ЖАНДАРМЕРИЯ ЕВРАЗИИ: СООБЩА БОРОТЬСЯ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ И ТЕРРОРИЗМОМ

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Если заглянуть в толковый словарь,  то слово «жандармерия» не вызывает симпатий, поскольку оно понимается как особые полицейские войска для политической охраны и сыска, борьбы с революционным движением, а «полиция» — административный орган охраны государственной безопасности. Жесткие методы  работы этого репрессивного органа с революционным движением царской России еще не стерлись из памяти советского поколения, о них до сих пор напоминают учебники по истории.
Но меняются времена, меняются и понятия. Сегодня во многих странах мира жандармерия решает весьма сложные задачи обеспечения государственной и общественной безопасности, наведения порядка при возникновении острых конфликтных ситуаций, создаваемых различными группировками населения.
По официальному приглашению генерального командующего жандармерии Турции генерала армии Неждета Озела представители внутренних войск МВД Кыргызской Республики, а также Казахстана, Азербайджана и Монголии побывали в Анкаре с трехдневным визитом, в ходе которого ознакомились с деятельностью жандармерии. Цель этой встречи — подписание соглашения о создании Союза жандармерии Евразии.
О том, что представляет собой  это соглашение, какая роль отводится Кыргызстану в решении поставленных задач и как предстоит их решать, мы попросили рассказать командующего внутренними войсками МВД Советбека АРБАЕВА.


