От Енисея до Памира

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Учёные-историки Кыргызстана считают, что нужно, наконец, определиться с происхождением кыргызов.

Существует множество разных гипотез, точек зрения.  Пора принять  их все во внимание и выработать одну, наиболее приемлемую гипотезу. Ряд исследователей, как отечественных, так и зарубежных, полагают, что нужно взять за отправную точку результаты многолетнего поиска доктора исторических наук  Ж. Маанаева. Таковы, к примеру, мнения  действительного члена НАН КР  Владимира  Плоских; проектора КТУ «Манас» доктора исторических наук Анварбека Мокеева, ректора университета им. И. Арабаева, доктора исторических наук Толобека Абдырахманова; академика НАН Казахстана, профессора Евразийского университета им. Л. Гумилёва Булата Кумекова.

Процесс становления этноса, нации является одним из самых сложных, малоизученных и в то же время увлекательных  направлений истории. В отличие от этногенеза соседних и отдалённых тюркских народов (казахов, узбеков, башкир и т. д.) история формирования кыргызов представляется более сложной, так как это происходило в двух пространственно отдалённых географических регионах — на Енисее и Тянь-Шане.

Профессор Эгемберди Маанаев обратился к истории кыргызского этноса ещё в начале 1960-х годов. Тогда он одним из первых высказал мысль о том, что часть  народа проживала на территории Тянь-Шаня в I тыс. н. э. Спустя почти 20 лет эта мысль нашла подтверждение в трудах отечественных и зарубежных историков. В 2008 году в своей второй монографии Эгемберди Маанаев выдвинул несколько весьма смелых и новаторских идей. Наконец, два года назад, обобщив результаты своего многолетнего поиска, он издал труд «Этногенез и этническая история кыргызов (новое осмысление проблемы). По мнению коллег-учёных, чьи фамилии приводятся вверху, этот труд не только повысил интерес к теме, но и определил новые ориентиры.

Каковы же эти ориентиры-направления, на которые стоит обратить внимание учёным? Вот что пишет академик В. Плоских: » Э. Маанаев отмечает, что существует более десяти гипотез, авторы которых пытаются определить этапы и обстоятельства этнической истории кыргызов, однако все они грешат одни недостатком: во-первых, учёные, выдвинувшие их, пытаются обосновать свои гипотезы наличием или отсутствием этнонима «кыргыз», а во-вторых, они искали данный этноним в ареале обитания осёдлого населения. Очень важным является вывод Э. Маанаева о том, что если в письменных источниках и отсутствует упоминание этнонима «кыргыз», это не означает, что кыргызы не проживали на исследуемой территории.

Вторая гипотеза, также заслуживающая внимания: анализ различных источников свидетельствует о том, что кыргызы, проживавшие в восточном регионе, известны под названием «кыргыз», а в западном регионе, то есть в горных районах Центрального Тянь-Шаня и до Восточного Памира — под названием «бурут». Эгемберди Жумагулович считает, что буруты являются этнокомпонентом кыргызского народа автохтонного происхождения.

Интересна также его точка зрения  об этногенетических связях енисейских и тянь-шаньских кыргызов. Он неоднократно подчёркивает, что енисейские кыргызы по целому ряду этнокультурных признаков отличались от тянь-шаньских. Более того — были различными их материальная, духовная культура, этноструктура. Э. Маанаев убеждён, что ещё до этих переселений кыргызы жили не только на Енисее, Алтае, но и в горных районах Восточного Туркестана, Тянь-Шаня, Памира».

Историк-востоковед Анварбек Мокеев вспоминает конференцию 1956 года, организованную Академией наук Киргизской ССР совместно с Академией наук СССР специально для обмена мнениями об этногенезе кыргызов. Так вот, тогда учёные пришли к выводу, что кыргызский народ и его культура сложились, по крайней мере, на основе двух этнических компонентов: местного и пришлого.  Однако в материалах конференции не указано, какие автохтонные народы и племена вошли в состав народа. Профессор Э. Маанаев в своих исследованиях конкретно перечисляет, какие племена вошли в древности, средневековый период и в новое время.  При этом выясняется, что примерно 38 наименований родоплеменных групп встречаются в этническом составе как кыргызского, так и казахского народов. Этим объясняется близость этих двух народов.

«В советское время в рамках идеологической установки  история и культура тюркских народов рассматривались строго в границах занимаемых ими территорий, что объективно и методологически было неверным, — пишет специалист в области средневековой истории Казахстана  Булат Кумеков. — Народы тюркского мира никогда не пребывали в изоляции, напротив, на протяжении исторического времени они находились в тесных историко-культурных связях с сопредельными и отдалёнными этносами. В этом отношении вызывает всяческую поддержку подход Э. Маанаева, направленный на широкое сопоставление этнических компонентов кыргызского народа с этносами Центральной Азии, и шире — Евразии».

Опираясь на письменные источники, Эгемберди Жумагулович делает акцент на кочевом образе жизни и особенностях обитания кыргызов именно в труднодоступных горных районах. Ареал их обитания был обширен: на севере — от предгорий Тянь-Шаня до отрогов Куэнь-Луня, восточный части Памира и Гиндукуша, на юге — от восточных и западных склонов Туркестанского хребта до  Саяно-Алтая.

Профессор Толобек Абдрахманов считает, что нужно провести научно-практическую конференцию и, обобщив всё известное об этногенезе кыргызского народа, выработать правильное направление для дальнейшего поиска.

Назгуль АСАНАЛИЕВА.

Добавить комментарий