Перспектива соцсектора — в само- и взаимопомощи

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Члены рабочей группы по контролю за исполнением Закона КР «О государственных пособиях в Кыргызской Республике», действующей при Комитете Жогорку Кенеша по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению посетили также социальные учреждения Иссык-Атинского и Московского районов Чуйской области.

Как мы сообщали в материале «Господдержка семей: волокита — издержка порядка» в номере от 5 апреля, в рабочую группу входят её председатель, вице-спикер ЖК Аида Касымалиева, другие депутаты, представители Министерства труда и социального развития и общественного совета этого министерства, Минфина, неправительственных организаций.

Аида Касымалиева, а также её коллега Айнура Осмонова, замминистра труда и соцразвития Ализа Солтонбекова, другие члены рабочей группы побывали в детском доме семейного типа «Алтын уя» в Канте, Республиканской детской психиатрической больнице в селе Ивановка, «Молодёжном доме» для выпускников детских домов в селе Новопокровка, Беловодском детском психоневрологическом социальном стационарном учреждении, группе самопомощи пожилых людей Московского района «Иголочка» и социальной деревне «Манас» в селе Беловодском. В поездках их сопровождали сотрудники районных управлений МТСР, представители местной власти.

Домик для пчёлок

Название дома семейного типа «Алтын уя» переводится и как «Золотое гнездо», и как «Золотые соты». Почему-то мне хочется, чтобы это были всё-таки соты, и воспитанники в нём ассоциировались с трудолюбивыми пчёлками, хотя выражение «семейное гнёздышко» тоже звучит неплохо.

Такие маленькие детские дома семейного типа — альтернатива традиционным большим интернатам, где питомцы не могут, несмотря на старания администраций и работников, в полной мере почувствовать традиционную домашнюю, семейную атмосферу.

Это муниципальное учреждение, входящее в комплекс, в котором также детский сад общего режима, центр дневного пребывания для детей с инвалидностью, детский патронатно-адаптационный центр «Умут» для социальных сирот.

«Алтын уя» находится в уютном частном доме с огородом, который купила датская благотворительная организация «Спасите детей», действует с 2005 года, принимает ребят школьного возраста — с семи до 18 лет. Определяет их сюда комиссия при Иссык-Атинской райадминистрации: сначала на полгода, потом, после решения суда, могут оставить здесь до совершеннолетия. Сейчас в нём воспитываются восемь детей, шестеро (по трое) из которых из двух семей, ещё у одного ребёнка родители — в местах лишения свободы, а другой сирота.

Руководитель — Зарийда Эстемесова, помимо неё здесь работают три воспитателя, которые одновременно являются и нянями, и поварами, работая сутками: ведь они для воспитанников — мамы. Есть также медсестра и приходящий врач-педиатр, замдиректора по хозяйственной части. Питание четырёхразовое, на что из городского бюджета Канта выделяется 140 сомов в день на ребёнка. Когда мы, журналисты, заглянули ненадолго в это обиталище, почти все дети находились в школе.

Без роскоши, зато с заботой

Далее наш путь пролегал в Республиканскую детскую психиатрическую больницу. Она рассчитана на 40 пациентов, но в день прибытия членов рабочей группы в ней находились 16. По словам главного врача Гульнары Абдиевой, родители стараются привозить своих детей во время школьных каникул. Другие причины: не все знают об этой больнице, не устраивают сюда ребят из-за отдалённости, из-за стереотипов о психиатрии и стигматизации (боятся, что будут издеваться над ребёнком, если узнают о его лечении в «психушке», как это принято в обществе).

Само её здание в стиле сталинского ампира, несомненно представляющее культурно-историческую ценность, нуждается в ремонте: обшарпанные стены, полы, унылые цвета, скрадывающие свет шторы, убогая обстановка с неумелыми попытками придать интерьеру хоть какую-то красочность (возможно, к нашему приходу). И много-много мягких игрушек всех возможных размеров: от маленьких до гигантских.

Но главный врач говорит, что хотя помещения и нагоняют тоску внешним видом, в остальном условия хороши: кормят пять раз в день (на питание одного ребёнка здесь выделяется 66 сомов, а на лекарства — 17,18 сома), предоставляется не только лечение, но и реабилитация, для чего есть кабинеты физиопроцедур, лечебной физкультуры. Поступившим корректируют речь, занимаются с ними изучением языков, рисованием, лепкой, изготовлением поделок. Есть комнаты для игр и просмотра телевизора, учебные классы, а на улице — сад с беседками, игровая площадка. Гульнура Абдиева уверяет, что ребятне тут нравится.

