Main Menu

Медицина на окраине. Уже не с краю и не на краю?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Мы с Бурул, согласившейся показать мне город, шли вдоль горных склонов в сторону улицы Ленина, и она рассказывала, как полюбила Нарын: теперь, когда бывает у родителей, не может усидеть, её постоянно тянет назад. Я подумала об очаровании маленьких городов — спокойных, тихих и милых. Свежий воздух, близость гор, обилие зелени, глинистые тропинки, множество частных домов и радушие жителей — всё это умиротворяет. Даже невзрачная архитектура малоэтажных зданий и общая эклектика городского облика не навевают уныния.
Едва мы успели спуститься к центральной нарынской улице, как стал накрапывать дождь, а потом превратился в ливень. Погулять не удалось. И такая погода стояла все три дня: тучки, гроза, немного солнца и снова хмарь и сырость. А направившись в Бишкек, на перевале Долон и вовсе попали в снег.

На местах некому лечить

Бурул Жыргалбекова — выпускница Кыргызской государственной медицинской академии. Она врач-ординатор. Её специализация — онкология, лучевая терапия. В Нарын девушка приехала, чтобы пройти первый год обучения в ординатуре. Здесь её, как и других ординаторов, обеспечили временным бесплатным жильём — местом в общежитии при Нарынской областной объединённой больнице.

— Мои родители — уроженцы Ак-Талинского района, но так получилось, что в Нарыне я никогда прежде не была, росла в Бишкеке. Город очень понравился. Даже планирую остаться здесь, — говорит Бурул. Что касается самого обучения, которое происходит непосредственно на «фронте», на передовой, то и о нём она отзывается положительно:

— Многое узнала за этот год, так как мы учились и работали по всем профилям: и с детьми, и со взрослыми, и в хирургии.

Всего вместе с ней в 2018/2019 учебном году в Нарын прибыли 15 начинающих лекарей. Они сейчас проходят обязательную для первого года обучения для всех специальностей базовую подготовку по общеклиническим дисциплинам (педиатрия, терапия, хирургия, акушерство и гинекология) и скорой и неотложной помощи. Участвуют в пре-   доставлении медицинской помощи населению и получают заработную плату. В регион их направило Министерство здравоохранения: идёт децентрализация последипломного медицинского образования.

Делается это для того, чтобы «разгрузить» переполненные выпускниками клиники Бишкека и Оша и восполнить нехватку медицинских кадров (особенно семейных врачей или, как их ещё называют, врачей общей практики) на периферии. Теперь ординаторы-бюджетники должны проходить практическую подготовку в региональных клинических базах. Правда, Минздрав идёт навстречу молодёжи, направляя в родные места, чтобы было где остановиться. Ведь общежития пока есть только в Нарынской областной объединённой, Ат-Башинской территориальной больницах и Джети-Огузском центре общеврачебной практики (но заканчивается ремонт корпуса в Кара-Бууринской ТБ).

Создать жилищно-бытовые условия в двух первых медучреждениях помогло швейцарское правительство, поддержав начавшуюся реформу медицинского образования в Кыргызской Республике.

Почему именно Нарынскую область выбрали в качестве пилотной? Дело в том, что наибольший дефицит медработников — в Таласской, Нарынской и Джалал-Абадской областях.

Для того чтобы ознакомиться с достигнутыми здесь успехами и решить, можно ли рекомендовать такой опыт к распространению по всей стране, Нарынскую область посетила делегация, в составе которой — заместитель торага Жогорку Кенеша Аида Касымалиева, статс-секретарь Министерства здравоохранения Калысбек Шадыханов, глава Фонда обязательного медицинского страхования Эльнура Боронбаева, представители медицинских вузов, Государственного агентства по делам местного самоуправления и межэтнических отношений, неправительственных организаций, посольства Швейцарии в Кыргызстане.

На местах делегацию встречали служащие полномочного представительства правительства в области, муниципальных органов, руководители и работники медицинских структур. Аида Касымалиева и другие участники поездки посетили организации здравоохранения Нарынской области, общались с ординаторами, осматривали общежития для них, а затем в ходе круглого стола обсудили проблемы.

