Политизация ислама, или Еще раз о «черном квадрате» и «голубом треугольнике»

watch 8 июня в нашей газете появилась статья «Что-то не так в «святом семействе». Разговор о  проблемах государственно-исламских отношений заинтересовал многих  читателей: звонят, вносят свои  замечания и просят продолжить  разговор на бесспорно  актуальную тему. Выполняем эту  просьбу и приглашаем к продолжению темы Назиру КУРБАНОВУ.

Что  мы имеем сегодня на религиозном поприще Кыргызстана? Мусульманская община разобщена, госкомиссия  пока «один в поле воин»,  не  слышно мнения руководства республики…   Конфликт не исчерпан, и все в ожидании…
Сможет ли выдержать столь бурный натиск ныне действующий молодой руководитель Госкомиссии по делам религий, хватит ли ему сил и  опыта не наступить на грабли своего предшественника О.Шаршенова, который совершил тактическую ошибку, вмешавшись в конфликт и поддержав одну из сторон?
А. Жумабаев бесконечно дает интервью, выступает на радио, телевидении, в газетах, разъясняя, что реакция  госкомиссии не является вмешательством в дела религий.  Все остальные структуры, которых также в неменьшей степени   касаются  религиозные вопросы, пока отмалчиваются.
Несвоевременное решение проблем внутри мусульманской общины привело к деструктивной эскалации конфликта  и рассогласованности государственно-исламских отношений, что стало проблемой  в формате государства.
Как известно, религиозная сфера  — это область идеологической деятельности, в которой следует работать на опережение событий, анализируя и прогнозируя ситуацию. К сожалению, пока государство имеет дело только со свершившимися фактами, работает с последствиями —  это свидетельствует о том, что паровоз плетется за вагонами, а не наоборот.
Чтобы страна бесконечно не плелась в хвосте цивилизаций, необходима консолидация всех здоровых сил общества, не тех,  кто хочет извлечь  сиюминутную меркантильную пользу  в виде пиара и финансовых выгод,  а истинных патриотов, гражданского сектора, людей, болеющих душой за будущее нашей многострадальной республики, переживающей время от времени перманентные революции.
Что нужно для повышения эффективности религиозной политики у нас? Во-первых, политическая воля в выборе конкретной модели государственно-конфессиональных отношений, четко очерченный круг нюансов, не учтенных законодательством. Во-вторых, разработка и принятие концептуальных основ и стратегии развития религиозной политики на ближайшие 10-15 лет. Как мы с вами правильно понимаем, за это отвечает  государство.
При правильном, научно-обоснованном, практически выверенном раскладе ситуации каждому  чиновнику, сотруднику, занимающимся проблемами религии,  останется всего лишь профессионально  грамотно выполнять свои функциональные обязанности   по долгу службы.
Президент соседнего Казахстана Н. Назарбаев, курирующий религиозную сферу государства с первых дней независимости,  на недавно проведенном в Астане  IV Съезде лидеров мировых и традиционных религий (в котором приняли участие делегации из 40 стран мира) с гордостью заявил, что благодаря взвешенной религиозной политике «…Казахстану в качестве одной из немногих республик бывшего Советского Союза удалось избежать ксенофобии и столкновений на этнической и религиозной почве».
Сегодня   отношение кыргызстанцев  к исламу неоднозначно: с одной стороны, идет бурный процесс возрождения религиозной жизни — растет число «соблюдающих» мусульман, паломников,  количество мечетей, исламских вузов и ссузов, халалной индустрии, книгоиздательства и др. С другой — в нашем  обществе еще много атеистов, индифферентных, неверующих. В  последнее время появились (скорее всего, в знак протеста против негативных процессов в мусульманской общине)  общества тенгрианцев, опирающиеся на национальные традиции, предлагающие возвратиться к своим  истокам.
Другими словами, в  Кыргызстане  сформировалось поликонфессиональное  религиозное  пространство,  что   является  признаком свободы совести и вероисповедания, демократии. Безусловно, это так замечательно,  когда   человек сам  решает,  какую религию исповедовать  или не исповедовать,   выражать   атеистические или религиозные убеждения.
Вместе с тем в нашей религиозной сфере не все так безоблачно. Всем известно, что создают проблемы  многочисленные зарубежные религиозные организации:  вайшнавов, муновцев, фалунгуньцев, махаришей, исламские течения ахмадийцев, исмаилитов, салафитов. Кроме этого,   несмотря на запрет,  продолжают работать организации политического ислама «Хизб ут-Тахрир», ИДУ,  Организация освобождения Туркестана  и др., признанные экстремистскими; остается нерешенной проблема прозелитизма и межконфессиональной нетерпимости, проявляющаяся вследствие перехода кыргызов в другую веру.
Но  это  только  верхушка айсберга.  Сегодня страна переживает  сложный переходный период становления новой политической системы, в очередной раз  народ надеется и ждет, что произойдет качественное изменение во всех сферах жизни общества. Одним из ключевых звеньев стабилизации жизни общества является гармонизация государственно-конфессиональных  отношений.
Наблюдаемое нарушение субординации, трудность прохождения управляющего воздействия и обратной связи с религиозными организациями  являются признаками отсутствия эффективности религиозной политики.
