Main Menu

«Что я буду помнить о детстве?»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В последнее время произошло несколько резонансных случаев насилия над детьми.

Практически все они — в семьях мигрантов. После прошлогодней череды шокирующих убийств и жестоких побоев детей кыргызстанцев, выехавших из страны на заработки, в начале 2019-го правительство взяло проблему под контроль: разработало план предотвращения жестокого обращения и насилия в отношении несовершеннолетних на 2019-2020 годы, возобновило работу районных штабов по ПЖОНОН, инициировало подворовой обход с целью выявления ребят, находящихся в трудной жизненной ситуации. Как сообщал в интервью нашей газете начальник отдела по делам несовершеннолетних Службы общественной безопасности МВД полковник милиции Азамат Абдрахманов, в январе-феврале на учёт взято 45 000 детей мигрантов.

С одной стороны, такие меры дают результаты: именно подворовой обход позволил 9 февраля обнаружить в Ошской области избитого мальчика. С другой, оставшихся без присмотра родителей ребят всё ещё бьют.

Особенности национального воспитания

  • Так, по сообщениям СМИ, на днях в Бишкеке отец жестоко избил семилетнего сына за то, что они с супругой искали его, в то время как ребёнок уснул у соседей, к которым пошёл поиграть. В итоге мальчик 12 мая с переломом руки и подозрением на сотрясение мозга угодил в 3-ю городскую детскую больницу, где врачи вызвали милицию.
  • 7 мая из села Жалгыз-Жангак Сузакского района в детское реанимационное отделение Джалал-Абадской областной клинической больницы привезли двухлетнюю девочку, состояние которой врачи характеризуют как стабильно тяжёлое. На её голове — синяки и следы побоев. Представительство омбудсмена по Джалал-Абадской области имеет в своём распоряжении видео, где бабушка (она мачеха матери пострадавшей) признаётся, что раз-два ударила малышку, а потом ущипнула её, чтобы та не мочилась в трусики, а просилась на горшок. Мама девочки на заработках в России.
  • В Бишкеке 27 апреля в жилмассиве «Алтын-Казык» мужчина привязал восьмилетнего племянника к BMW и проволок 20 метров. Радует, что в данном случае милиционеров из Первомайского РУВД вызвали очевидцы, то есть у нас всё-таки формируется чувствительность к подобным методам «воспитания». Прибыв на место, стражи порядка установили, что мальчик якобы украл из дома своей бабушки деньги, его поймал 32-летний дядя (по линии матери). По словам соседей, мужчина привязал руки ребёнка к своему автомобилю, а затем проволок его. Милиционеры доставили пострадавшего в 3-ю детскую больницу. Врачи его осмотрели и положили в отделение нейрохирургии. Мать ребёнка находилась на заработках в России. Узнав о случившемся, она вылетела домой. Дядю отпустили под домашний арест.
  • В начале мая стало известно, что в Ошской области 9 февраля женщина избила четырёхлетнего сына за то, что он выронил пятимесячную сестрёнку из люльки. О случившемся с мальчиком узнали соцработники, которые как раз проводили подворовые обходы и увидели избитого ребёнка. Вызвав милицию, представители госоргана изъяли малыша. Мальчик попал в районную больницу. Медики оценили полученные травмы как лёгкий вред здоровью.

На суде сотрудник отдела по защите семьи и детей Нурбек рассказал, что обход соцработники проводили в рамках рейда по выявлению детей трудящихся мигрантов. Мальчика после лечения в больнице передали в фостерную семью на год.

По словам Нурбека, за всё время, что ребёнок находился в больнице и фостерной семье, его мать ни разу не предприняла попытки вернуть его домой. Поэтому соцслужбы ждут, когда малыша заберет тётя либо его отдадут на усыновление. Ребёнок подвижный, активный, но отстаёт в развитии. Суд признал женщину виновной и назначил штраф в 30 тыс. сомов.

Нужно перестать считать побои воспитанием

— Актуальная проблема в Кыргызстане — оставление детей без попечения родителей, — говорит отличник народного образования, 73-летняя пенсионерка Эркинбюбю АЖЫМАМБЕТОВА. На днях рабочая группа по контролю за исполнением Закона «О государственных пособиях в Кыргызской Республике» при Комитете ЖК по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению посетила с мониторинговыми визитами новостройки близ Бишкека: её председатель, депутат Аида Касымалиева, министр труда и соцразвития Улугбек Кочкоров встречались с местными жителями. На одной из таких встреч в жилмассиве

«Дордой», что возле одноимённого рыночного комплекса, выступила Эркинбюбю Ажымамбетова, призвав участников собрания сообщать в социальные органы, если они станут свидетелями случаев жестокого обращения с несовершеннолетними.

— Нередко ребята работают на рынках, собирают коробки. Из-за этого страдает их здоровье, они простужаются, развиваются лёгочные, почечные заболевания. Вечером они приходят домой — а там ругань. Нужно призывать к ответственности родителей, которые таким образом угнетают своих детей. Говорится, что в стране высокая рождаемость. Вроде бы хорошо. Но в каких условиях растёт молодое поколение? Вот, поднимают проблему ликвидации системы интернатов и передачи их воспитанников в семьи. А у нас всё наоборот — институт семьи разрушается, приходится изымать оттуда детей.

В прошлый раз, освещая это явление (статья «И снова трагический случай»), мы рассказывали, что некоторые виновницы ссылались на депрессию. Например, мать, в феврале 2018 года в Оше избившая до смерти своего трёхлетнего сына то ли шумовкой, то ли половником. Возможно, этот аспект — душевное состояние родителей — не нужно упускать из внимания, говоря о причинах массового детоубийства.

