КАРАВАН-САРАЙ «ТАШ-РАБАТ»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

(Исторический очерк)

«Таш-Рабат» — древний уникальный средневековый караван-сарай, одна из главных архитектурных достопримечательностей Кыргызстана, символ горной архитектуры Тенир-Тоо располагается в 520 км от города Бишкека, в юго-восточной части территории Ат-Башинского района Нарынской области Кыргызстана, недалеко от границы с Китаем. Сооружение расположено на предгорной выравненной площадке на высоте более 3500 м над уровнем моря на берегу извилистой одноимённой речки, являющейся притоком реки Кара-Коюн.

Согласно одному из источников, это сооружение является, пожалуй, самым хорошо сохранившимся памятником на Великом Шёлковом пути, и «ни в одном другом сооружении так не сохранилась его первоначальная атмосфера». Выразительные архитектурные форма и силуэт, упорядоченная планировка и кладка стен говорят о мастерстве и выдумке тех строителей и архитекторов, которые создали это многофункциональное сооружение.

Имеются сведения, что это было местом и отдыха и поклонения, а также использовалось для защиты караванов, направляющихся в Китай и обратно от неистовой погоды и от нападений разбойников ещё до времён Тамерлана и Чингисхана.

Многие учёные-исследователи, изыскатели, историки и археологи до сих пор спорят о том, когда был построен этот рабат, кто его построил, когда он был переоборудован в караван-сарай и когда был заброшен.

Однако в книге русского учёного-востоковеда В. Бартольда «История культурной жизни Туркестана. Сочинения. Т. 2, часть 1. Общие работы по истории Средней Азии» все эти вопросы давно в той или иной мере освещены, в том числе история появления слова «рабат» и переход его на другие строительные сооружения (военные укрепления, молельные дома, караван-сараи, части городов).

Впервые арабское слово «рабатна» встречается в священной книге мусульман – Коране и происходит от глагола «рабата», означающего «привязывать».

С созданием арабского халифата начались завоевательные войны и широкое распространение ислама. Повсеместно стали создаваться отряды джихадистов (ар.) had — усилие; усердие, рвение в деле распространения ислама, война за веру». Наиболее отличившихся в джихаде называли гази (ар.) «газа» — «воевать» — первоначально в средние века этот термин обозначал воинов-добровольцев, атаковавших на свой страх и риск поселения неверных (в первую очередь римско-византийских и персидских поселенцев) на начальном этапе создания Халифата. Основным предназначением гази было поддерживать дух джихада путём деморализации христианского и языческого населения и подчинения его новым мусульманским устоям. Газиев часто сопровождали мусульманские проповедники.

При своём передвижении отряды джихадистов в определённых местах, чаще всего вдоль караванных дорог Великого Шёлкового пути и на границе со степью, для защиты от кочевников, а также временного проживания, отдыха и обогрева строили небольшие военные укрепления, которые они называли рибатами, что означало коновязь или место, где привязывают лошадей.

Здесь же селились сопровождающие их проповедники ислама, и тогда эти поселения параллельно становились молельными домами.

Именно эти первые поселения, или рабаты, представляли собой средневековые укреплённые военные лагеря, которые строились арабами на завоёванных землях как опорные пункты их владычества. В Средней Азии такие рабаты возводились арабами начиная с 727-729 годов. Конструктивно, как строительно-оборонительное сооружение, такой лагерь имел в основании прямоугольный план и стены с башнями.

Примером таких построек были караван-сарай «Караджи», построенный в Апшеронском районе Азербайджана, караван-сарай «Азыкара» в Турции и ряд других аналогичных по назначению и конструктивным, архитектурным и строительным конструкциям, построенных вдоль Великого Шёлкового пути.

С укреплением ислама в Центральной Азии в ХV веке в период царствования хана Могулистана, в состав которого в это время входил и Кыргызстан, Мухаммеда I (1408-1415) нужда в рабатах как военных укреплениях и культовых сооружениях отпала, и Таш-Рабат, находящийся на одном из важных торговых коммуникаций Великого Шёлкового пути, был перестроен и стал использоваться как неотъемлемый элемент инфраструктуры тракта, как постоялый двор (караван-сарай), и был ключевым пунктом при переходе через горные отроги Тянь-Шаня, где торговцы, погонщики и вооружённая охрана караванов, путешественники, паломники, сотрудники различных экспедиций и прочий путешествующий люд могли найти себе приют, питание, обогрев, стойло для скота, помещения для хранения товаров и защиту от разбойников. Через Таш-Рабат торговые караваны направлялись и в обратную сторону — в города Ферганской долины. Великий Шёлковый путь, как торговая магистраль, возник в III веке до нашей эры и просуществовал до ХVI века.