В стране систему последипломного и непрерывного медицинского образования реформируют с 2014 года: утверждены Стратегия развития ПДМО и НМО на 2014-2020 годы, принято новое Положение об ординатуре. Отменена интернатура по клиническим специальностям и увеличены сроки ординатуры по узким специальностям (3-4 года), в то время как по «семейной медицине/врач общей практики (ВОП)» обучение длится два года. Так выпускников мотивируют выбирать именно её. Кроме того, 70% (150) бюджетных мест ординатуры Минздрав выделяет именно для овладения этой специальностью. Семейным врачам повысили и заработную плату (на основе выполнения индикаторов). Результаты уже видны. Вот динамика выбора выпускниками специальности «СМ/ВОП»: в 2014 — 6 человек, в 2015-м — 10, в 2016-м — 41, в 2017-м — 45, в 2018-м — 115. Из них выехали в регионы: в 2014-м — никто, в 2015-м — 4, в 2016-м — 20, в 2017-м — 26, в 2018-м — 64. Такими данными в ходе круглого стола, состоявшегося в Нарыне, поделилась зав-отделом управления человеческими ресурсами и организационной работы Минздрава Нурида Жусупбекова.

Но оптимизм внушает пока только статистика. А стоит послушать самих ординаторов, то сразу начинаешь понимать, во-первых, почему потребовалось реформирование, во-вторых, что сделать предстоит ещё много.

Монолог юного врача

Бекмамат Сурап уулу, как и Бурул Жыргалбекова, окончил КГМА, затем поступил в ординатуру по специальности «реанимация и анестезиология».

Сейчас он проходит первый год обучения в приёмном отделении территориальной больницы Ат-Башинского района. Сюда он приехал с супругой и ребёнком. Сам он родился и вырос в Бишкеке, а на четвёртом курсе решил пройти двухмесячную летнюю практику в провинции, так как понимал, что потом ему предстоит в течение двух лет отрабатывать затраченные на его учёбу бюджетные деньги. Да и просто хотел для себя понять, как обстоят дела в регионах. На встрече гостей из Бишкека с ординаторами он обрушил массу информации, как он сам объяснил — накопилось:

— За два месяца практики увидел столько, сколько за четыре года в медвузе не видел. Впервые почувствовал себя врачом. Потому что в городе к тебе относятся так: «Ты просто не мешайся под ногами». А здесь ты для всех агай (слово в кыргызском языке для выражения уважительного отношения, примерно означающее «учитель» или «наставник»; не путать со словом «ага» — старший брат. — Прим. авт.). Если медсестра старше тебя даже на сорок лет, она всё равно будет к тебе обращаться на «вы», «агай». Во-вторых, мне понравилась огромная практика. В первый же день меня позвали ассистировать в качестве главного ассистента. И тогда для себя решил, что в ординатуру сюда приеду. У меня ребёнок, жена. Поэтому прежде, чем приехать, объехал все территориальные больницы в Нарынской и Иссык-Кульской областях и выяснил, что условия создают только в Нарынской областной и Ат-Башинской территориальной: в них благодаря помощи швейцарского правительства обустроены общежития.

Разговаривал со многими молодыми врачами на периферии. Они жалуются, что у них зарплаты пять-шесть тысяч, никаких бытовых условий. Когда Минздрав отправляет ординаторов, обещает, что местные власти помогут. А те их футболят обратно: «Вас Минздрав отправил, пусть за вас и отвечает»… Вы говорите, что в сёлах нет семейных врачей. Ну постройте рядом с каждым фельдшерско-акушерским пунктом дом, и выпускники сами поедут, не понадобится приказов! Максимум дают комнату в бараке и говорят: «Ты сам должен воду носить, углём топить, и иногда ещё свет вырубают». Поэтому все молодые уезжают. Нарынская областная и Ат-Башинская территориальная — пример для всех других больниц. Когда я приезжал, здесь, в Нарыне, ещё не было общежития, и в ординатуру приезжали один-два человека, те, кто родом отсюда. Теперь 15 ординаторов и желающих ещё больше. И руководство ещё и выбирает, кого принять.

Ещё одна проблема: ограничены ставки в больницах. Да, в Ат-Башинской территориальной больнице семь вакантных ставок, в ЦСМ — почти десять, и мы все семь ординаторов работаем на полторы ставки. Но в каких-то больницах их меньше (ординаторы в Нарынской больнице работают на 0,5. — Прим. авт.)

