Ислам в Синьцзяне. «Спасибо партии за это!»

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

В Китае есть свобода вероисповедания, уйгуры-мусульмане и другие национальные меньшинства могут посещать мечети, учиться в исламских учебных заведениях. Более того, власти страны даже помогают ремонтировать здания религиозных организаций и платят пособия имамам. Об этом журналистам из разных стран мира, посетившим Синьцзян-Уйгурский автономный район Китайской Народной Республики, рассказывали сами руководители религиозных организаций.

Корреспондент «Слова…» в составе группы из почти 30 гостей провела в СУАР неделю по приглашению китайского МИДа. В целом организаторы — китайская сторона — посвятили медиатур теме «Экономического пояса Шёлкового пути» (одна из двух — наряду с «Морским Шелковым путём XXI века» — составляющих проекта «Один пояс и один путь»). Однако программа оказалась очень насыщенной. Помимо осмотра заводов, агропромышленных предприятий, график визита включал также знакомство с местностями, кухней и культурой населения, посещения музеев, религиозных организаций и центров профессионального обучения. Последний момент является особенно важным.

Дело в том, что в последнее время за пределами Китая существование этих центров вызывает много обсуждений и вопросов. СМИ называют их «лагерями перевоспитания». Наша газета неоднократно писала об антикитайских митингах, прошедших в Бишкеке в начале года (смотрите материалы «Слухи о «китайской экспансии» беспочвенны», «Мы уважаем суверенитет Кыргызстана» и другие). В начале июня организатора этих собраний, лидера общественной организации «Кырк уруу жети дубан ынтымагы» Замирбека Дуйшенова задержали правоохранительные органы по подозрению в даче взятки следователю Сокулукского ОВД.

Мы расскажем о центрах профессионального обучения в ближайших номерах. А сегодня предлагаем вам первый из серии репортажей о поездке в соседнее государство. Он посвящён исламу в СУАР.

«Ислам — это мир»

Синьцзянский исламский институт

В Урумчи слетелись работники ведущих СМИ США, Канады, Италии, Турции, Ирландии, Сербии, Албании, Австралии, Японии, Бангладеш, Индии, Индонезии, Малайзии, Таиланда, Египта, Саудовской Аравии, Ирана, Пакистана, Афганистана, Казахстана, Кыргызстана, России, Узбекистана. То есть собрались приверженцы разных вероисповеданий, и во время нашего внутреннего общения у меня ломались стереотипы. Например, гость из одной из исламских стран оказался христианином. Хотя, безусловно, были и те, кто строго соблюдал правила шариата и не прикасался к спиртному, например.

Шейх Абдужакуп Тумнияз и студенты

Нашу большую журналистскую команду приняли и затем сопровождали все дни сотрудники информационных офисов администрации — местного правительства — СУАР и Госсовета КНР (т. е. центрального народного правительства), Синьцзянского партийного комитета (напомним, Коммунистическая партия Китая является правящей), а также переводчики. На второй день официальной программы мы посетили город Чанцзи (не путать с Чанчжи), а на третий разделились на две группы и вылетели по двум направлениям. Первая отправилась в Кашгар и Артуш (центр Кызылсу-Киргизского автономного округа), а мы, то есть второй отряд — в Аксу и Хотан, в каждом из которых провели по два дня. На местах нас встречали представители местных властей.

Китайский кыргыз в Синьцзянском исламском институте

В Урумчи нас повели в Синьцзянский исламский институт, у которого есть и своя мечеть, в Аксу и Хотане показали мечети Жестгам и Камаи. Как нам сообщили, исламские организации контролируется Бюро по этническим и религиозным вопросам Синьцзян-Уйгурского автономного округа и функционируют в соответствии с правилами религиозной деятельности, утверждёнными Госсоветом. Орган саморегуляции мусульман СУАР — Исламская ассоциация Синьцзяня, а высший орган мусульман — Всекитайская исламская ассоциация.