Само название постоялого двора Таш-Рабат состоит из двух слов: таш — (кыр.) камень + рабат — многофункциональное слово, происходит от (ар.) рибад — коновязь; военный лагерь джихадистов; молельное сооружение проповедников ислама; постоялый двор; караван-сарай; пригород; ремесленные слободы, расположенные за пределами Шахристана; предместье в средневековых городах Средней Азии.

С годами с угасанием функции Великого Шёлкового пути и развитием инфраструктуры других торговых путей Таш-Рабат, как постоялый двор, потерял своё значение и начал угасать, а потом совсем был заброшен и начал разрушаться. Возможно также, что обрушение купола перекрытия и арки входного портала произошло в результате сильного землетрясения.

Развалины Таш-Рабата издавна привлекали внимание жителей Ат-Башинского высокогорного плато — кыргызов (скотоводов и охотников), которые считали эту, сложенную из камня постройку, расположенную на большой высоте в узком горном ущелье, сооружением весьма необычным и связывали с ним свои старинные легенды. В конце XIX — начале XX веков Таш-Рабат неоднократно посещали, осматривали и оставили его описания, планы, зарисовки многие учёные и путешественники. Среди них был казахский просветитель, находившийся на российской военной службе, Чокан Валиханов, крупнейший специалист по древней и средневековой истории Средней Азии В. Бартольд, археолог А. Бернштам и многие другие исследователи.

В конце 1970 — начале 1980-х годов на этом памятнике проводили исследовательские работы сотрудники экспедиции Института истории Академии наук Киргизской ССР. Результаты их исследований были отражены в книге С. Перегудовой (Таш-Рабат, 1989 г.), обобщившей все доступные сведения об этом памятнике.

В 1980-х годах этот ценный памятник историко-культурного наследия Кыргызстана был отреставрирован сотрудниками Министерства культуры Кыргызской Республики, после чего он стал использоваться для показа приезжим туристам из разных стран.

Ущелье, в котором расположен Таш-Рабат, местные жители называли «чёрной долиной, где мало снега». Скалы, окружающие долину, защищают её от снега во время зимы, хотя морозы иногда достигают  500С. Летом часто бывают ночные заморозки, а самая высокая летняя температура не превышает +200С. И поскольку ущелье вытянуто в направлении юга, то в любое время светового дня обязательно освещён один из склонов ущелья.

Таш-Рабат стоит на «утреннем», обращённом к солнцу склоне. Сооружение ориентировано по четырём сторонам света, при этом вход крепости обращён на восток. Первые лучи солнца озаряют и согревают фасад здания, заодно поддерживая циркуляцию тёплых струй воздуха под тяжёлыми сводами внутренних помещений, избавляя их от сырости.

Восстановленный и отреставрированный караван-сарай «Таш-Рабат» представляет собой почти квадратное по планировке здание со сторонами 35,7 и 33,7 м, похожее на средневековый замок. Удивительно, но факт — укреплённые жилища феодалов в разных частях света (Япония, Азия, Европа) строились по весьма схожим принципам и имели много общих конструктивных черт. При этом основное отличие замка от крепости (представляющей участок земной поверхности с комплексом оборонительных фортификационных сооружений, обнесённых стеной с башнями) заключалось в том, что это фактически было одно строение (здание), в котором в единое целое соединены и стены, и жилые помещения, и башни, и другие строения.

Здание Таш-Рабата сооружено целиком из рваного сланцевого камня на глиняном растворе с заделкой швов ганчевым раствором (ганч — среднеазиатское название вяжущего материала, получаемого обжигом камневидной породы, содержащей гипс и глину; известен с первых веков н. э. как материал для штукатурки). Сланец — это популярная разновидность горных пород, которая обладает высокой прочностью и устойчивостью к резким сменам температур. Камень отличается водонепроницаемостью и огнеупорностью. Под действием окружающей среды способен превращаться в кристаллический сланец, который легко раскалывается на пластинки.

Внутренняя толщина стен была довольно значительной и достигала 1,4 метра.

Все строительные материалы для кладки фундамента и стен были взяты в окрестностях Таш-Рабата из скал отлогого западного горного склона.

Для защиты здания караван-сарая от атмосферных осадков, дождевой и талой воды, а также для теплоизоляции (сохранения тепла и защиты от перегрева) его верхняя конструкция целиком перекрыта сплошной горизонтальной крышей с возвышающимся в западной части сферическим куполом, похожим на юрту. Купол (итал.) cupola — купол, свод, от (лат.) cupula, уменьшительное от cupa — бочка) здания как архитектурно-строительное сооружение представляет собой пространственное покрытие, по форме близкое к полусфере или другой поверхности вращения кривой (эллипса, параболы и т. п.). Такие купольные конструкции используются преимущественно для перекрытий круглых, многоугольных, эллиптических в плане помещений и позволяют перекрывать значительные пространства без дополнительных промежуточных опор. Для перекрытия дверных проёмов и коридорных переходов применены стрельчатые арки, выполненные из сланцевого камня.

