Как помочь «невидимым» людям?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Четыре новостройки Бишкека посетила рабочая группа по контролю за исполнением Закона «О государственных пособиях в Кыргызской Республике» при Комитете ЖК по социальным вопросам, образованию, науке, культуре и здравоохранению во главе с её председателем, вице-спикером Жогорку Кенеша Аидой Касымалиевой. В поездках участвовал министр труда и социального развития Улугбек Кочкоров и другие сотрудники министерства, представители мэрии Бишкека, местных органов власти.

На птичьих правах

88% нуждающихся семей внутренних мигрантов, проживающих в жилмассивах Бишкека и окрестностей, не могут оформить на своих детей пособие «Үй-бүлөгө көмөк», сообщают в рабочей группе.

Эта категория населения — одна из самых уязвимых. Они сталкиваются с разными социально-экономическими проблемами, включая бедность, безработицу, убогие условия проживания, ограниченный доступ к электроэнергии, воде, санитарным услугам и социальной инфраструктуре. Отсутствие идентификационных документов или регистрации по месту фактического проживания затрудняет им доступ к социальным услугам и государственным выплатам для них и их детей. Люди в новостройках озабочены выживанием, и это часто приводит к безнадзорности и насилию над их несовершеннолетними сыновьями и дочерьми. К примеру, такие родители предпочитают, чтобы они работали или рано вышли замуж (если это девочки), чем учились, утверждают члены рабочей группы. Напомним, в последнюю входят депутаты парламента, Министерство труда и социального развития и представители его общественного совета, Минфин и неправительственные организации.

Три жилмассива из тех, что значились в маршруте рейда — «Ак-Бата», «Дордой» и «Мурас-Ордо», — имеют легальный статус. Первые два относятся к Свердловскому району Бишкека, третий — к Первомайскому. Что касается ещё одного — «Ак-Жар», — его судьба всё ещё решается. Это стихийное поселение могут отдать в ведение администрации Аламудунского района Чуйской области, так как на её балансе находилась и остаётся земля, в 2005 году занятая самовольными застройщиками. Но сами жители хотели бы считаться горожанами.

В каждой из новостроек от 5 000 до 8 000 жителей, говорят, что с квартирантами набирается даже до 10 000. Школы переполнены. К примеру, в СШ №43, что в «Ак-Бате», 1 104 ученика занимаются в четыре смены. Различия между узаконенными и нелегальными жилыми массивами видны глазу: в первых есть ФАПы, учебные заведения с площадками, к ним ведут ровные асфальтовые дороги, ходит городской общественный транспорт, проведены электричество и питьевая вода. Что-то делается усилиями городских властей, что-то за счёт доноров, а что-то — благодаря требованиям инициативных групп жителей.

Из-за неопределённого статуса новостройки у акжарцев масса неприятностей. Так, Жыпара Ибраимова, участковая медсестра ГСВ-7, что в «Ак-Бате» (но принимает жителей близлежащих «Ак-Жара» и «Адилета» тоже), говорит, что, к примеру, медики службы скорой помощи по вызову приезжают к акбатинцам, но в «Адилет» и «Ак-Жар» отказываются, ссылаясь на то, что это не их район обслуживания. А чей — непонятно.

Тем не менее в 2011 году половину «Ак-Жара» удалось электрифицировать, посыпать дороги гравием, провести воду. Об этом говорили на встрече её жители.

Квартальный 63-го участка жилмассива «Ак-Бата» Руслан Жумабеков сетует, что легализация новостроек — одна из самых больших проблем, в которую упираются многие другие. Например, люди именно из-за этого не могут получить социальную помощь: нет прописки — нет документов.

Однако, как удалось выяснить, даже в легальных поселениях люди не могут зарегистрироваться по месту фактического проживания. Например, непросто добиться признания жилья и придания ему адресов. Госрегистр отказывается выдавать техпаспорта, так как многие застройщики быстро возводят времянки, саманные лачуги безо всякого проекта: никто не может гарантировать их сейсмостойкость и безопасность по всем остальным параметрам. К тому же вся эта волокита стоит немалых денег: оформление техпаспорта обходится в 27 000 сомов, утверждает Жумабеков. Что уж говорить о тех, кто ютится в сторожках на рабочих местах, в вагонетках или контейнерах! Поэтому, как говорит квартальный, ему приходится у себя прописывать по десять соседей. Половина акбатинцев, по его словам, не имеет документов на дома.

