Площадь Ала-Тоо — произведение градостроительного искусства

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В этом году исполняется 40 лет, как Совет министров Киргизской ССР утвердил один из самых эпохальных градостроительных документов в истории республиканской столицы — проект детальной планировки центра города Фрунзе, ныне Бишкека. В этом же году исполняется 25 лет с открытия в столице Кыргызстана центральной площади — Ала-Тоо. Эти проекты оказали огромное влияние на преобразование застройки центра города и на руководство республиканской администрации в части понимания существа вопроса по формированию облика столицы.

А всё началось с того, что в 1970 году у нас утвердили новый Генеральный план города Фрунзе, разработанный проектным институтом ЦНИИП градостроительства (г. Москва), и столица стала интенсивно застраиваться объектами жилья и соцкультбыта. Желание придать Фрунзе современный архитектурный облик, достойный статуса столицы, сподвигло руководство республики принять решение о строительстве зданий ЦК Компартии Киргизии и филиала Центрального государственного музея В. Ленина. Этот своеобразный тандем уникальных объектов стал градоформирующей основой идеи, преобразовавшей в итоге центральную часть столицы. Однако для определения достойного местоположения этих весьма важных для центра города объектов требовало разработки проекта детальной планировки. Работа предстояла огромная, и значимость её результатов, как в профессиональном аспекте, так и в политическом, во многом предопределяла степень ответственности.

Следует отметить, что для продвинутых политиков всегда очевидно колоссальное психо-

физическое воздействие произведений архитектуры на умонастроение людей. Ещё со времён египетских фараонов вторым человеком после жреца считался архитектор, духовная деятельность которого находила самоутверждение в архитектурных сооружениях. И если, по выражению известного теоретика мирового капитала, политика — это концентрированное выражение экономики, то своеобразное «лицо» этого выражения, конечно же, архитектура. И это стало основным объектом внимания руководства республики в вопросе придания выразительного архитектурного облика центру города.

Республика в то время находилась на подъёме — расширялось промышленное производство, создавалась гидроэнергетика, развивалось недропользование. Построен четырёхкилометровый горный туннель, обеспечивший надёжное транспортное сообщение между югом и севером республики. Появились домостроительные комбинаты. Озеро Иссык-Куль вошло в число всесоюзных здравниц. Всё это требовало соответствующих усилий и в самой деятельности органов градостроительства и архитектуры.

Архитектурно-планировочное управление столицы стало Главным управлением (ГАПУ), возглавил его заслуженный архитектор Кыргызской Республики Г. Кутателадзе. При ГАПУ создали проектный институт по проектированию объектов жилищно-гражданского назначения «Фрунзегорпроект». Параллельно с работой над проектом детальной планировки центра города состоялся архитектурный конкурс на проектирование здания ЦК Компартии Киргизии. Он оказал благотворное влияние на архитектурную общественность города, активизировал творческую деятельность, а также привлёк внимание руководства республики и города к проблемам архитектуры в целом. Последствия проведённого конкурса не заставили себя ждать. В составе института «Фрунзегорпроект» создали мастерскую генеральных планов, которую возглавил архитектор

Р. Мухамадиев — автор проекта здания ЦК Компартии Киргизии.

Мастерская, по ходу комплектуясь, ставила своей основной задачей целенаправленную работу над проектом детальной планировки центра Фрунзе. Однако камнем преткновения в поиске основы ключевой объёмно-пространственной композиции по формированию центральной площади явилось, как всегда, отсутствие пророка в своём отечестве, и это отсутствие общей убеждённости тормозило всю работу. «Гордиев узел» разрубили по инициативе главного архитектора города Г. Кутателадзе, приняв соломоново решение — пригласить в качестве творческого руководителя по разработке проекта детальной планировки центра Фрунзе народного архитектора СССР, профессора Московского архитектурного института Николая Николаевича Улласа. Принималось оно на уровне ЦК Компартии Киргизии — профессор получил персональное приглашение.

Аналогичным образом в постсоветский период поступили казахские коллеги, пригласив на разработку Генплана собственной столицы — Астаны, всемирно известного архитектора из Японии Кендзо Танге.

В целом идея преобразования центра столицы со сносом более десяти объектов различного назначения, а также двух 4-этажных жилых домов была полностью заслугой Н. Улласа и его молодых коллег Квасова и Ерёмина, преподавателей Московского архитектурного института. При этом следует отметить личные качества Улласа, его обаяние и в то же время исключительную моторность характера, что завораживало и увлекало весь коллектив архитекторов.