Сложившаяся  рассогласованность в государственно-исламских делах — это не только вопрос угрозы безопасности и стабильности Кыргызстана, но и тень на  имидж в международном сообществе, пренебрежение которым может привести к непредсказуемым последствиям.
Его оптимальное развитие —  далеко не простой процесс, поскольку в него вовлечено множество сторон с разнонаправленными интересами. Тем не менее  государству необходимо создавать благоприятные условия для позитивного и конструктивного развития мусульманской общины.
По взаимоотношениям между  религиозными организациями и государством судят,  во-первых, о действительной реализации прав и свобод человека в отношении религии; во-вторых, о степени уважения религиозных убеждений граждан государством; в-третьих,  об отношении государства к негосударственным структурам с сильной идеологией,  которой вряд ли обладают другие социальные образования; и, наконец, в-четвертых, о характере обратной связи с религиозными организациями.
Анализ ситуации  выявляет наличие конфликтогенного потенциала, что порождает время от времени очаги вспышки,  конфликтную массу лиц, недовольных ходом реформ, проведением хаджа, нарушениями устава.
Интригующей для всех в последнем конфликте  явилась   информация о «черном квадрате», затем о «голубом треугольнике», конечно же, не требующих  таких глубокомысленных размышлений, как  по поводу  геометрических абстракций  эксцентричного  А. Алле и супрематиста К. Малевича. Тем не менее, несмотря на абсурдность заявления, оно произвело  фурор, особенно в молодежной  среде  и интернет-сообществе,  и теперь рискует  остаться  в  истории  в  качестве слогана  нарицательного значения  произошедших  событий.
Ну  а если всерьез, нищие духом люди «околорелигиозных»  кругов, у которых цинизм и материализм берут верх,  липнут  к  хаджу  как  мухи  к  меду. Неужели сиюминутный меркантильный интерес,  который  пачкает  доброе имя навсегда,  негативно  отразится на имидже  потомков, лучше и выше  чести  навечно  остаться в  истории своего народа как честный муфтий, честный чиновник,  честный депутат и т.д.?
Инициирование  муфтием предложения ликвидировать Госкомиссию по делам религий в  декабре 2011 г. является  попыткой оказать давление  на государственные органы,  это выполнение нерегламентированных законом функций, открытое вмешательство  во внутренние  политические  дела государства или, другими словами,   «политизация ислама», что законодательно недопустимо в КР.
Выйдя за рамки конституционного поля, глава  Духовного управления мусульман Кыргызстана (ДУМК) совершил оплошность, нарушив демократические принципы государственно-конфессиональных отношений. Как известно, решение вопроса о существовании Госкомиссии по делам религий не является прерогативой Духовного управления.
Как решить в очередной раз ситуацию?
— Характерными чертами  государственно-исламских отношений в современном Кыргызстане должны быть: возврат государства в политико-правовой процесс, ориентированный на создание благоприятных условий для позитивного развития религиозной жизни страны; сохранение и усиление демократического характера государственно-конфессиональных отношений, устранение из него элемента политизации религиозных организаций; начало решения накопившихся противоречий  общими усилиями всех институтов власти, занимающихся религиозными вопросами; совершенствование и  гармонизация государственно-конфессиональных и общественно-религиозных отношений.
— Госкомиссия, исходя из сложившейся ситуации,  должна продемонстрировать конструктивные тактические меры для  их урегулирования.  Речь не идет о том, чтобы вмешиваться, мешать работе религиозных деятелей, а работать  на стабилизацию положения в мусульманской общине. Первым ее шагом должно было быть приглашение к диалогу противоборствующих сторон, при решении конфликта необходимо исходить из  интересов  государства.
— ДУМК следует помнить, что деятельность религиозных организаций, руководства играет значительную роль в формировании общественного мнения о конфессии, которую они представляют. Теперь придется долго работать на реабилитацию репутации. Необходимо проводить в СМИ дискуссии по поводу разъяснения сути нетрадиционных форм религий, течений экстремистского толка;  поисков путей и методов духовно-нравственного оздоровления общества, борьбы за внесение исламских ценностей в укрепление идеологических устоев общества,  формирование кыргызстанского исламского образования и т.д.
— Целесообразно и  государству в лице  ГКДР и ДУМК  сделать шаг навстречу друг другу и попытаться объединить свои усилия в тех сферах общественной  жизни,  где интересы  этих  социальных институтов  совпадают  и не запрещены законом. Это сотрудничество не должно истолковываться как  умаление или ущемление прав других субъектов права и принципов свободы выбора государством религиозной организации для сотрудничества.
— Государству необходимо  формировать целостную идеологическую платформу по всем актуальным вопросам современности, которая направила бы все здоровые силы кыргызстанского  общества на сохранение мира и спокойствия. Поэтому оно в своей религиозной политике должно переходить  к мерам идеологического характера, развивая религиозно-просветительские программы в средствах массовой информации, ввести  предмет “религиоведение” в образовательных учреждениях, воспитывающий у студентов нравственные качества, толерантность.

Назира КУРБАНОВА,
д.и.н.,  председатель ОНС ГКДР при Президенте КР.

"СК"

Издательский дом "Слово Кыргызстана"

Добавить комментарий