Её слова подтверждает и Сапарбек Азимжанов — заведующий хозяйственной частью. Его сын, которому сейчас 22 года, прежде неоднократно получал здесь лечение в связи с диагнозом «синдром Дауна». Отец рассказывает, что, когда впервые привёз сюда ребёнка, тот заливался слезами, не хотел оставаться, да и сам Сапарбек Азимжанов ушёл заплаканный. Ведь он воспитывал пацана после смерти супруги один. Через несколько дней приехал в больницу и увидел, что малец успокоился, привык. А в дальнейшем уже всегда с удовольствием лечился здесь. Главный врач утверждает, что ребята-пациенты — ласковые, нуждающиеся во внимании, поэтому ластятся к врачам и санитаркам, хотя во время приступов агрессии могут и наносить им удары до синяков. Мы же детей не увидели: они спали во время тихого часа.

Больницу, по словам Гульнары Абдиевой, то и дело хотят закрыть, а между тем она нужна. Сюда за помощью обращаются несовершеннолетние кыргызстанцы с поведенческими нарушениями, лёгкими и тяжёлыми психическими расстройствами. Куда их направлять? В Республиканский центр психического здоровья вместе со взрослыми (хотя там есть детское отделение)? Так там не хватит палат. К тому же учреждение по адресу: Байтик Баатыра, 1 посещает весь город за справками и консультацией и так далее. Не лучше ли сохранить для детей с проблемами души и тела этот умиротворяющий зелёный уголок вдали от суеты и шума в столице?

И не просто оставить функционировать, а, наконец, привести в вид, радующий глаз, чтобы страдающие недугами юные кыргызстанцы не впадали в ещё большую депрессию от унылого интерьера.

Мостик во взрослую жизнь

Мы познакомились с обитателями «Молодёжного дома» для девочек-сирот, что в Новопокровке, а в этом же селе близ Бишкека есть такой и для юношей.

В особняке с небольшим участком, засаженным яблонями, — красиво обставленные уютные спальные комнаты, зал, кухня, санузел с сауной и бассейном. Живут в этих условиях восемь выпускниц разных детских домов-интернатов. Они ныне студентки различных вузов. Во время нашего визита нас встретили только трое девчат (остальные ещё не вернулись с учёбы), смущались, просили не фотографировать и не снимать на видео их лица.

Вместе с ними делят печали и радости совместного быта несколько социальных работниц, которые называют себя их мамами. Два года адаптационного периода они должны готовить своих подопечных к самостоятельной жизни, ведь в интернатах зачастую не учат ничему: готовить еду, стирать бельё и так далее.

По словам учредителя «Молодёжного дома», директора общественного фонда «Прав защиты детей-сирот» (он так и называется) и выпускника Краснореченского детского дома-интерната Игоря Беляева, особняк они арендуют, пока им не удалось построить жильё самим. К международным донорам за грантами фонд, по словам руководителя, не обращается, проекты не пишет. Все благие дела возможны только за счёт неравнодушных жертвователей финансов.

В чём необходимость такой инициативы? Как поясняет Игорь Беляев, в том, чтобы, как уже говорилось выше, адаптировать ребят из больших детских домов, где за них всё решали и делали сотрудники, к взрослению. И в том, чтобы дать им почувствовать домашнюю атмосферу и тепло родственных отношений, даже если сёстры они и не по крови, а по воле судьбы.

Выход в мир через Интернет

И вот в нашем маршруте как раз такой большой интернат — Беловодское детское психоневрологическое социальное стационарное учреждение. Но это специфическое заведение. Хотя и без таких тоже можно обойтись… — но пока не в нашей стране. Кыргызстан не приспособлен для людей с инвалидностью. Государство и общество не помогают в полной мере родителям детей с ограниченными возможностями здоровья самим заботиться о них и учить их стать хоть в какой-то мере самостоятельными…

Сейчас в беловодском учреждении 210 воспитанников, помимо руководителя Светланы Такырбашевой — восемь медсестёр и три врача. А ещё педагоги и работники других специальностей (повара и т. д.). Как рассказал врач-психиатр и невропатолог Кулмамат Эшатов, здесь есть отделения для ребят с лёгкой и умеренной степенями расстройства интеллектуального развития и для тех, кто с тяжёлой и глубокой. А по словам Светланы Такырбашевой, на питание одного ребёнка в день выделяется 110 сомов, на медикаменты — 12,80 сома. В целом на финансирование учреждения в год выделено почти 43 млн. сомов.