На основе концепции архитектурно-планировочного решения застройки центральной части города институт «Фрунзегорпроект» разработал проект детальной планировки (ГАП И. Лихтеров) центра Фрунзе. Проект предусматривал придание столичной представительности центру города путём кардинального переустройства существующей площади парадов и демонстрации за счёт включения в её пространство главной улицы столицы — Ленинского проспекта, ныне проспекта Чуй. При этом в южном направлении от центральной площади предусматривалось устройство эспланады между улицами Орозбекова и Раззакова, обеспечивающей нужный микроклимат и проветривание территории центральной части города на фоне замечательной панорамы вечных снегов горных вершин Кыргызского хребта Ала-Тоо. В широтном направлении (запад-восток) от центральной площади города предполагалось формирование новых и развитие существующих культурных пространств, нанизанных на тандем параллельных улиц Пушкина и Рыскулова. Главенствующая роль культурных пространств в объёмно-пространственной композиции центральной части города акцентировалась постановкой ряда высотных (до 20 этажей) зданий различного назначения. Аналогичные акценты меньшей этажности различных зданий планировалось также построить вдоль улицы 50-летия Киргизской ССР — ныне проспекта Жибек Жолу.

На основе проекта детальной планировки разработаны проекты основных зданий и сооружений, сформировавшие градостроительный ансамбль центральной площади Ала-Тоо, архитектурное решение которых следует особо отметить.

Это здание филиала Центрального музея В. Ленина с его броской лаконичностью и в целом уникальной аскетичностью архитектурной формы (ныне исторический музей Кыргызстана) (автор идеи — архитектор С. Абышев). Это монументальная пятипролётная центральная арка с золотистым куполом здания Верховного совета республики, композиционно усиливаемая мощными ризалитами брутальной формы. Теперь это здание бывшего Госагропрома (авторы идеи — архитекторы А. Согонов, А. Логунов и др.). Это фланкирующий по обеим сторонам пространства центральной площади ритмичный строй циркульных арок беломраморной аркады, за фасадом которых скрываются существующие здания трикотажной фабрики и Центрального узла связи (автор идеи — архитектор В. Лызенко). И, конечно, доминанта центра композиции всего градостроительного ансамбля — монументальный гранитный пьедестал с памятником Ленину (авторы: скульптор

А. Кибальников, архитекторы Е. Кутырев, А. Исаев). Теперь вместо него установлен памятник Манасу, легендарному герою одноимённого героического эпоса кыргызского этноса «Манас».

На основе проекта детальной планировки Главное архитектурно-планировочное управление столицы (предшественник Бишкекглавархитектуры) подготовило развернутую программу застройки города общественными зданиями и сооружениями, жилищного и дорожно-транспортного строительства, благоустройство и внешнего оформления территории столицы, приуроченные к юбилею республики в 1984 году. ЦК Компартии определил специальным куратором стройки секретаря ЦК по промышленности А. Джумагулова. При этом нельзя не упомянуть об одном примечательном факте. При возведении здания филиала Центрального музея В. Ленина оказалось, что строительство здания Верховного совета республики по улице Киевской находится под сомнением. Это обстоятельство не позволяло завершить градостроительный ансамбль центральной площади Ала-Тоо, как предусматривалось проектом детальной планировки центра столицы, утверждённым постановлением Совета министров Киргизской ССР. И тогда группа заслуженных архитекторов республики по инициативе и с участием автора данной статьи, бывшего в то время заместителем главного архитектора города Фрунзе, обратилась с данной проблемой в Госгражданстрой СССР. В результате в республику приехал председатель Госгражданстроя Геннадий Нилович Фомин, который при встрече с первым секретарём ЦК Компартии Киргизии Т. Усубалиевым поддержал инициативу архитекторов республики по строительству этого здания, которое теперь является достопримечательностью площади Ала-Тоо — ныне это здание бывшего Госагропрома по улице Киевской.

Резюмируя в целом исторический аспект создания градостроительного ансамбля центральной площади Ала-Тоо в столице, следует отметить, что оно, являясь произведением градостроительного искусства, зиждется на примерах лучших в истории образцов формирования ансамблей зданий и сооружений, в первую очередь среди которых занимает великолепный архитектурный ансамбль зданий Дворцовой площади в Петербурге (Россия). Однако события, охватившие СССР в ходе горбачёвской «перестройки», не позволили достойно оценить и представить на суд архитектурной общественности этот градостроительный ансамбль. Теперь он, будучи объектом исторического наследия, стал памятником градостроительного искусства Кыргызстана.

Вот такой замечательный архитектурно-исторический аспект-ретроспектива создания главной площади страны, площади Ала-Тоо — её сердца и главной архитектурной достопримечательности.

Ю. ТАГИРОВ,

почётный архитектор Кыргызской Республики.

Добавить комментарий