Неоценённая память

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Трёхэтажный жилой дом сталинского типа, что стоит на улице Киевской напротив «Бишкек-парка», очень известен. Я давно, с детства засматривалась на его остеклённую башенку, венчающую кровлю: в памяти сразу всплывали «Малыш и Карлсон, который живёт на крыше» Астрид Линдгрен и «Целестина, или Шестое чувство» Малгожаты Мусерович.

Годы шли, дом понемногу ветшал. Во время ремонта дороги и тротуаров на Киевской срубили деревья, и фасад с облезшей штукатуркой вдруг предстал миру во всей «красе». Горожане заговорили о необходимости ремонта здания. А недавно при подготовке к саммиту ШОС живописную сталинку неуклюже прикрыли баннером с фальшивыми окнами, и такой вопрос зазвучал достаточно громко.

Мы отправились в трёхэтажку со сказочной башенкой, поговорили с председателем ТСЖ «Дом художника» Сютай Кожахметовой и узнали историю и строения, и недавнего резонансного события.

Былая слава

Молодая девушка Сютай — внучка известного кыргызского художника Джакуля Кожахметова, дочка его сына Абделя Кожахметова. Она живёт в доме на Киевской с рождения. Сейчас в квартире, доставшейся от деда, вместе с ней проживают отец, муж и трое детей.

Джакуль Кожахметов (1921-1975) — живописец, член Союза художников СССР. Выходец из села Орто-Алыш (ныне село Байтик Аламудунского района Чуйской области). Он учился во Фрунзенском, затем Самаркандском художественных училищах и институте живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина в Ленинграде. Воевал на фронте, награждён медалями «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В мирное время писал картины на исторические и современные темы из жизни кыргызского народа в традициях русской академической школы живописи, его относят к соцреалистам. Преподавал во Фрунзенском художественном училище. Сейчас лучшие работы Кожахметова находятся в Кыргызском национальном музее изобразительных искусств им. Г. Айтиева. А ведь создавались они здесь — в той самой мастерской на третьем этаже, окна и двери балкона которой заколочены досками.

— Дом построен в 1960 году, сдан в эксплуатацию в 1961-м. Строился для наших великих художников, которые прошли войну, а после внесли вклад в изобразительное искусство, культуру страны. Возводили здание не простые зодчие, а из Ленинграда, по индивидуальному проекту, запланировав 12 жилых квартир и 12 мастерских: то есть каждому художнику вместе с жильём предоставили и место для работы, творчества, — рассказала Сютай.

Дом двухподъездный, в каждом на первых двух этажах — жилые квартиры, на третьих — комнаты-мастерские. Надстройка-фонарь на общем чердаке создавалась специально для того, чтобы художники могли использовать столь необходимый им для работы солнечный свет. В 1990-е годы кто-то из жильцов успел вместе с квартирами приватизировать и мастерские, а затем продать. Но Кожахметовы не смогли оставить себе память о покойном к тому времени деде:

— Бабушка не успела приватизировать дедушкину мастерскую. Союз художников передал её другому художнику, тот приватизировал и затем в 2010 году продал. Нынешний хозяин находится за рубежом.

По словам Сютай, государство не отметило заслуги Джакуля Кожахметова никакими званиями и почестями: «Просто мой дед не гонялся за этим». На доме нет памятной доски. А ведь здесь жила и созидала целая плеяда знаменитых творцов: Сабырбек Акылбеков, Кульчоро Керимбеков, Алтымыш Усубалиев, Давид Флекман, Виктор Жуков, Кубанычбек Аманкожоев, Аким Сгибнев и другие.

— Памятной доски нет. Получается, государство так воспитывает молодёжь: без уважения к прошлому, к великим людям. В Минкультуры разводят руками. Они даже не могут добиться присвоения дому статуса памятника культуры, так как этим занимается якобы ГРС. Почему? Не объясняют ничего.

На первом этаже до сих пор живёт сын Алтымыша Усубалиева. Кроме нас, он единственный старожил. Кстати, во время революции мародёры сломали Усубалиевым дверь квартиры, подумав, что это магазин. Я росла внучкой и ребёнком соседей: не ходила в детский сад, а постоянно была у них в гостях. Флекман — мой любимый дедушка, который звал на чай, рисовал меня. Написал с меня четыре работы, маслом на холсте и карандашом. Две из них у меня, остальные вместе со всеми картинами покойного его супруга передала Союзу художников. Когда она умерла, квартира отошла еврейскому фонду «Менора», они её продали, а мастерскую отдали Союзу художников. Это единственное помещение в этом доме, принадлежащее этому объединению. Все остальные мастерские уже в частной собственности. Сейчас в них творят Сабиджан Бабаджанов, Асанкул Байгазиев, Жыргал Матураимов, Талант Огобаев. Также здесь располагалась мастерская скульпторов, потом её помещение выкупили частники.

