За что бьют кыргызов-христиан?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В Иссык-Кульском районе в суде рассматривают дело об избиении кыргыза-христианина в селе Тамчи в октябре прошлого года. Адвокат потерпевшего и его дядя утверждают, что 25-летнего парня по имени Элдос односельчане избили из-за религии и даже заставляли якобы отречься от веры и проговорить келме (мусульманское исповедание). Однако подсудимым вменяется только причинение менее тяжкого вреда здоровью.

Что случилось в Тамчи?

Элдоса избили ночью в доме его дяди, когда он остался там один: трое подвыпивших парней ворвались к нему и отделали так, что он попал в больницу с переломом челюсти, сотрясением мозга и травмой глаза. Сейчас бедолага всё еще не восстановился и продолжает лечение в Казахстане. Адвокат Жанара Аскар кызы рассказывает, что следователи не учли её ходатайства и «статьи, вменяемые обвиняемым, заменили на более мягкие». Она имеет в виду: мягче, чем те, на которых настаивала сторона защиты. Иначе говоря, обидчиков не обвиняют в разжигании межрелигиозной вражды, нарушении неприкосновенности жилища и причинении тяжкого вреда здоровью.

Пресс-секретарь УВД области Сталбек Усубакунов в свою очередь утверждает: «Прокуратура, изучив дело, постановила, что следствие проведено в рамках закона, и передала его в суд».

Почему христиан бьют?

Элдос, как и его дядя, придерживается евангельского христианства, то есть протестантства — одного из трёх главных, наряду с католицизмом и православием, направлений христианства.

Как отмечает заместитель директора Государственной комиссии по делам религий Закир Чотаев, оно исповедуется в Кыргызстане достаточно давно:

— Евангельское христианство появилось здесь c переселением немцев с Поволжья.

— Когда переселяли немцев, то вместе с ними пришли баптизм и другие западно-христианские течения. Так что нельзя сказать, что это новая религия, — сказал бывший директор госкомиссии Орозбек Молдалиев в интервью Центральноазиатскому бюро аналитической журналистики (CABAR.asia).

Но несмотря на это, некоторые кыргызстанцы относятся к протестантам настороженно. Конечно, какие-то исследования и опросы позволили бы судить точнее. Но, возможно, причина в том, что в советский период такие течения евангельского христианства, как баптизм, лютеранство, адвентизм и так далее исповедовали кыргызстанцы, являющиеся этническим меньшинством, и только в 1970-е годы «подтянулись» и кыргызы; всё это воспринимается как «некыргызская» религия. Именно поэтому если к баптисту-немцу ещё могут отнестись терпимо, то кыргыза начнут донимать упрёками в «предательстве веры предков».

Другими поводами для недовольства, предполагаю, являются: активность религиозных общин (всех конфессий, направлений, течений) в  1990-е годы; нехватка достоверной информации и избыток необъективной (из-за чего люди ассоциируют законопослушные религиозные организации с запрещёнными или деструктивными); тактика работы Свидетелей Иеговы (которые, к слову, евангельскими христианами не являются); некоторые особенности богослужений; а также рост интереса к исламу наряду с неправильным его пониманием (потому что ислам на самом деле не против христианства).

Если говорить просто: все поступки последователей других вероучений неинформированные граждане приписывают баптистам, которые, наученные многолетней порой атеизма, как раз таки ведут себя тише воды ниже травы. Слова «баптизм» и «баптист» стали нарицательными. Ими отдельные кыргызстанцы обзывают всё незнакомое им. Но только суд вправе запрещать деятельность тех или иных религиозных организаций: список таких то есть запрещённых, опубликован на сайте Государственной комиссии по делам религий, и ни одной евангельско-христианской среди них нет.

Каждый волен у себя где-нибудь на кухне верить (или не верить) в кого угодно, это его гарантированное Конституцией право; и точно так же все могут сколько угодно у себя дома тихо-мирно не понимать, осуждать и даже ненавидеть адептов других вероучений. Совсем другое дело — когда эта ненависть выливается в преступления закона. Масла в огонь подливают и средства массовой информации, которые вместо призывов к мирному сосуществованию распространяют ложь, клевету, однобокие мнения.

А что в итоге?

Вот несколько примеров из жизни кыргызов-евангельских христиан.

«Это наша земля!»

В 2008 году в селе Куланак Нарынской области в семье кыргызов — евангельских христиан умер сын-подросток. Односельчане выступили против захоронения ребёнка на кладбище. Горюющие родители не могли предать земле тело три дня, пока сотрудники милиции не забрали его силой и не закопали далеко от родного села, да ещё и в неглубокой могиле. После этого инцидента айыл єкмєтї забрали участок под кладбище, аннулировав выданное ранее разрешение на землю.

В 2011 году в селе Бостери в Иссык-Кульской области умер аксакал, исповедовавший евангельское христианство. Его похоронили в родном селе. Но радикально настроенные люди, угрожая расправой, заставили его детей выкопать тело усопшего отца и увезти. Они разъезжали в поисках места для погребения, но те жители везде следовали за родственниками, мешая где-нибудь похоронить. В конце концов они привезли тело отца в пгт. Каджи-Сай (за 150 км) на христианское кладбище и там смогли предать земле останки.

В 2012 году в селе Ак-Кыя Ак-Талинского района Нарынской области радикально настроенные люди жестоко избили кыргыза за то, что он раздавал детям гуманитарные подарки от христианской организации.