— Предыстория этой поездки такова. Между внутренними войсками и жандармерией Турции в июне 2008 г. подписан договор о взаимном сотрудничестве по подготовке кадров. В его рамках в Турции проходят подготовку наши сотрудники. Офицеры обучаются в высших военных учебных заведениях двух силовых структур: сухопутных войск и турецкой жандармерии. Ежегодно эти структуры готовят пять специалистов. Необходимость иметь специально обученные кадры вызвана тем, что преступность не знает границ, а данные силовые структуры, имеющие военный статус, занимаются именно  борьбой с внутренним и международным терроризмом и имеют большой опыт.
В этом году руководство турецкой жандармерии инициировало создание союза внутренних войск и силовых структур, которые имеют военный статус, для борьбы с терроризмом и обеспечения общественной безопасности в пяти странах — Турции, Монголии, Казахстане, Азербайджане и Кыргызстане. Поэтому подписание такого договора открывает его участникам неограниченные возможности в подготовке кадров, получении военно-технической помощи, обмене опытом, использовании  приобретенных знаний в борьбе с международным терроризмом и поддержании высокой боевой готовности.
Естественно, флагманом здесь выступает турецкая жандармерия, которая имеет более чем 170-летний опыт несения службы. И он оправдал себя, особенно в условиях, когда окружающие государства постоянно лихорадит нестабильная обстановка, которая негативно отражается и на самой Турции. Жандармерия как раз обладает возможностями, позволяющими поддерживать общественный порядок в огромной стране.
В состав турецкой жандармерии входят спасатели. Жандармерия также выполняет функции патрульно-постовой службы  и автодорожной инспекции. Но не везде. В таких больших городах, как Стамбул и Анкара, эти задачи возложены на полицию. А в сельской местности, отдаленных районах охраной общественного порядка занимаются части подразделений жандармерии.
Как известно, Турция ежегодно встречает миллионы туристов, но на действия сотрудников жандармерии не зарегистрировано ни одной жалобы. Они выполняют свои обязанности строго в соответствии с законом и потому пользуются доверием народа.
Мне показалось, что создание у нас подобной структуры решило бы множество проблем. Не секрет, что у населения  немало претензий к органам внутренних дел,  особенно к ППС и ГАИ. И сейчас перед МВД  очень остро стоит вопрос, как избавиться от таких негативных проявлений, как некорректность, хамское поведение, мздоимство.
Сейчас, после ознакомления с работой турецкой жандармерии, я четко вижу, что создание аналогичной силовой структуры, имеющей военный статус, поможет решить многие проблемы. Я доложил свое мнение министру внутренних дел и вице-премьер-министру. Они за создание такой структуры, которая бы работала на доверие гражданского населения к органам правопорядка и решала ряд других проблем, связанных с обеспечением общественной безопасности.
Нам необходимо как можно быстрее ратифицировать, узаконить договор о взаимном сотрудничестве, который мы подписали. Он, кстати, уже ратифицирован  парламентом Турции. В ходе визита и встреч с руководством жандармерии нашей делегации дали ясно понять, что как только договор будет ратифицирован Кыргызстаном, турецкая жандармерия тотчас приступит к оказанию неограниченной помощи внутренним войскам, в том числе и в техническом оснащении, и в выделении денежных средств.
— Кто-то из пятерки государств рассмотрел создание жандармерии в своей стране положительно?
— Да, например, Азербайджан, он уже ввел у себя жандармерию, Турция полностью обеспечивает ее формой, техникой, подготовкой кадров, даже взяла на себя затраты по постройке зданий.  Между ними действительно налажены тесные взаимоотношения.
Я бы тоже  хотел не терять много времени на урегулирование правовых основ, с помощью Турции создать на территории какого-нибудь города или района Кыргызстана экспериментальное подразделение или часть жандармерии и посмотреть на результат ее деятельности через мониторинг мнения местного населения. Затем полученные данные обобщить и сравнить с теми районами и городами, где несут службу органы милиции.
В случае удачи этого проекта можно выйти в правительство, к министру внутренних дел с предложением расширить сферу деятельности жандармерии. А затем, если проект будет успешно развиваться и население станет нам доверять, думаю, жители других городов, сел потребуют создания такого подразделения и на их территории.
— Как жандармерия повлияет на снижение уровня  коррупции и других преступлений?
— Психология военного человека отличается от психологии милиционера либо полицейского. Поскольку у них изначально, при поступлении на службу, обязательства перед государством разные. Военный — от рядового солдата до генерала — связан присягой, и в его обязанностях уже заложены четкое исполнение законов, высокая ответственность. В нашем Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за воинские преступления, а за них милиционеры ответственность не несут.
Если милиционер нарушит правила несения службы, то в худшем случае получит только административное взыскание. А у нас за любое нарушение можно оказаться на скамье подсудимых. Поэтому качество выполнения служебного долга военнослужащим существенно отличается от тех, кто не обременен серьезной ответственностью.
— Турция оказывает бескорыстную помощь государствам, входящим в Союз жандармерии Евразии. А что может предложить союзу  Кыргызстан?
— Я ставил этот вопрос перед командующим жандармерией. Сейчас мы находимся в таком положении, когда не можем чем-то помочь Турции. Но у нас есть национальная гордость, и мы должны ответить тем же в пределах своих возможностей. Нам ответили, что помощь оказывают безвозмездно по нескольким причинам, и главная из них — коллективная, скоординированная борьба с терроризмом и международными преступлениями.  А это, как вы знаете, гораздо эффективнее и результативнее, нежели действовать в одиночку.
Или вот, например, наши офицеры обучаются в Турции бесплатно. Более того, они получают стипендию в размере заработной платы, какая выплачивается офицерам турецкой жандармерии. Аналогичное обучение одного китайского офицера  обошлось бы Китаю  в $10 тыс. Сотрудничество, взаимопомощь  способствуют укреплению отношений между народами, желанию изучать историю, культурное наследие, следовательно, жить в мире и согласии.
Я доверяю турецкой стороне, ее заверениям. Думаю, она будет оказывать всяческую помощь в создании жандармерии в Кыргызстане.
— В этот союз, помимо нашей страны, входят еще две постсоветские республики. Какие у Кыргызстана с ними взаимоотношения?
— С Казахстаном у нас самые близкие и давно сложившиеся отношения. До развала Советского Союза части и подразделения внутренних войск, дислоцировавшихся на территории Кыргызстана, подчинялись МВД только в оперативном порядке. Непосредственное командование внутренними войсками находилось в Алматы, где располагалось Управление внутренних войск по Средней Азии и Киргизии. Офицеры проходили службу в частях Средней Азии, поэтому мы все друг друга знаем еще с тех времен.
По договоренности с Казахстаном 10  наших офицеров обучаются в высших военных учреждениях республики. В настоящее время они открыли там программу при факультете Военной академии по подготовке высшего офицерского состава. Мы прорабатываем вопрос о том, чтобы посылать наших офицеров туда на обучение.
Азербайджан был и остается братской республикой, и у нас очень много общего. Сейчас он с помощью турецкой жандармерии ушел вперед. Согласно договору, который мы подписали,  одна из стран председательствует в течение года. В 2012 году нас примет Азербайджан.
Хотя с Монголией мы встречаемся первый раз, но между нами уже сложились очень теплые отношения. Командующий внутренними войсками этой страны пригласил меня на 90-летие внутренних войск Монголии, которое будет отмечаться в следующем году.
Я возлагаю большие надежды на этот союз в вопросах военно-технической помощи и в других сферах становления внутренних войск.
— Жандармерию планируете формировать из сотрудников внутренних войск? Или туда могут быть приняты лица, имеющие опыт работы в правоохранительных органах?
— Создание совершенно  новой структуры обойдется нашему государству в немалые средства. Поэтому я предлагаю создать жандармерию на базе наших частей. У нас есть части, подразделения, которые выполняют боевую службу только при чрезвычайных обстоятельствах, а в мирное время занимаются подготовкой. Чтобы сломать этот стереотип и нести полноценную службу  в мирное время,  необходимо создать такое подразделение на базе уже существующих частей.

