Main Menu

Шахтёрский город дарил тепло…

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

В ноябре этого года Турдакуну Усубалиевичу Усубалиеву — легенде республики, очень много сделавшему для её развития, исполнилось бы 100 лет.

Первый секретарь ЦК Компартии Кыргызстана Т. Усубалиев и президент Мозамбика Самора Машел на ВДНХ. 1982 год, г. Фрунзе. Справа от Саморы Машела — экскурсовод Неля Сарыбаева, слева — экскурсовод Зуура Садыкова, ныне член комиссии по увековечению памяти погибших воинов в войне 1941-1945 годов Совета ветеранов войны, Вооружённых сил, правоохранительных органов и тружеников тыла г. Бишкека

Так получилось, что мои жизненные пути несколько раз пересекались с Турдакуном Усубалиевичем, с его родственниками, поэтому мне хотелось бы поделиться своими воспоминаниями и впечатлениями об этой семье, о принятых в ней правилах и её отношениях с другими людьми.

…Осень 1965 года. Я только что поступила на исторический факультет Кыргызского государственного университета им. 50-летия СССР. Нас, студентов всех факультетов, традиционно отправляют на сельскохозяйственную отработку, и в течение двух месяцев мы собираем хлопок в совхозе «Отуз-Адыр» Кара-Сууйского района Ошской области. В сентябре следующего года едем туда же. Вместе с нами — студент-первокурсник исторического факультета Эсенгул Усубалиев, сын первого секретаря ЦК Компартии республики. Но для нас он был Сашкой — так называли его все. Сашка учился в МГУ им. Ломоносова, но по какой-то причине семья решила перевести его в наш университет. Меня поразило, что сын человека, который к тому времени уже пять лет руководил республикой, наравне со всеми отправился на сбор хлопка. Вкалывал, как все. Единственное отличие — у него имелся спальный мешок. Так же, как у нашего однокурсника Нату Ниязова, сына прокурора города Фрунзе. Тогда я не задумывалась, а многие годы спустя поинтересовалась у Нату, почему у него такое удивительное, некыргызское, имя. Оказывается, его отца — участника Великой Отечественной войны, в марте 1945 года перебросили на Сахалин, там и родился в семье молодого офицера сын, и имя ему дали соседи-японцы.

…В «Отуз-Адыре» все студенты спали на матрасах, набитых соломой, в одном большом здании, видимо, специально построенном в совхозе для школьников в качестве лагеря труда и отдыха, или для практикантов. Только Сашка и Нату ночевали в своих спальных мешках под открытым небом. Когда они засыпали, мы, девчонки, устраивали забаву: принимались тащить их в спальных мешках при свете луны вдоль улицы.

Студенческая стипендия тогда составляла 35 рублей, повышенная — 45, Ленинская, которую давали круглым отличникам, — 75 рублей. На историческом факультете единственным, кто получал Ленинскую стипендию, был Медеткан Шеримкулов — будущий спикер легендарного парламента. Сашка учился хорошо, но стипендию не получал. Турдакун Усубалиевич не разрешил. Сказал, что студенты — в основном приезжие из дальних районов, среди них есть сироты или полусироты, пусть получают они. Я тоже росла без отца. Помню, на первом курсе в начале учебного года декан факультета Сабыр Аттокурович Аттокуров собрал нас всех и сказал, что денег выделяется недостаточно и некоторым из нас придётся поделиться своей стипендией. Список был составлен заранее, и когда прозвучала моя фамилия, я осмелилась поднять руку и сказать: «Сабыр Аттокурович, я приехала из далёкого Тогуз-Тороуского района, у меня никого нет, кроме мамы и братишки…» Декан, выслушав, оставил за мной стипендию в полном размере.

После окончания университета меня направили работать учителем истории и обществоведения в Хайдарканскую среднюю школу. Затем по семейным обстоятельствам перевели в Кызыл-Кийскую школу-интернат воспитателем и учителем истории. Вскоре приняли кандидатом в члены КПСС, а через год — в члены КПСС. В последующие годы избрали секретарём парторганизации школы-интерната, членом бюро горкома партии Кызыл-Кии. Я была делегатом III съезда учителей Кыргызстана.

Калбубу Менсеитова после очерёдного выступления во Дворце шахтёров с дочерьми Айгуль и Бактыгуль, они тоже пели на концерте. 1978 год, г. Кызыл-Кия

Кызыл-Кия — город с интереснейшей биографией. Именно там, первом в Кыргызстане, была установлена советская власть. Именами революционеров — активных борцов за новую, свободную, жизнь, И. Едрёнкина и В. Хрипченко названы улицы. На кызыл-кийской земле родился Торобай Кулатов, здесь окончил горный техникум и получил путёвку в жизнь Абсамат Масалиев. В 1970-е годы, когда я там трудилась, в многонациональном промышленном городе работали многочисленные предприятия, горный техникум, медучилище. Шахтёры добывали от 700 тысяч до миллиона тонн угля в год. Был выстроен красивейший Дворец шахтёров вместимостью 500 человек. В день два раза летал самолёт во Фрунзе и обратно. Недалеко, в Узбекистане, находились Маргилан и Фергана. Через эти города мы ездили поездом в Москву и Ленинград. Таким был город, где прошла моя молодость, где в течение двух лет мой портрет висел на Доске почёта перед горкомом партии и где в 29 лет мне присвоили звание «Отличник народного образования».