Теперь здесь семь жильцов, непосредственно живущих в своих квартирах, пять хозсубъектов-арендаторов, 11 действующих мастерских.

Горькое настоящее

— Почему дом в таком состоянии? 40 лет здесь не проводилось ремонта — ни капитального, ни косметического, — пояснила Сютай Кожахметова.

Из её рассказа следует, что когда-то трёхэтажку обслуживало ОсОО «Акылдаш» (бывшее домоуправление): жильцы каждый месяц платили за так называемое техобслуживание. А когда они стали создавать товарищество собственников жилья (ТСЖ) «Дом художника», Сютай попросила у ОсОО отчёт, и оказалось, что дом коммерческой структуре ещё и должен:

— Все накопленные за 40 лет наши отчисления они якобы пустили на ремонт двух квадратных метров крыши. Но тогда жильцы не хотели разбираться с «Акылдашем». Я сама оформляла ТСЖ, чтобы только спасти наш дом и двор, потому что начался бум хаотичной застройки, придомовые участки захватывали и возводили здания.

Так, с 2012 года жители знаменитой сталинки считаются её собственниками, на своём собрании они выбрали Сютай председателем. Поначалу она работала бесплатно, сейчас получает оклад в 3 000 сомов. Это её единственный личный заработок. А так всю семью содержит муж Дмитрий Рузмикин. Кстати, он и в деятельности ей активно помогает: например, участвовал вместе с Сютай в судебном процессе против владельцев гаражей, незаконно много лет стоявших во дворе.

— Если бы не мой муж, может, многое я бы и не смогла сделать, — отметила она.

По словам девушки, ей очень помогла советами и продолжает это делать очень хорошая женщина Роза эже, председатель ТСЖ соседнего дома «Роза плюс» (так жильцы в честь неё назвали своё товарищество). Двор у них совместный, огороженный забором. Есть детская площадка. Добились, чтобы убрали с их территории общие для всего квадрата Белинского — Чуй — Киевская — Исанова мусорные контейнеры, которые когда-то при преобразовании Дома быта в торговый центр «Бета сторес» перенесли оттуда к ним. Сейчас они стоят за забором, ПРООН облагородила площадку, а владельцы магазинов и особенно точек общепита из Центрального гастронома превращают её в зловонную клоаку с растекающимися помоями и недоброшенными в урны и сваленными в горку пакетами, говорит Сютай. И ещё вспоминает добрыми словами активность соседа Замира Доолбекова, который помогает в работе ТСЖ. Не все члены «Дома художника» такие же энтузиасты, ведь некоторые, по словам председателя, просто сдают квартиры арендаторам и сами здесь не живут и жизнью дома не интересуются; и есть даже и злостные должники по членским взносам (6 сомов за кв. метр).

Собираемая сумма расходуется на поддержание чистоты во дворе и подъездах да латание всяких дыр, ремонт проводок, устранение засоров канализации (дом ведь старый, и система в нём тоже, а на первом этаже — магазины и салоны красоты). Как сообщила Кожахметова, владельцы квартир, сданных хозсубъектам, отказываются платить больше хозяев жилых; отвечают, что и так платят налоги муниципалитету за выход на улицу Киевскую и считают на том свой долг перед кем бы то ни было исчерпанным.

— Хотя они зарабатывают достаточно, сдают площади в аренду за доллары. Слава Богу, хотя бы членские взносы платят. Закон о ТСЖ не предусматривает, что частные хозсубъекты должны платить больше. Это всё решается на собрании собственников, коллективно. Но у нас жильцов в доме, именно тех, кто сами живут, а не сдают в аренду свои квадраты, не так много, поэтому наш голос не перевешивает, — посетовала Сютай.

— Только продувка канализации обходится в 8 000 сомов, — продолжила она. — Разве за семь лет можно было накопить что-то, что «Акылдаш» за 40 лет не накопил? Главное, чтобы дворы и подъезды в чистоте содержались, а капитальный ремонт мы своими силами не можем оплатить. Я обращалась ко всем президентам, кроме Акаева (потому что при нём ещё маленькая была). Просила помощи. Боюсь, что дом разрушится, а хочется сберечь его в память о художниках, которые прославляли Кыргызстан. Обращалась в мэрию, смету стоимости ремонтных работ предоставляла в акимиат, а там изучили её и воскликнули: «Почему так дорого?!» Почему 11 миллионов на ёлочные украшения тратить не жалко, а на капитальный ремонт крыши и фасада — жалко?

