снова находиться у руля или, по крайней мере, около него.

Поэтому я не стал бы недооценивать политические амбиции Алмазбека Шаршеновича. Обиженных на власть, оставшихся не у дел после президентских выборов политиков предостаточно, ресурсы у них есть, и обострить политическую ситуацию в стране они могут. В настоящий момент, конечно, Атамбаев выдаёт желаемое за действительное, сейчас у него нет реальной политической опоры. Да, у него интеллектуальный ресурс в виде профессиональных политтехнологов и собственные медиаресурсы, но этого пока мало. Хочу подчеркнуть: если власть не предпримет ответных шагов и не пойдёт на опережение, то ситуация может резко измениться к октябрю 2019 года. Нужно признать, и я об этом ранее говорил, что в тактическом плане власть проявляет излишнюю пассивность, не нужно этого делать, следует пересмотреть методику принятия решений и начать самим диктовать политическую повестку.

Уходя — уходи?

Кстати, мне известно, что Атамбаев со своей командой в 2017 году тоже хотел провести то, что недавно сделал лидер Казахстана, и перенести точку принятия решения с 7-го этажа в штаб партии СДПК — в здание «Медиафорума».

Назарбаеву и его команде нужно отдать должное: информация о предстоящей отставке не просочилась наружу преждевременно, и первая стадия операции «Транзит власти» реализована оперативно и профессионально. Политическая ситуация в Казахстане действительно непростая. Мы можем наблюдать там социальные недовольства в регионах, которые оппозиция использует как возможность объединить разные слои общества. Отставка правительства временно может погасить стихийные митинги, но только до следующей осени, поэтому, думаю, семья Назарбаева и решила, что время «ухода» пришло.

Думаю, смерть Ислама Каримова и участь Гульнары Каримовой сильно повлияли на самого Нурсултана Абишевича и его дочь Даригу. Нужно было реализовать мягкий транзит власти, чтобы не будоражить народ. И фигура Токаева вполне подходила на роль так называемого паромщика, который без рисков для семьи мог бы после выборов передать власть преемнику. Ведь сама подготовка к операции транзита началась ещё с прошлого года, когда изменили законодательство и усилили полномочия Совета безопасности РК, прописав, что Назарбаев, как первый Президент, пожизненно останется главой Совбеза. Затем, если вы помните, 15 февраля Конституционный совет дал официальное толкование пункта 3 статьи 42 Конституции Казахстана. Он касается условий отставки главы государства. Конституционный совет тогда разъяснил, что Президент имеет право добровольно сложить полномочия. Плюс закреплённый статус вечного лидера президентской партии «Нур Отан» даёт Назарбаеву возможность иметь рычаги влияния на парламент. Так что, по сути, там перенесли точку принятия решений из администрации Президента в секретариат Совета безопасности, и Назарбаев, по всей видимости, желает стать казахским Дэн Сяопином.

Так вот, возвращаясь к Атамбаеву. Он, изменив в 2016 году Конституцию, усилил полномочия премьер-министра. Его ставленник Сапар Исаков и депутаты парламента из фракции СДПК по плану должны были оставить новоизбранного Президента Жээнбекова за бортом процесса принятия решений. При таком сценарии Алмазбек Шаршенович мог влиять на все решения главы правительства и парламентской коалиции большинства, а Президент играл бы роль свадебного генерала. Если вы помните, когда в ноябре 2017 года Сооронбай Жээнбеков возглавил страну, он был буквально окружён и обставлен вокруг себя приближёнными Атамбаева. Только через полгода, 16 апреля 2018 года, премьер-министра Сапара Исакова отправили в отставку, и это стало началом нейтрализации всей команды бывшего руководителя государства.

…Но если говорить о Казахстане, в любом случае Назарбаев сделал тактически правильный ход. Сегодня никому, и в первую очередь Кыргызстану, не выгодно, чтобы политическая ситуация у соседей обострилась. Ведь 80% наших торговых и транзитных коммуникаций проходят через них. Стоит напомнить, что товарооборот Кыргызстана с Казахстаном в 2018 году составил $865,2 млн., и главы правительств двух стран на саммите СНГ заявили, что нацелены увеличить его до $1 миллиарда. Завершая наш разговор, хочу сказать, что кто бы в итоге ни стал следующим президентом Казахстана, безусловно, его кандидатура будет согласована не только с Москвой, но и с Пекином. Поскольку Казахстан сегодня играет ключевую роль не только в большом Евразийском проекте, а в целом служит цивилизационным буфером между Россией и Китаем.

Добавить комментарий