Main Menu

Есть у дерева душа

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

«Я дерево не просто обрабатываю или режу, а разговариваю с ним, как с собеседником, потому что у дерева есть душа. Это ведь экологически чистый природный материал, он никаких токсинов не выделяет», — рассказывает нам мастер по домашней утвари Таджимамат Жусупов о своей любви к работе с деревом.

Родился и вырос он в Кара-Кульджинском районе, но уже несколько десятков лет живёт в столице. По профессии Жусупов строитель, но и на стройке с деревом не разлучался, занимаясь плотницким делом. С деревом, по словам уста, он связан всю жизнь, а народному ремеслу его научил отец Жусуп Кайыпов, который был известным в районе умельцем: делал красивую и удобную домашнюю утварь и мастерил прочную деревянную оснастку для юрты. Сельчане сами приходили к нему с заказами.

Таджимамат был в семье младшим сыном, а потому всё время проводил рядом с отцом, который исподволь стал обучать его секретам деревянной резьбы. Первым самостоятельным изделием мальчика стала вырезанная из ореха столовая ложка, потом под началом отца он освоил и другие виды деревянной посуды, которая в традиционном кыргызском сельском быту занимает значимое место. Как оказалось, это детское увлечение стало для Жусупова судьбоносным, изготовлением деревянной посуды он самозабвенно занимается и по сей день.

Уста хорошо знает историю деревянного народного промысла. Он поведал, что традиционная кыргызская посуда бывает четырёх видов: кожаная, деревянная, керамическая (фаянсовая) и металлическая. Сам уклад жизни отразился в самобытной народной культуре. Одним из традиционных народных ремёсел является изготовление национальной посуды и домашней утвари. Деревянную посуду кыргызы делали сами, а керамическую завозили из Ферганской долины и Кашгарии. Домашнюю посуду делали из кожи (овечьих и козьих шкур), а другим её традиционным видом была деревянная утварь. Изделия из дерева занимали значительное место как в хозяйственной жизни, так и в быту кыргызов. Кыргызские мастера занимались изготовлением домашней посуды: чашек, блюд, больших чаш, половников, черпаков, мешалок, ложек, ступ, вёдер, сосудов с крышками, подставок под светильники (чырак), корыт (ипши), сит (элек). Для поделок мастера использовали арчу, иву (тал), берёзу, тополь, урючное дерево и орех.

Инструменты для работы с деревом были несложными: нож, тесло (топор). Среди изготовителей деревянных изделий имелась своя специализация: были уста, которые делали только ложки, ковши, музыкальные инструменты, и мастера по выделке и сёдел и посуды, деревянных остовов для юрты. Искусство работы с деревом передавалось по наследству. При производстве деревянных изделий применялось точение, давление, выжигание, сгибание. Мастера, которые трудились на токарном станке, назывались кырмачи. Для детей мастерили изящные маленькие чашки — чейчек с тонкими стенками. В качестве материала для них брали корень дикой вишни (чийе). Изготовляли на токарном станке блюда табак 20-40 см в диаметре и глубиной от 6 до 12 см. Вытачивали также большие глубокие миски (чара) диаметром от 40-50 см и глубиной от 17 до 20 см, значительно толще, чем блюда. В хозяйстве кочевников миска имела широкое применение, в ней замешивали тесто, складывали куски мяса в сыром и варёном виде и использовали при подаче разных кушаний к достархону. В мисках также хранили молоко.

Со временем появились и станки. На них обрабатывали небольшие цилиндрические сосуды высотой 12-15 см, диаметром 8-10 см для хранения соли. В южных районах самым типичным видом утвари были особые сосуды — тогорочо, или курма, имеющие плотно пригнанную крышку, средняя высота их не превышала 25-30 см, а ширина зависела от их формы. Их делали цилиндрическими и грушевидными, конусовидными, с плоским дном и на поддонах. Стенки и крышку украшали желобками, у верхнего края сосуда закреплялось железное колечко для ременной ручки. Они предназначались для хранения масла и сметаны. Посуду, изготовленную на станке, слегка коптили в небольших коптильнях гужу, сделанных из туш. Некоторые мастера посуду не коптили, а окунали на мгновение в кипящее масло. Снаружи посуда окрашивалась в красный цвет, и туда добавляли минеральную краску жошо.