При этом председатель ТСЖ не исключает, что кому-то из чиновников приглянулся этот дом или земля, на которой стоит, в «золотом квадрате». По её словам, его предлагали снести, но при этом обещали выплатить жильцам такие суммы компенсаций, за которые не купить жильё даже в микрорайонах «Джал» или «Аламедин».

Что касается непосредственно истории с баннером, то дело, со слов моей собеседницы, обстояло так. За две недели до саммита ШОС ей позвонил начальник МТУ №13. Причём Сютай подчёркивает, что никаких претензий к этой организации не имеет: они ничего не решают, и средств у них нет. Мэрия и акимиат просто поручают им чёрную работу. В МТУ председателю сообщили, что перед важным международным мероприятием с прибытием иностранных делегаций нужно привести в порядок дом, находящийся в непрезентабельном состоянии. Акимиат, мол, говорит, что на косметический ремонт фасада необходимо 120 тыс. сомов, но половину этой суммы — то есть 60 тыс. — должно выделить ТСЖ.

— Во-первых, какой смысл на скорую руку подправлять штукатурку? Вся беда в том, что водостоки «полетели» и дождь идёт не по трубам, а по стенам, вот они и разрушаются. Во-вторых, я сказала начальнику, что передам жильцам его слова, но уверена, что они откажутся. Членские взносы не все вовремя отдают, какие там три с половиной тысячи!

Так оно и вышло. Жители не могут позволить себе отдать такую большую сумму. Сютай Кожахметова об этом начальнику МТУ сообщила, тот в ответ проинформировал, что тогда «Бишкек-парк» завесит фасад их трёхэтажки баннером. Это, мол, вынужденная мера, пусть собственники месяц потерпят. На этом и разошлись, председатель ТСЖ поставила в известность соседей, а администрация торгового центра замаскировала противоположный дом куском розового пластика. В социальных сетях разгорелись бурные дебаты, к которым подключились и СМИ. С одной стороны, Сютай видит в этом позитивную сторону: может быть, государство и муниципалитет наконец-то обратят внимание на дом со славным прошлым. С другой, ей было очень обидно читать заявления чиновников. Например, советника мэра Гули Алмамбетовой, опубликованное на сайте vesti.kg: «Это здание не заселено на 90%, и хозяин ждёт, когда оно будет снесено. Мэрия уже не раз обращалась к нему с тем, чтобы он привёл фасад в приличное состояние. Таких уведомлений было около 27, однако он их проигнорировал».

Председатель ТСЖ в интервью «Слову…» сказала, что очень хочет, чтобы Гуля Алмамбетова пришла к ним во двор и познакомила с таинственным «хозяином», который якобы ждёт, когда здание снесут. Желательно бы посмотреть и на уведомления, которых на самом деле не было. И что означают слова «здание не заселено на 90%»? У каждой квартиры и мастерской есть владелец. Даже если он в данный момент не в самом доме (как это обстоит с заколоченной мастерской), всё равно он есть и его право владения — законно.

— Как может представитель муниципального органа смело в массы выдавать непроверенную информацию?! — возмущается Сютай. — Дом и жильцов фактически обозвали призраками, мёртвыми душами. Во всех сетях что только ни говорили про нашу трёхэтажку!

Почти аналогичное заявление сделал и руководитель аппарата столичной мэрии Балбак Тулобаев.

Мы в свою очередь, как и Сютай Кожахметова, надеемся, что мэрия, Министерство культуры, государство обратят внимание на этот уникальный дом с важной историей. А также и на другие исторические постройки в столице, которые нужно сохранить, подобно тому, как бакинцы тщательно берегут свой Ичери шехер, как японцы — квартал Гион в Киото, да и как многие другие во всём мире, превращая старинные объекты в места паломничества туристов. Нужно отреставрировать здания самого Министерства культуры, Театра юного зрителя им. Б. Кыдыкеевой, спасти от сноса и переделки сталинки, являющиеся свидетельствами былой эпохи и образчиками интересного архитектурного стиля. Пока что выигрывают эту битву, увы, бизнесмены, крупные строительные компании, скупающие земли и возводящие на них высотные элитки. Всё это, безусловно, замечательно и радует. Но память и культура не менее важны.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора. Снимки картин Дж. Кожахметова предоставлены С. Кожахметовой.

Добавить комментарий