Экстремисты во Всемирной паутине

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Общественный фонд «Гражданская инициатива интернет-политики» под эгидой аппарата правительства в рамках Программы правительства противодействия экстремизму и терроризму на 2017-2022 годы реализует ряд инициатив и на днях представил общественности их итоги. Завершено несколько исследований, разработаны учебные модули для учащихся и т. д. На мероприятии были интересны выступления не только экспертов фонда, но и приглашённых гостей.

Опасности в Интернете

Заместитель директора Антитеррористического центра Государственного комитета национальной безопасности Канжар Бокаев рассказал, что повышение активности терроризма и экстремизма в Центральной Азии связано, в том числе, с внешним воздействием, исходящим от транснациональных преступных группировок, занимающихся торговлей наркотиками, оружейным бизнесом, торговлей людьми. На фоне военных поражений международных террористических организаций в Сирии и Ираке наметился массовый исход боевиков из зон боевых действий в страны своего происхождения. Сформировались новые угрозы, что побудило лидеров ЭО и ТО видоизменить форму и тактику экстремистской и террористической деятельности.

По словам представителя АТЦ, в последние годы Интернет стал основным каналом для решения широкого круга их задач, включая вербовку, финансирование, пропаганду, подготовку исполнителей, подстрекательство к совершению актов терроризма, а также сбор и распространение информации в террористических целях. В информационной сети насчитывается более 10 тыс. веб-сайтов практически всех действующих ЭО и ТО. Материалы террористической и экстремистской направленности публикуются более чем на 40 языках мира. Для распространения литературы и видеороликов такого характера активно используются специализированные веб-сайты, виртуальные чат-группы, форумы, онлайн-журналы, файлообменники, онлайн-переписка. Экстремистские и террористические организации действуют в основном в таких интернет-ресурсах, как  «Ютуб», «Фэйсбук», «Одноклассники»; посредством Интернета ведут виртуальную дистанционную вербовку потенциальных террористов. Члены ТО рассылают экстремистские материалы на электронные адреса своих знакомых и близких.

Как отметил Канжар Нурбаевич, наиболее эффективными средствами коммуникации экстремистских организаций, в том числе для распространения радикальной идеологии, являются приложения мобильной связи «ВотсАпп», «Вайбер» и «Телеграм». Их используют для обучения тактике уличного террора, виртуальных террористических атак на модели конкретных объектов и координации преступной деятельности.

По словам должностного лица, с развитием информационно-коммуникационных технологий большей частью ежедневной аудитории онлайн-ресурсов являются лица моложе 30 лет, а социальных сетей — от 14 до 20 лет. Молодёжь привлекают анонимность, масштабность Интернета, отсутствие социальных, нравственных границ. По этой причине глобальная сеть стала местом пропаганды террористический и экстремистской деятельности. Основные угрозы, с которыми сталкиваются пользователи, это: киберпреступность; незаконный оборот наркотиков и оружия; пропаганда терроризма; разжигание межнациональной и межрелигиозной розни; призывы к массовым беспорядкам.

Канжар Бокаев считает, что, прежде чем более детально приступить к рассмотрению вопросов противодействия использованию информационных технологий в экстремистских целях, следует изучить методологию действий ЭО, рассмотреть основные факторы, влияющие на вовлечение лиц в экстремизм.

— Необходимо отметить, что интернет-сообщество не может взять на себя функцию правоохранительных и правоприменительных органов по блокировке ссылок и иным оперативным действиям. Как показывает практика, профилактика радикальных настроений эффективна в том случае, если к ней подключаются активные пользователи Интернета тогда, когда необходимо осуществлять выявление и удаление уже размещённых материалов в социальных сетях, — сказал замдиректора АТЦ.

…и затем в реальности

Рекрутинг во Всемирной паутине затем оборачивается участием кыргызстанцев в качестве бойцов-наёмников где-нибудь в Сирии. Иногда наши сограждане даже и не подозревают, что едут в зону боевых действий: их заманивают обещаниями работы в Турции.