Многим кажется, что взрослые, которые избивают своих чад, — просто чудовища, и никто не рассматривает их как жертв, которым — кто знает? — самим требуется помощь. Может быть, если бы отдельные родители и просто родственники осознавали наличие у них психических проблем и вовремя обращались за помощью к врачам, то могли бы контролировать свои раздражительность и агрессию, не выплёскивая их на окружающих. Ведь у нас принято считать вспышки гнева, приводящие к ругани и рукоприкладству, всего лишь дурным настроением или характером. Никто не думает о том, что причина такого поведения человека может быть медицинской.

За комментарием мы обратились к заместителю главного врача Республиканского центра психического здоровья Кубанычбеку ЭРМЕГАЛИЕВУ.

— Обычно люди не обращаются к психотерапевтам и психиатрам, боятся психиатрических больниц. Думают: «Туда только сумасшедшие попадают». Психические расстройства  разные. Бывают очень лёгкие, при которых не требуется изоляция пациента: депрессии, истерии, неврозы, неврастении. У нас (имеется в виду РЦПЗ. — Прим. авт.) есть два открытых отделения на 150 коек, вот там мы депрессии и стрессы снимаем, словом, оказываем психотерапевтическую помощь. Обращающихся много. Можно даже и в домашних условиях лечить очень успешно. И через месяц-два человеку становится лучше. Многие опасаются, что, как только обратятся к психиатру, их сразу поставят на учёт, и это будто бы станет клеймом и крестом на всей жизни. А ведь мы регистрируем только больных с хроническими тяжёлыми недугами. А потом, если им становится лучше, снимаем с учёта.

Стигматизация людей с психическими проблемами действительно есть. Например, все боятся названия Чым-Коргон. Да, часть больных в Республиканской психиатрической больнице в этом селе — социально опасные. Но большинство психических расстройств не требуют изоляции.

— Можно ли, улучшив психическое состояние людей, предотвратить насилие над несовершеннолетними?

— Нужно менять сознание, быт, культуру людей. Это долго и трудно, но мы придём к этому. Дело не только в психических состояниях, но и в отношении к воспитанию. Например, в Японии детей же вообще не бьют, потому что не принято. А у нас это всегда считалось допустимым. И те, кто сам вырос в таких условиях, невидимо травмированы и, став взрослыми, будут поступать так же.

Детей заводят, потому что так принято

«Я хочу написать жалобу на своих родителей… Я хочу, чтобы меня послушали взрослые. Если они не способны вести себя как взрослые, пусть не заводят детей. Что я буду помнить о детстве? Только насилие, оскорбления, избиения. Цепи, палки, ремни… Самые добрые слова, которые мне сказали, это «сукин сын», «пошёл отсюда, дрянь». Жизнь — это большая куча дерьма. Она стоит не больше, чем моя обувь. Здесь я живу в аду. Я горю тут и обугливаюсь, как кусок мяса. Моя жизнь хуже, чем у собаки. Я думал, что если быть хорошим, то тебя оценят. И твоя жизнь будет чего-то стоить. Но, кажется, Бог даже не знает, что здесь происходит. Он предпочитает помогать другим».

Это слова главного героя художественного фильма «Капернаум» — мальчика примерно 12 лет (никто не знает, сколько ему, потому что у него нет свидетельства о рождении) из трущоб Бейрута. У него несколько братьев и сестёр. Они все спят в одной постели, не ходят в школу, а продают сок на улице. Его родители торгуют наркотиками. Мальчика зовут Зейн. Он попытался убить взрослого мужа своей 11-летней сестрёнки, узнав, что та умерла из-за беременности, и попал в тюрьму. Там он дозвонился в прямой эфир телепередачи, посвящённой защите детей, и после этого его посетила адвокат. Зейн подал в суд на своих мать и отца. Сам он сформулировал причину иска так: «За то, что родили меня». «Что ты хочешь сказать своим родителям?» — спрашивает его на процессе судья. «Я хочу, чтобы они больше не заводили детей», — отвечает ребёнок.

Отец Зейна вопрошает судью: «Рассматриваете ли вы возможность, что это не наша вина? Я так родился, таким меня вырастили. Будь у меня выбор, я был бы лучше, чем все вы вместе взятые. Теперь люди плюют на меня на улице. Они принимают меня за животное. А я всего этого не хотел. Мне сказали: «Если у тебя нет детей — то ты не мужчина!» Сказали, что дети станут моей опорой. Но они разбили мне сердце. Будь проклят тот день, когда я женился!»

Картину ливанского режиссёра-женщины Надин Лабаки показали ровно год назад на Каннском фестивале, где она получила приз экуменического жюри (состоящего из представителей католических и протестантских мастеров кино), а затем номинировали и на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Таким образом, история Зейна шла к мировому зрителю одновременно и на тех же площадках с лентой россиянина Сергея Дворцевого о кыргызке-мигрантке «Айка». Многие критики писали о сходстве сюжетов двух картин, сравнивали их, рассуждали о социальных проблемах бедных людей в развивающихся странах, какими являются Ливан и Кыргызстан.

  • Тем временем в следственном изоляторе Джалал-Абада родила женщина, обвиняемая в избиении до смерти племянника. По данным СМИ, новорождённый является шестым в семье. Молодая мать ожидает приговора суда. Сообщалось, что она якобы избила ребёнка потому, что тот описался.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

На фото кадры из фильма «Капернаум».






Добавить комментарий