— Прошел год, как вы заняли пост командующего внутренними войсками. Удалось ли вам достичь задуманных целей и каковы приоритеты развития вашего ведомства?
— Я постоянно анализирую, что сделал, а что не успел. Конечно, часть времени ушла на прошлогодние события, когда личный состав войск был включен в урегулирование ситуации на юге. Заниматься намеченными задачами просто не было возможности. С установлением стабильной обстановки после июньской трагедии и проведения парламентских выборов мы смогли вплотную заняться развитием войск.
Считаю значительным достижением то, что правительство осознало необходимость внутренних войск. Указом Президента восстановлена ранее сокращенная численность наших войск. Это дало нам шанс укрепить части и подразделения, дислоцированные на юге страны. В Оше, Джалал-Абаде, Баткене сейчас действуют полноценные части, которые могут в полной мере нести службу в случае осложнения обстановки. Сегодня те 40 офицеров, которые попали под сокращение, нашли свое место.
Финансирование  пока еще не полностью удовлетворяет потребности внутренних войск. Тем не менее  из тех денег, которые нам выделило правительство, мы большую часть затратили на приобретение средств защиты. Раньше насчитывалось 40 сотрудников спецназа «Шер», нам удалось увеличить их до 300, поскольку к проведению серьезных мероприятий солдаты-срочники не привлекаются. Я не позволю себе послать необученных ребят на опасные операции, поэтому в перспективе — введение контрактной основы набора сотрудников, имеющих специальную подготовку.
В недавнем прошлом остро стояла проблема транспорта, у нас даже случались неприятности в ошских событиях, да и здесь она давала о себе знать. Зачастую приходилось выдвигаться пешком. Указом главы государства нам выделено 6 новых автобусов. Мы очень благодарны мэрии Бишкека за оперативное выполнение поручений Президента.
В тыловом обеспечении также решен ряд вопросов. Увеличилось количество солдат, и нам удалось закупить для них все необходимое. Также отремонтировали казармы, теперь солдаты проходят службу в комфортных условиях. В Баткене столкнулись с трудностями по размещению военнослужащих сверхсрочной службы, так как там нет квартир и подходящего жилья. Я был у заместителя губернатора, который ничем не смог нам помочь. Тогда мы своими силами построили общежитие на 10 квартир, куда заселили 40 человек. Вот так мы решили жилищный вопрос.
Повторюсь, с ратификацией договора о вступлении  Кыргызстана в Союз жандармерии Евразии у нас отпали бы многие проблемы.

Ольга СТЕПКИЧЕВА.
Фото предоставлены пресс-службой ВВ МВД КР.

Добавить комментарий