Помимо преподавания, я активно участвовала в работе Кызыл-Кийского городского Дома культуры. Директором там трудилась замечательный профессионал, увлечённый человек Лидия Григорьевна Соловьёва. У Дома культуры был свой вокально-инструментальный ансамбль «Алтын-Кия», мы руководили им вместе с Аттокуром Эркинбаевым. В ансамбле в основном участвовали молодёжь, учителя. После работы мы репетировали, а на каникулах и летом во время отпуска ездили с концертами по Ошской области — выступали в колхозах, совхозах, в сенокосных бригадах.

Город шахтёров Кызыл-Кия регулярно выдвигал и избирал депутатом Верховного Совета СССР Турдакуна Усубалиева, и он нередко сюда приезжал. После очередной встречи Турдакуна Усубалиевича с избирателями во Дворце шахтёров состоялся концерт специально приехавших артистов Кыргызской госфилармонии. Пели Зейнеп Шакеева, Улукмырза Полотов — руководитель группы, парторг филармонии. Их пригласила председатель горисполкома Сабира Омуркуловна Омуркулова. Выступили с несколькими номерами и мы, кызылкийцы. Тогда среди молодёжи была очень популярна новая песня «Издеп журом» из фильма «Алые маки Иссык-Куля» — хит, как сейчас сказали бы. Я спела её под бурные аплодисменты.

Вручение Т.Усубалиевым почётного звания Героя Социалистического Труда, ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот» Ч. Айтматову. 1978 год, г. Фрунзе

Доверенным лицом Турдакуна Усубалиевича от коллектива школы-интерната в избирательной кампании была учительница Бибинур Жидабаева, заместитель секретаря нашей парторганизации. После выборов она по приглашению Турдакуна Усубалиевича поехала во Фрунзе, и он в благодарность за работу вручил ей именные часы.

Дети и другие родственники Турдакуна Усубалиевича были очень скромными, не афишировали родства с ним, никогда не вмешивались в государственные дела. Я знала его сестрёнку Сайру эже. С её сыном Орозбеком Омурзаковым и снохой Розой мы жили в подъезде одного дома в Лебединовке. С Орозбеком мы вместе работали в Аламудунском райкоме партии: он — инструктором, я — ответсекретарём общества «Знание». В 1981 году возле райкома партии построили 80-квартирный дом 105-й серии специально для работников многочисленных предприятий и организаций района: строителей, медиков, милиционеров, журналистов… Первый секретарь райкома Алтымыш Мамыркалиевич Мамыркалиев, справедливый, человечный руководитель, выделил в нём квартиры и стоявшим в очереди на получение жилья сотрудникам райкома партии, включая техничку, водителя. Мне — тоже, за что я ему очень благодарна, потому что до этого вместе с мужем и тремя детьми мыкались по квартирам. Мы получили на втором этаже, Орозбек — на пятом. Так мы стали не только коллегами, но и соседями. К сыну приезжала Сайра эже с дочерью Жибек. Они никогда не рассказывали о Турдакуне Усубалиевиче, мы тоже не спрашивали. Единственное, что напоминало о родстве, его портрет, висевший в спальне Орозбека.

Кстати, в том же доме получили квартиры Аликбек Джекшенкулов, ныне посол Кыргызстана в России, тогда он работал первым секретарём Аламудунского райкома комсомола; Анвар Тохтоходжаев, инструктор райкома партии, сейчас тоже трудится в системе МИДа.

…Пять лет назад мемориальный Дом-музей М. Фрунзе организовал выставку, посвящённую 95-летию Турдакуна Усубалиевича. Среди приглашённых была и Сайра эже. Я её не узнала, поскольку мы много лет не виделись. А она сразу узнала. Я подошла к ней, она дала телефон и адрес. Оказывается, они с Орозбеком живут сейчас в жилмассиве «Кок-Жар».

Сын старшего сына Турдакуна Усубалиевича — Эрмек Сыргакович, депутат Бишкекского горкенеша, руководит фракцией СДПК. В апреле мне довелось побывать у него на приёме. Очень исполнительный, вежливый, отзывчивый человек.

В октябре я планирую провести в своём музее, где тружусь много лет, торжественное мероприятие, посвящённое 100-летию Турдакуна Усубалиевича, пригласив его современников — людей, с которыми он строил сильный и процветающий Кыргызстан, а также школьников, студентов. Очень надеюсь на новую встречу с Сайрой эже, Эрмеком. Им будет о чём рассказать…

Калбубу МЕНСЕИТОВА,

директор Чон-Арыкского исторического музея председатель комиссии по увековечению памяти погибших воинов Совета ветеранов войны, Вооружённых сил, правоохранительных органов и тружеников тыла Бишкека, заслуженный деятель культуры.

На главном фото: делегаты областной партийной конференции. 26-27 декабря 1975 года, г. Ош. В первом ряду слева направо К. Менсеитова, секретарь Ошского обкома партии С. Ибраимов, председатель Кызыл-Кийского горисполкома С. Омуркулова, первый секретарь ЦК Компартии Кыргызстана Т. Усубалиев, седьмой — строитель, Герой Социалистического Труда Ф. Чернышов, восьмой — председатель Ошского облисполкома Т. Кошоев. Во втором ряду слева направо первый секретарь Сулюктинского горкома партии
М. Ибраев, четвёртый — шахтёр, Герой Социалистического Труда М. Абдувалиев.

Снимки предоставлены автором.






Добавить комментарий