Китайский казах в Синьцзянском исламском институте

Аксу и Хотан — города с преимущественно уйгурским населением. Уйгуры, как и кыргызы, являются суннитами ханафитского мазхаба. Отличие в том, что у них, в Синьцзяне, женщины не могут посещать мечети и становиться имамами (хотя и у нас всего пять мечетей обустроили отдельные помещения для женского пола). Представители местной мусульманской общины заявили мне: «С тех пор, как ислам пришёл в Синьцзян, никогда не позволялось женщинам входить в религиозные помещения. Если у них есть желание получать религиозные знания, они могут спрашивать у своих мужей или имамов».

Надпись на баннере: «Богатые и влиятельные люди, живущие в цивилизации, гармонии, свободе, равенстве, справедливости, патриотизме, самоотверженности, честности и дружелюбии».

Мусульманские праздники, как нас заверили священнослужители, являются официальными выходными днями. За всё время в СУАР я не увидела ни одной уйгурки в никабе (а ведь у нас их можно видеть всё чаще), только пожилые женщины традиционно, как и кыргызки, повязывают платок на голову. Что касается коротких бород, то их носят в основном старики.

Синьцзянский исламский институт основали Комитет партии и Народное правительство Синьцзян-Уйгурского автономного округа в 1982 году. Управляется Этнической комиссией (Бюро по этническим и религиозным вопросам Синьцзян-Уйгурского автономного округа). Имеет 12 внутренних организаций. Первое здание вуза построили в 1987 году. Оно занимало площадь 7 900 кв. м. 11 сентября 2017 года ввели в эксплуатацию новое здание площадью 50 000 кв. м. Общий объём инвестиций в строительство достиг 279 млн. юаней, из которых 250 млн. выделили центральные власти, а остальное — местные (курс сома к юаню — 10 к 1).

Институт рассчитан на 1 100 студентов. Он имеет комплексное здание, библиотеку, гимназию, стадион, столовую, молельный зал, студенческое общежитие и общежитие для учителей и сотрудников. Существует его восемь филиалов: в Урумчи, Кашгаре, Хотане, Кызылсу-Киргизском автономном округе, Аксу, Турфане, Чанцзи и Или-Казахском автономном округе.

Интерьер мечети Синьцзянского исламского института

Ректор института шейх Абдужакуп Тумнияз сам 10 лет получал религиозные знания в СУАР, в том числе в Государственном исламском университете в Пекине, а затем в Египте окончил курсы для религиозных деятелей высшего уровня, отучился также в Малайзии, работал в Турфане. Шесть раз побывал в Мекке.

В вузе, по его словам, учатся только мужчины. Обучение проходит на арабском и уйгурском языках, преподают выпускники в том числе зарубежных религиозных учебных заведений, например, университета Аль-Азхар в Египте. Утверждённая учебная программа бакалавриата предусматривает 17 предметов и включает три модуля: религиозные знания (арабский язык, священные писания), законодательство о религиозной деятельности в КНР (Конституция и законы) и религиозные предписания. Помимо этого, есть курсы для людей, уже имеющих высшее образование.

Обучение для некоторых студентов частично платное, а для жителей бедных районов — бесплатное. Есть стипендия в 8 000 юаней в месяц, общежитие из 270 комнат, в каждой из которых на 30 кв. м проживает по шесть ребят. А 100 учащимся государство покрывает все расходы (проезд, проживание, питание). Выпускники могут работать в мечетях разных городов и сёл СУАР. Так, из последнего выпуска 20 человек отправились в другие города, получая госпособие в размере 40 юаней в день.

Это всё рассказал нам сам ректор, ведя по коридорам и пригласив в один из классов. Студенты в нём сидели в национальных головных уборах, поэтому нетрудно было определить единственного кыргыза по белому калпаку. Этнический казах Эскат из Кульджи рассказал нам, что после учёбы сможет работать имамом. По его словам, мечети есть в каждом селе, а платит им государство.