Некоторые построили хижины прямо на берегу речки Аламедин. К одной семье, проживающей в таких условиях, наведались Аида Касымалиева, Улугбек Кочкоров и другие участники поездки. Пожилая женщина Пазилат апа рассказала, что всего у неё шесть детей, но в этом тесном глинобитном доме, который они когда-то купили, она живёт вместе с двумя женатыми сыновьями и дочерью. Прописки нет, на учёте в соцорганах не состоят, пособий не получают, дети перебиваются временными заработками. Замакима Свердловского района Турат Айдаров пояснил ей, что, согласно СНиП (Строительные нормы и правила) КР, строительство в пределах 50 метров от рек и водоёмов запрещено, поэтому власти никогда не признают её жильё. Тогда женщина попросила высокопоставленных гостей помочь ей с земельным участком, на что Аида Касымалиева ответила, что Жогорку Кенеш — орган, решающий проблемы системно через изменение законодательства. И хотя конкретных обещаний визитёры не дали, сказали, что возьмут ситуацию на контроль.

А вообще, в стране почти два миллиона кыргызстанцев заявляют, что не имеют жилья, сообщал прежде, общаясь с акбатинцами Улугбек Кочкоров.

В Бишкеке же, по словам Турата Айдарова, 6 500 подобных незаконных строений.

И да, как можно понять, глядя на часто встречающиеся надписи «Сатылат» («Продаётся») на стенах, заборах — где придётся, и их, и пустующие земельные участки, и те, на которых успели залить фундамент или заложить кладку стен, нередко самостийные владельцы продают, когда уже не могут финансово выдюжить строительство. Не всегда те, кто живут в частном секторе сейчас — те же, что после «тюльпановой революции» занимали земли вокруг столицы с надеждой на лучшую жизнь. С надеждой на перемены в стране, на свой угол, доступ к чистой воде, качественным медицине и образованию, культурному досугу и разнообразию товаров, работу с хорошей зарплатой, на достойное будущее для детей. Словом, на всё то, что не всегда и не везде есть в провинциях. А в итоге превратились в невидимых для государства людей. Остановить внутреннюю миграцию можно только одним способом: развитием регионов, о чём как раз с высоких трибун говорится в этом году.

Недоступные пособия?

Истории, которые довелось услышать в ходе двухдневной экскурсии по бишкекским окраинам, почти те же, что звучали во время аналогичных встреч с жителями Канта и Московского района Чуйской области (о чём мы писали месяц назад в материале «Господдержка семей: волокита — издержка порядка»): внутренние мигранты, многодетные, мать — с детьми, отец — разнорабочий. Иногда ещё и арендуют жильё. Вот только в городском малоэтажном секторе постоянно, рефреном звучало: «Нет документов». В «Ак-Жаре», например, 400 семей нуждаются в пособиях, но ни одна их не получает. Непонятно даже, в какие органы соцзащиты им обращаться: то ли Свердловского района Бишкека, то ли Аламудунского Чуйской области (ведь у каждого свой бюджет).

Некоторые сообщали, что им отказали в помощи, потому что они живут в съёмном жилье, не имея собственного, якобы заявив: «Если вы можете оплатить аренду, значит, не бедные!» Другие интересовались, могут ли матери-героини рассчитывать на социальные выплаты («Да», — ответили им представители МТСР). И третьи смело заявляли о коррупции: «Чтобы твой вопрос положительно решили, нужно дать взятку сотрудникам органов соцзащиты. Необходимы камеры наблюдения в тех кабинетах, где у заявителей принимают документы для оформления пособий!»

И очень часто присутствовавшие на собраниях старались высказать всё наболевшее, пожаловаться на все проблемы сразу. Ведь помимо собственно «целевой группы» подтягивались и местные представители, активисты, просто прохожие. Словом, превращались обсуждения в сельские сходы.

Казённые деньги хотят все. Но не всем они, по существующим правилам, положены. «Үй-бүлөгө көмөк» выдаётся семьям, имеющим детей до 16 лет, где доход (так называемый «гарантированный минимальный доход») на одного ребёнка не превышает 900 сомов. Сумма невелика — 810 сомов в месяц.