Как рассказала Наталья Баленко, воспитатель с 21-летним стажем, между детьми — дружественные отношения и взаимная забота. Она показала поделки, которые мастерят сами ребята: из бумаги, пластилина, войлока… Воспитанников обучают школьным предметам — письму, чтению, арифметике, языкам, рисованию, подбирая для каждого индивидуальную программу по способностям. Мне удалось повидать кабинеты декоративно-прикладного творчества, библиотеку. Есть игровые комнаты, уголки лечебной физкультуры, парикмахерская… В столовой при нас выпекали румяные булочки. В целом радуют глаз уют и красочность обстановки, приятно отличающиеся от той, что мы наблюдали в больнице в Ивановке.

Аскар, Лида, Айбек и Байэль (ребятам от 11 до 16 лет), которые не спали во время тихого часа, как остальные, а занимались в учебном классе, рассказали мне, что любят заводить друзей в социальных сетях (у 16-летнего Аскара — собственный ноутбук, который подарил ему меценат и частый посетитель этого учреждения — некий Илим-байке), смотреть фильмы о жизни, реальных событиях (например, знаменитую французскую комедию «1+1»), фантастику, короткие видео, музыкальный сериал «Ранетки». А ещё строить сооружения из конструктора Lego (Байэль мечтает стать строителем).

Самостоятельность ЛОВЗ

Социальная деревня «Манас» — проект, немного похожий на «Молодёжный дом», и он инициирован для адаптации ко взрослой жизни бывших воспитанников домов-интернатов. Отличие же в том, что здесь, в «Манасе», — ребята с ограниченными возможностями здоровья. И время пребывания их здесь не ограничено. Социальная деревня состоит из трёх разбросанных домов, один из которых — в центре Московского района.

Как мне рассказал 25-летний Баяман, здесь он с тех пор, как выпустился из Беловодского детского психоневрологического социального стационарного учреждения, то есть семь лет. Всего «жителей деревни» — 23, все старше 18 лет. Айжан — 21 год. У неё нет инвалидности, но когда-то после смерти матери сёстры отдали её в беловодское учреждение только потому, что не могли заботиться о ней.

Жители социальной деревни сами готовят еду, ухаживают за садом и огородом, поливаемым капельным методом, баранами, коровами, пекут хлеб и булочки, продают их, а также молоко в магазине в райцентре. А ещё шьют войлочные изделия, которые отправляют на продажу в Германию. Руководит социальной деревней Гульбарчын Такырбашева. Она в прошлом врач, в 40 лет ослепла. Её сын Бакыт когда-то посещал детский реабилитационный центр «Умут-Надежда», организованный Карлой-Марией и Игорем Шелике. Под влиянием Карлы-Марии и зародилась идея создания «Манаса». Так, Гульбарчын приложила усилия для строительства домов социальной деревни. Она рассказала депутатам, представителям соцсектора и местным властям о проблемах: питьевую воду приходится привозить из райцентра, сюда она поступает только на час; участок, выделенный им, — богарные земли, а нужно бы орошаемые, чтобы выращивать клевер на корм скоту.

Люди в возрасте осени

Группа самопомощи «Иголочка» объединяет пожилых людей Московского района. Как рассказала её лидер Любовь Землянская, в ней 16 человек, занятых рукоделием, и ещё хор. Создана она по инициативе международного фонда «Бабушка Эдопшн»: женщинам, размер пенсии которых недотягивает до минимального уровня (или вовсе её нет), купили швейные машинки, учили делать разные декоративные изделия для последующей продажи. Теперь группа на самофинансировании: существует на членские взносы в 30 сомов. Старики просят местные власти выделить им помещение. То, в котором они встречаются сейчас, не отапливается зимой и в целом в аварийном состоянии.

В заключение мне хочется сказать только то, что государству и обществу хорошо бы больше внимания обращать на поддержку семей, чтобы родители могли сами позаботиться о своих детях, в том числе с инвалидностью; создание небольших домов семейного типа как альтернативы интернатам; на развитие самостоятельности уязвимых детей, их социализации и интеграции; создание благоприятных условий для само- и взаимопомощи уязвимых групп. Иначе говоря, сейчас нужно вложиться в то, чтобы социальный сектор в будущем мог позаботиться о себе сам: а это, думается, реально.

Наконец, нам всем надо перестать быть злыми и бестактными. Сапарбек Азимжанов, о котором я уже писала выше, говорит, что над его сыном всю жизнь издевались соседские дети…

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора.

Добавить комментарий