В тот же год в селе Ак-Терек Джети-Огузского района Иссык-Кульской области умер аксакал, также исповедовавший евангельское христианство. Из-за угрозы бунта местного населения его тело тоже похоронили за 70 км от родного села в Каджи-Сае. Аналогичные случаи повторились в Иссык-Кульской области в 2014-м и в 2016 годах в Караколе, в 2016-м — в сёлах Корумду и Ак-Суу, в 2017-м — в селе Барскоон, в 2018-м — в селе Кызыл-Суу.

Широкий общественный резонанс получил инцидент, произошедший в 2016 году в селе Сары-Талаа Ала-Букинского района Джалал-Абадской области. Тогда умерла 76-летняя кыргызка — последовательница евангельско-христианского учения. Местные жители, раззадоренные радикально настроенными религиозными людьми, заставили близких усопшей женщины выкопать уже зарытое тело и увезти. Когда те предали его земле на славянском кладбище в соседнем селе, неуспокоившиеся жители сами выкопали останки из могилы и оставили лежать там просто так, на земле. Только после этого вмешались сотрудники МВД. Они увезли тело в неизвестном направлении и сами похоронили.

В январе 2018 года в Каджи-Сае подожгли здание церкви евангельских христиан-баптистов.

Приведённые факты не отражают всей картины гонений на кыргызов — последователей Христа. Во всех перечисленных случаях ни разу не возбуждали уголовные дела именно по статье Уголовного кодекса о разжигании межрелигиозной вражды.

Что говорит ГКДР?

Заместитель Государственной комиссии по делам религий Закир Чотаев поясняет:

— Госкомиссия разработала проект временной инструкции о порядке захоронения граждан, который направлен на предупреждение дискриминации по конфессиональному признаку. Вы знаете, что неоднократны случаи, когда не давали хоронить представителей других конфессий, в частности граждан Кыргызской Республики — кыргызов по национальности, исповедующих христианство. Но у людей есть право на достойное погребение. Если оно не отмечено напрямую в Конституции, это не значит, что его нет. Оно гарантировано международными конвенциями, к которым Кыргызстан присоединился.

Но не все граждане понимают, как это право реализовать. Мы с муфтиятом разработали методическое пособие по захоронению граждан по религиозным канонам. Русская православная церковь и евангелисты также дали свои предписания. Все они говорят об отсутствии в религиях запрета на погребение представителей разных конфессий на одном кладбище, но указывают на необходимость секторального разделения: здесь — мусульмане, здесь — православные, здесь — евангелисты. Разделить секторы можно дорожками, кустарниками, арыками и, желательно,  сделать ещё и отдельные входы. Проект закона «О погребении» так и не приняли. У местных органов власти есть полномочия выделения земель под кладбища. Но процедура захоронения законодательно не расписана. Поэтому до принятия закона мы предложили временную инструкцию. Это очень важно, потому что на местах вопрос приводит к межконфессиональной напряжённости.

«Кыргыз не обязан быть мусульманином»

А вот как комментирует перечисленные факты притеснений кыргызов — евангельских христиан бывший глава ГКДР:

— Муфтият чёткого ответа не даёт,  есть такой запрет — не хоронить христиан на мусульманском кладбище или нет. Я не встречал такого в шариате. Но аалымы нашего мазхаба говорят, что во времена пророка Мухаммеда хоронили рядом и иудеев, и христиан. В 2014 году мы инициировали решение о том, чтобы местные власти, айыл єкмєтї выделяли участки для людей разной веры. А то, помните, — в Джалал-Абадской области не давали похоронить женщину. Ещё был случай в Тамчи, когда люди пришли к местному жителю и сказали: «Ты громко музыку включаешь, ты не мусульманин» (имеется в виду нападение на Элдоса: из-за сломанной челюсти и плохого самочувствия он не смог сразу сам дать показания милиционерам, вместо него с правоохранителями общались нашедшие избитого парня родственники, поэтому изначально информация прозвучала искажённая. — Прим. авт.). Вроде до конца это дело не довели. В таких ситуациях надо хорошо разобраться, чтобы впредь такого не было. Не надо скрывать такие вещи.

— Здесь много причин, — объяснил нетерпимость кыргызов к своим соплеменникам-христианам Орозбек Молдалиев. — Мы привыкли думать, что если родители — мусульмане, то и дети должны быть такими. А кто исповедовал ислам в советское время? Единицы. Было всего одно медресе на весь Союз в Бухаре. Потому что насаждался атеизм. Поэтому дети атеистов практически не имели представления об учении Мухаммеда. Кроме того, ещё и пропаганда: распространялся стереотип, что ислам — это фундаменталисты, экстремисты, террористы, моджахеды. Это тоже сыграло свою роль. И, с другой стороны, хиджаб усложняет девушкам путь в ислам.

— Даже дети мусульман, а бывает, и сами верующие переходят в другие религии или становятся атеистами. Необязательно кыргыз должен быть мусульманином. И необязательно сын мусульманина должен быть мусульманином. Хотя родители несут ответственность за ребёнка и поддерживают его в выборе религии. Но если он решит исповедовать другое учение, его права гарантируются законом, — продолжил он.

О том, что делать, как переломить ситуацию, снизить накал ненависти или вовсе свести её на нет, специалист говорит так:

— Мы предложили в 2014 году, чтобы в школах начали преподавать культуру и историю религий. Между прочим, вся европейская культура возникла на основе христианства. Многие распространённые высказывания взяты из Библии, просто они стали уже настолько расхожими, что люди даже не думают об их истоках. Поэтому надо начинать со школьного воспитания, да и в вузах тоже преподавать, повышать уровень религиозной грамотности населения.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора.

Добавить комментарий