Вот, к примеру, одна из историй. В жилмассиве «Дордой» в школе №94 техничкой работает Бюалийма Мадумарова. В 2003 году она приехала в Бишкек из Кызыл-Кии. Ей 57 лет, она мать-одиночка, инвалид (нет одной почки, сахарный диабет). Её дочери 22 года, а сыну девять лет. Раньше мальчика нет-нет одолевали приступы эпилепсии, но сейчас, как говорит Бюалийма эже, недуг отступил. Но из-за болезни сына её бросил муж и алиментов не платит. Дом у них свой. Зарплата её — 4 600 сомов, а по инвалидности получает, по её словам, пенсию в 2 800 сомов. Нетрудно подсчитать, что эта семья не входит в категорию тех, кому пособие «Үй-бүлөгө көмөк» положено. Понятно, что женщине сложно, но таковы существующие правила.

Государство идёт навстречу

Депутат и министр всюду, куда приезжали, эти самые правила разъясняли. Так как чаще всего малоимущие остаются без государственного вспомоществования, не имея документов, Аида Касымалиева сообщила, что в преддверии выборов в парламент государство примет меры для максимальной паспортизации населения. Также она сообщила, что на недавней конференции Жогорку Кенеша и ГРС «Невидимые дети» участники говорили о необходимости оформления свидетельств о рождении новорождённым, даже если у их родителей нет удостоверений личности.

Глава МТСР обнадёжил жителей новостроек информацией, что министерство для упрощения механизма назначения пособий такой категории граждан (проживающих на территории, не имеющей статуса территориально-административной единицы) разработало и вынесло на общественное обсуждение проект постановления правительства.

Налаживается и автоматизация процесса. Свердловский район Бишкека и Аламудунский Чуйской области — пилотные в этом проекте, а с 1 июня автоматизированная выдача справок станет возможна и по всему Кыргызстану. Граждане смогут подавать заявки на получение в электронном виде на сайте, а МТСР само запросит данные в ГРС, Соцфонде, налоговой службе и других госорганах благодаря электронному документообороту. До конца 2019-го (к слову, объявленного Годом цифровизации и развития регионов), пообещал министр, оформление пособий удастся автоматизировать.

Ещё один шаг навстречу внутренним мигрантам — Министерство труда и социального развития инициирует изменения в Закон «О миграции в Кыргызской Республике», которые позволят получать справки в центрах занятости не по месту прописки, а фактического проживания.

Кроме того, Улугбек Кочкоров заверил, что в этом году порог дохода на одного ребёнка, при котором возможно рассчитывать на господдержку, увеличат с 900 сомов до 1 000, и в дальнейшем станут ежегодно повышать на 10%.

Аида Касымалиева напомнила, что казённая копеечка — это просто поддержка, чтобы люди могли выбраться из кризиса. «Прожить на пособие, сколько бы мы ни повышали размер, невозможно. Поэтому не нужно привязываться к этой помощи, стоит стараться найти работу и улучшить своё материальное положение».

Выводы

В конце минувшей недели прошло заседание рабочей группы. Её члены, председатель Аида Касымалиева ознакомились с предварительным отчётом о мониторинге исполнения закона, который содержит следующие выводы:

  • В 2016 году пособия по малообеспеченности получали 272 тысячи детей, на сентябрь 2018-го — 244 тысячи, в 2019-м — около 290 тысяч.
  • С каждым годом трудоустроенных граждан всё меньше, а в 2018-м официально признанных безработных на 21 800 (38%) стало больше, чем в 2017-м.
  • Строгая привязка институтов обеспечения занятости населения и прописки лишает нуждающихся граждан возможности получения господдержки.
  • Методы использования адресного подхода несовершенны; порядок оформления пособия обременительный и сложный (граждане предлагают выплачивать их всем детям от рождения и до трёх лет).
  • Граждане недостаточно информированы о критериях и процедурах назначения.
  • Размеры ГМД и пособия не приближены к среднегодовому размеру прожиточного минимума.

Рабочая группа решила презентовать итоги своей работы в Комитете по социальным вопросам и рекомендовать ему продлить срок её деятельности для разработки поправок в НПА, сообщает Ассоциация НКО по продвижению прав и интересов детей в Кыргызской Республике.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора.

Добавить комментарий