В древности в качестве строительного материала широко использовался камень, который хорошо работал на сжатие и плохо – на растяжение. Поэтому древние инженеры разработали конструкцию из камня, работающую только на сжатие. Это и были арки и купола. Правильно спроектированные, они работали только на сжатие, что позволяло перекрывать камнем большие пролёты.

Расстояние до самой высокой точки свода купола составляло 12,85 метра. На поверхности внутренней стороны купола сохранились фрагменты стилизованной растительной орнаментации.

Главный фасад здания (его передняя лицевая сторона) расположен с восточной стороны и представляет собой высокую, мощную каменную стену с двумя фланкирующими цилиндрическими угловыми колоннами-башнями ФК-1 и ФК-2 и воротами с высоким порталом и нишей, перекрытой стрельчатой аркой, ведущей в коридор. Расстояние от пола до стрелки арки входного портала составляло 4,2 м, и этот вход являлся самым высоким среди остальных проходов, высота которых не превышала 1,7 метра.

Внутри здания от ворот, расположенных по центру восточной стены, до западной стены проходит центральный коридор, мощённый каменными плитами. Он упирается в большой квадратный зал 15 с размерами 9,10 9,26 м с тремя расположенными по осям проходами в помещения (26, 27 и 28). Центральный зал перекрыт куполом. Все остальные коридоры выполнены со сводами, имеющими в поперечном разрезе такую же стрельчатость (верхнюю форму изгиба), как и арки. Наибольшую протяжённость по 11,65 метра имеют два боковых коридора (30 и 31), расположенные справа и слева от центрального коридора и ведущие в 10 небольших помещений (3-10).

Остальные помещения расположены в западной части здания караван-сарая по обе стороны от коридора и зала. Все внутренние помещения конструктивно представляют собой длинные прямоугольные и небольшие квадратные худжры (ар.) худжра, (кырг.) їжїрє — келья, каморка, комната) общей численностью 31. Входы в эти помещения выполнены в виде прямоугольных проёмов с каменными перемычками, высотой примерно 144-160 см от уровня залегания. Вдоль стен в некоторых помещениях имеются уступы. Пол в боковых комнатах расположен ниже, чем в центральном коридоре.

Все эти покои завершены, как и стены, с половины их высоты — сводчатыми потолками, оканчивающимися квадратными в 61 см отверстиями, которые, по-видимому, служили окнами. В больших комнатах и коридорах было по три, а в кельях по одному такому окну. Кровельная площадь с множеством оконных отверстий была окружена со всех сторон возвышением капитальных внешних стен, выше кровли здания на 90 см. В тёмное время суток освещались эти комнаты с помощью световых фонарей.

Из-за отсутствия окон в большей части помещений даже днём было довольно темно, и лишь зал рабата освещается лучами, падающими из четырёх небольших оконных проёмов, расположенных по периметру купола и ориентированных по сторонам света. Второй ярус окон на куполе располагался примерно на 3 метра выше и со смещением их осей на 450 по отношению к главным окнам.

Для обогрева здания в холодный период разводились костры.

С наружной стороны здания вдоль восточной стены расположены широкий глиняный уступ — суфа (ар.) супа — глиняное возвышение в саду для сна или отдыха) и предвходная площадка, вымощенная каменными плитами. Три другие стены не имеют ни дверей, ни окон. Здание основательно встроено в склон горы, у которой оно сооружено. Его западная стена возвышается над поверхностью горного склона чуть более метра. Боковые стены, спускаясь по склону горной террасы, соединяют низкую западную с высокой восточной фасадной стеной.

Под зданием Таш-Рабата до сих пор сохранилось множество подземных переходов, всевозможных секретных выходов, подвальных помещений и зинданов (перс.) zindвn — тюрьма. Слово образовано от слов зина — «преступление, нарушение» и дан — «помещение, вместилище»- традиционная подземная тюрьма-темница в Средней Азии). Они веками использовались для хранения продовольственных товаров и как укрытие для беженцев и отшельников, а также как место изучения религии.

Вокруг здания и по склону горного увала расположен могильник. На поверхности видны каменные выкладки, отдельные каменные плиты и земляные насыпи.

Являясь по архитектурно-строительному и конструктивному выполнению аналогом средневековых замков, караван-сарай «Таш-Рабат» был и в литературно-фольклорном повествовании окружён большим количеством различных легенд, мифов, сказок и других аналогичных произведений в основном мистического, сверхъестественного, таинственного, колдовского и загадочного содержания. И все эти мифы и легенды по-своему отражали мысли, надежды и историю каждого народа. Они пробуждали в людях, пусть и в сказочной мифической форме, интерес к своей истории.

В настоящее время караван-сарай «Таш-Рабат» является туристическим объектом, который ежегодно посещают сотни тысяч путешественников, посетителей, экскурсантов и прочих любителей досто-  примечательных мест.

Юрий БЕЛЯКОВ.

Добавить комментарий