Я получаю 12 тысяч сомов, но это включая плату за дежурства. Дежурю сутки через двое. То есть после ночи днём выхожу на работу. Это очень давит на психику. Поэтому врачи выгорают. А дежурить приходится, чтобы нормально зарабатывать. Последние десять лет врачам не индексировали зарплаты с учётом инфляции. Прожиточный минимум составляет 5 500 сомов, а базовый оклад врача — 4 500 сомов. За вычетом налогов получаем на руки 3 800 сомов. Если вы не можете повысить зарплаты, то хотя бы освободите от налогов, от подоходного. Они съедают очень много. За дежурство я должен получать 550 сомов, но на руки выдают 350. В выписках указано, что мне начислили заработную плату в 10 000, например, а наличностью получаю 7 500. Те, кто состоят в программе «Депозит врача», теоретически должны получать 36 000 сомов, а по факту после вычета налогов — 26 000.

Нужно рассмотреть вопрос дополнительного финансирования. Сейчас работает проект ФОР («Финансирование на основе результатов в здравоохранении», реализуется государством в лице МЗ и ФОМС в районных больницах. — Прим. авт.) Хорошо бы включить в него такие индикаторы, как наличие ординаторов на клинической базе. А за счёт этих дополнительных средств больницы могли бы обеспечить ординаторов заработной платой.

Говорят: «В регионах остались только пожилые, если вы приедете, они вам с радостью отдадут своё место!» Но это не так. Они работали 40 лет, у них много надбавок, они получают 20-25 тысяч зарплаты, в то время как молодой врач — 8 000. Кто мотивирован остаться?

Вы говорите: «Молодые врачи, приезжайте в регионы!» Ещё что здесь горный коэффициент есть. А это 2 500 сомов. И начисляется он только на одну ставку, на вторую — нет. За работу в сельской местности 500 сомов добавляют. Но в Бишкеке мэрия набавляет больше, чем в итоге складывается здесь. Вот, на станции скорой помощи у работников оклад 5 000, столичная мэрия доплачивает 4 000, и за вредность — 1 500 сомов.

Вообще, проблемы медицинского образования начинаются с первого курса. В Мед-  академии с каждым годом увеличивают количество мест для обучения за счёт государственных денег. Их распределяют прозрачно, в этом сомнений нет, я сам своими силами поступил на бюджет. Но проблема в том, что их занимают те, кто в состоянии оплатить контракт. А у ребят из неблагополучных семей нет возможности и в школе заниматься, потом в вуз с трудом поступают по контракту, хотя они более мотивированы. Шесть лет еле как оплачивают обучение. А в то же время некоторые бюджетники ездят на «Лексусах» и не собираются отрабатывать казённые деньги. Такие домашние ребята, «балкончики».

Государство на одного студента за шесть лет тратит 300 тысяч сомов, а они уезжают за рубеж. Получается, деньги уходят в никуда, «благотворительность» такая. Нет механизмов, которые регулируют это. В контракте прописано: «Если вы по истечении шести лет откажетесь работать два года, то в судебном порядке возместите средства, затраченные на ваше обучение». Но непонятно, по какому закону судить, если до суда дойдёт. Должников по алиментам, например, не выпускают из страны. Пусть и выпускников тоже! Мне реально жаль этих сельских ребят. Они вернутся в свои сёла, будут там работать. А городские — хотя я сам городской — никак не мотивированы ехать в сельскую местность.

Мы, ординаторы, в общежитии всемером за ужином постоянно обсуждаем всё это и готовы уже даже уйти из медицины.

«Осторожно, невеста!» в реальности

Бекмамат задал тон, и вслед за ним начали говорить о проблемах другие юные «ангелы в белых халатах», заброшенные судьбой (или сами себя) в высокогорную глубинку. Их рассказы живо напомнили мне музыкальную комедию кыргызского композитора Насыра Давлесова на либретто драматурга Насирдина Байтемирова «Осторожно, невеста!»

Один из её главных героев — студент мединститута с говорящим именем Саламат («саламат» на кыргызском значит «здоровье»). Он воплощение нового прогрессивного мышления, веры в науку, официальную медицину. Ему в сюжете противопоставлены представители старшего поколения — его собственный отец — знахарь Маркабай и мать Барсана. Саламат и его любимая девушка Гульмира мечтают по окончании учёбы работать в колхозах и отдалённых районах, в то время как другие их однокурсники вроде Жоробека и его подружки не желают уезжать из города и считают жизнь без кафе и ресторанов скучной. Байтемиров и Давлесов изобразили последних сатирически, с иронией. Выходит, придуманная ими история актуальна и сейчас.