Затем шейх Абдужакуп Тумнияз показал нам мечеть института и в молельном зале, отвечая на вопросы о его взгляде на терроризм и экстремизм, заявил: «Ислам — это мир. Мусульмане — люди, которые говорят о мире, стремятся к нему, должны защищать безопасность других людей. Аллах хочет мира».

Имам мечети в Аксу
Мечеть в Аксу

Мечеть Жестгам в Аксу основана в 2017 году, находится в административном комитете Дуолан и занимает площадь в 5 000 с лишним кв. м., вмещая 1 200 человек. А вообще, в окрестностях 1 900 верующих, из которых ежедневный пятикратный намаз посещают 100-160, пятничный — 400-500, а на праздники Орозо-айт и Курман айт приходят 1 200, сообщил нам имам Мамат Ахат. Хутбу (то есть пятничную проповедь) он читает на уйгурском.

Интерьер мечети в Аксу

Ему 30 лет, он учился в Аксуйском филиале Синьцзянского исламского института. По его словам, здание построено на деньги муниципалитета (5 млн. юаней), в год на содержание мечети выделяется 60 тыс. юаней. Он получает от местных властей пособие в 1 100 юаней в месяц, одновременно является охранником и зарабатывает 1 500 юаней, а ещё владеет земельным участком. Наш собеседник отмечает, что власти уделяют внимание религии, заботятся о священнослужителях, а во время мусульманских праздников чиновники посещают их с подарками.

Мечеть в Хотане

Мечеть Камаи в районе Нар Багг в Хотане существует с 1848 года, её здание перестроено в 1997 году (за 3 млн. юаней). Реконструированное сооружение занимает площадь почти 3 000 кв. м. В 2017 году в соответствии с требованиями властей мечети оснастили компьютерами, кондиционерами, средствами пожаротушения, оборудованием для проверки безопасности, природным газом, аптечками для оказания неотложной медицинской помощи, питьевой водой, электронными экранами и запирающимися шкафчиками. В настоящее время все мечети оснащены такими удобствами и имеют доступ к воде, электричеству, газу, коммуникациям, дорогам и так далее, сообщили нам организаторы.

Имам мечети в Хотане

Хатиб мечети Абульхасан ибн Турсунияз (53 года) учился в филиале Синьцзянского исламского института в Хотане. Он говорит: «Партийный комитет и правительство провели воду, газ и создали другие бытовые удобства». И ему местное правительство выдаёт ежемесячное пособие, превышающее 2 000 юаней. По его словам, даже есть транспорт, чтобы привозить пожилых верующих. А во время поста Орозо муниципалитет выделяет средства для покупки продуктов и воды для прихожан.

Ежедневно пятикратный намаз посещают 100 человек, пятничный — 800-1 000, а по праздникам собирается 2 000, уверяет хатиб. Хутбу он читает на уйгурском и арабском языках.

Интерьер мечети в Хотане

Отвечая на вопросы журналистов, в частности о сообщениях СМИ о разрушении мечетей здесь, наш собеседник ответил, что никогда не слышал о таком, но знает, что религиозные здания, напротив, восстанавливаются и обновляются. В Хотане, по его словам, в каждом селе есть помещение для молитвы. Что касается бород, которые некоторые мусульмане считают для себя обязательным атрибутом, то, по словам проповедника, в СУАР если кто-то хочет — то отпускает, не хочет — не отпускает: «У нас более привычно ходить без бород».

Спросили его и об угрозе экстремизма, в ответ на что Абульхасан ибн Турсунияз заверил, что никогда явно не сталкивался с ней и напомнил, что это явление не соответствует истинному исламу, потому что суры Корана явно говорят о запрете насилия и принуждения.

Алия МОЛДАЛИЕВА.

Фото автора.

Бишкек — Урумчи — Аксу-Хотан — Урумчи — Бишкек.

Добавить комментарий