Представитель Государственной миграционной службы рассказал, что делает государство для решения этой проблемы. Уже два года ведомство совместно с Международной организацией по миграции ведёт предвыездное обучение мигрантов в рамках проекта, в ходе которого проводилось и исследование. По его словам, они обнаружили, что информацию об экстремизме и терроризме зачастую знают только специалисты, а не простые граждане. Например, у нас деятельность «Таблиги джамаат» не запрещена, а в Казахстане она под запретом. Гражданин, взяв с собой религиозную литературу этой организации и отправившись в соседнюю страну, может попасть там в сложную ситуацию. Государственная миграционная служба на днях утвердила положение о порядке выдачи разрешений частным агентствам по трудоустройству за рубежом. Их  в республике 115, они предлагают миграцию граждан в 18 государств.

— Будем сотрудничать с ними в формате государственно-частного партнёрства для предвыездной подготовки кыргызстанцев. Агентства должны рассказывать мигрантам о рисках выезда, в том числе связанных с экстремизмом и терроризмом. До этого утвердили программу предвыездного обучения (на 7-8 часов), она согласована с Госкомиссией по делам религий и Министерством образования, — рассказал он.

Выход — в критическом мышлении

Об исследовании «Насильственный экстремизм онлайн в Центральной Азии», проведённом ОФ «Гражданская инициатива интернет-политики» и SecDev Групп мы рассказывали в материале «Экстремисты продвинуты в Интернете» в номере от 5 апреля.

Ещё одно исследование — «Практика информационного противодействия экстремизму и терроризму в КР» представила эксперт-религиовед Индира Асланова. Она рассказала, что исследовательская группа изучала социальные видеоролики по теме, созданные за последние пять лет, обозначенные авторами как антиэкстремистские и находящиеся в открытом доступе. В целом результаты интересны и нужны специалистам, принимающим решения, а не широкому кругу людей: Индира Асланова рассказала, как у нас пытаются воздействовать на сознание людей, чтобы защитить их от радикализации, и как можно ещё, при этом она привела в пример международный опыт.

Радикализация — это не религиозный, а социальный феномен, отметила Индира Асланова, поэтому религиозные подходы надо совмещать с возможностью изменения модели поведения людей.

Вообще все методы предупреждения и борьбы с радикальными взглядами, терроризмом и экстремизмом, включая образовательный, просветительский, культурный и т. д. — скорее из области «секретов фирмы», потому что ЭО и ТО не дремлют: пока государство и общество ещё только обсуждают какие-то меры, они уже разрабатывают пути их обхода.

Таттуу Мамбеталиева, руководитель ОФ «Гражданская инициатива интернет-политики» представила обзор отдельных направлений государственной политики в области противодействия терроризму и экстремизму. В том числе много говорилось о просвещении, о религии и введении светских предметов в программу религиозных учебных заведений. Об этом мы тоже подробно писали в номере от 15 марта в материале «Женщины за спинами террористов»: тогда мы приводили рассказ заместителя директора Государственной комиссии по делам религий Закира Чотаева. Понятно, конечно, что сам госорган считает всё, что делает и предлагает, нужным и важным, в то время как взгляд НПО — это видение со стороны, иногда и с критикой.

Например, в речи Таттуу Мамбеталиевой проскользнуло мнение, что введение предмета о религии в школах может способствовать радикализации. И это вызвало вопрос у начальника отдела фатвы, религиозной литературы и по делам халал Духовного управления мусульман Кыргызстана Равшана-ажы Эратова: «Постоянно говорится, что причиной радикализации является как раз религиозная безграмотность людей». С утверждением, что государство не может вмешиваться в деятельность религиозных организаций и навязывать им светские знания, не согласился в свою очередь и представитель ГКНБ. Жаль, что директор Госкомиссии по делам религий Зайырбек Эргешов и вовсе ушёл с мероприятия ещё в самом начале.

Таттуу Мамбеталиева попыталась объяснить, что распространённый подход заключается в том, чтобы дать человеку знания, а не навык. А между тем привитая ребёнку или взрослому способность и привычка к критическому мышлению могли бы принести ему гораздо большую пользу: он может и не знать всего, но и не верить слепо всему, что только ему пытаются внушить, считает руководитель фонда.

Что ж, надеемся, государство и эксперты в ходе таких дискуссий будут приходить к действительно полезным для общества решениям.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Добавить комментарий