В Нарыне наряду с сетованиями мы услышали от ординаторов признание, что только в провинциальных клинических базах можно получить много практических навыков, рассчитывать на оплачиваемую работу. Пусть это для начала полставки, но ведь в Бишкеке их коллеги и вовсе не получают зарплаты. Вот в Нарынской областной объединённой больнице молодой врач Самат Асаналиев — уже заместитель директора по лечебным вопросам.

И разве сама состоявшаяся встреча и последовавший круглый стол не доказательство того, что ситуация изменится к лучшему? Надеюсь, что сотрудники  медучреждений, представители Минздрава и медвузов, ФОМСа услышанное учтут, скорректируют. И ещё. Оказалось, совсем необязательно ждать швейцарцев или каких-то ещё заморских спонсоров, чтобы предусмотреть для прибывающей молодёжи какой-то жилой угол.

Директор Территориальной больницы Ат-Башинского района Илим Бейшеналиев смог выбить у местного кенеша деньги на покупку квартир для молодых врачей. Вот что он рассказал в интервью:

— В нашей больнице не хватало семи-восьми врачей. Мы поняли, что для привлечения кадров нужно решить жилищно-бытовые вопросы, поэтому стали искать финансирование. В республиканском бюджете денег нет. Поскольку я сам являлся депутатом местного кенеша, мы обратились туда. Со второго раза нам выделили 500 000 сомов. На эти деньги мы купили две квартиры, через год одну из них капитально отремонтировали, вторую — в этом году. В 2013-м Ат-Башинский район посетили руководители и сотрудники проекта «Реформы в медобразовании», который финансируется Швейцарией. Мы показали им больницу, поделились впечатлениями, видением будущего. Сказали, что для улучшения качества работы нужна «свежая кровь» в виде молодых кадров, а такая цель упирается в отсутствие жилья. Профессор Женевского университета загорелся моей идеей и поддержал. В этот момент ни один человек больше не верил, что она может осуществиться.

Проект выделил около 3-4 млн. сомов на обустройство общежития со всеми удобствами на 10 человек. С 2014 года мы стали привлекать сначала молодых врачей, затем официально стали клинической базой Медакадемии и начали принимать ординаторов. Это нам дало ту самую «свежую кровь» — энергию, свежие идеи молодых людей, дополнительные рабочие руки. Получается симбиоз такой: мы их обучаем, они нам помогают. Сплав опыта и молодости. Это выгодно и для наших сотрудников, и ординаторов, и в конце концов для всей страны, потому что, надеемся, поможет решить одну из самых глобальных проблем здравоохранения — кадровый вопрос.

Представитель Минздрава Нурида Жусупбекова говорит, что и в других районах местные кенеши готовы помочь кто чем сможет: выделить земельный участок, деньги на аренду жилья, корову, уголь, денежные доплаты к зарплате.

Депутат Аида Касымалиева в свою очередь пообещала, как законодатель, принять меры для повышения качества здравоохранения на окраинах, заявив, что нужен комплексный подход к решению проблемы:

— Например, можно увеличить количество бюджетных мест для студентов, поступающих на специальность «семейная медицина». Повысить зарплаты семейных врачей, создавать условия для того, чтобы они могли остаться в сельской местности. Хотя бы часть платы ординаторов за контрактное обучение должна поступать в клинические базы. За счёт этих денег можно создавать условия для них же. Срок ординатуры надо тоже учитывать при расчёте стажа для присвоения категории. Так же необходимо изучить распределение бюджетных мест, чтобы больше ребят из регионов могло учиться. Надо ввести квоты. Минздрав говорит, что сейчас каждая область сама формирует заявки на количество бюджетных мест для своих жителей: тогда трёхсторонний договор подписывается между студентом, вузом, акимом, что первый, отучившись, вернётся, а местная власть обеспечит его жильём.

Надо с юристами сесть и посмотреть, можно ли предусмотреть для врачей налоговые послабления. А вообще хочу ознакомиться с положением в каждой области, районе. Говорят, в Сулюкте горкенеш добавляет 5 000 сомов к зарплате каждому врачу. В Чаткале оплачивают контрактное обучение 45 студентов-чаткальцев. Словом, весь опыт надо проанализировать и на его основе рекомендовать местным кенешам конкретные пути поддержки молодых врачей.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора.






Related News

Жили и не ведали, что у них болезни

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintБесплатные медицинские осмотры граждан в регионах республики проводили с апреля по август четыре мобильные клиникиRead More

Как повысить качество медицинских услуг?

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintОно зависит от знаний и умений врачей, среднего медперсонала. Но кто те «судьи», что вRead More

Добавить комментарий