На выставке-ярмарке, где мы познакомились, Таджимамат представил обширную экспозицию своих изделий. Сегодня, сообщил он, деревянную посуду кыргызские мастера делают при помощи ограниченного количества простых инструментов: тесла, ножа (кыргыч) с короткой ручкой, и он не исключение. Правда, ещё есть мастера, которые выдалбливают деревянные ложки (кашык) и половники (чомуч). Жусупов их вырезает из берёзы, ивы или местного кыргызского ореха. Он поделился секретами своего непростого, как оказалось, ремесла: «Я сам обдумываю идею изготовления выбранного изделия и его композицию, подбираю материал и инструменты, разрабатываю способ обработки и отделки древесины и изготовления конкретного вида домашней утвари. От заготовленного ствола отпиливаю чурбаки, имеющие длину задуманной посуды. Заготовку вымачиваю в воде в течение 7-10 дней и влажной её обрабатываю. Если это, к примеру, ложки, то затем, чтобы предохранить их от растрескивания, медленно эти изделия просаливаю, для чего держу ложки в завёрнутом виде».

Раньше, как признался мастер, он делал и популярные в то время деревянные ведёрки (челек). Сегодня спрос на них упал, но одно из них уста нам продемонстрировал и рассказал, что ведёрки изготавливались разных размеров и форм. В них сельчане держали воду и хранили молочные продукты. Однако само производство носило сезонный характер, вёдра делали полтора месяца в году в самое знойное время лета (саратан), примерно в конце июня — начале августа. Как заметил Таджимамат аке, древесина арчи в этот период хорошо поддаётся сгибанию, обрабатывали её вскоре после заготовки, поскольку дерево со временем теряет свою эластичность. Ведёрки готовились из ствола, его распиливали на чурбаны длиной 80-100 см, выбирая при этом части без сучков.

С помощью тесла (топора) из них делали тонкие доски, которые обычно помещали в проточную воду на 15 дней. Набухшие, легко гнущиеся доски мастер сгибал в трубку так, чтобы один край заходил на другой, при этом с внутренней стороны делались надрезы, напоминающие гофрировку. В края запускались две палочки (кычкач). Одна из них пропускалась с внутренней, а другая — с наружной стороны, выступавшие концы закреплялись проволокой или верёвкой. Следующим процессом было сшивание концов согнутой доски. Для этого предварительно готовили нить из арчовой древесины, а также отделяли от дерева тонкий слой и вымачивали его. Прошивали специальным шилом. В ведёрке всегда делали вставное дно, причём не только из арчи, но и других пород дерева, его закрепляли деревянными гвоздиками. Делали к ведёрку и крышку (капкак).

Готовую продукцию мастер опускал на какое-то время в горячую воду, после чего смазывал животным или растительным маслом.

Мы увидели в экспозиционном арсенале Жусупова и ещё один непременный атрибут кочевого быта — ступу (соку). Известны, как сказал Таджимамат аке, две её формы — цилиндрическая и бокалообразная. Для изготовления использовались деревья твёрдой породы. В одних случаях середину обрубка предварительно выжигали, затем обрабатывали теслом. Другие чурбаки только выдалбливали. Пест к ступе готовили либо из дерева (соку белек) или из камня (соку таш). Мастер показал нам и сосуды для сбивания масла (куу или гуу). Этот узкий (12-15 см в диаметре) и высокий (70-75 см) сосуд порой выдалбливали из целого бревна. Применяли также выжигание или делали из дощечек, которые скрепляли железным обручем и вставляли дно. Последний способ более поздний. Мутовки и мешалки (капыр) к сосудам, также представленные уста, выполнены им в виде крестовины или круга с треугольными вырезами.

Жусупов продемонстрировал нам и ещё один предмет домашней утвари. В каждой кыргызской семье непременно имелись деревянные футляры, куда складывали фарфоровые пиалы при перекочёвке, чтобы те не побились. Прикрепляли их к седлу выпуклой стороной наружу, а в юрте подвешивали к верхнему краю стенки. Некоторые деревянные предметы украшены росписью и резьбой. Для кыргызов характерна плоская рельефная резьба по дереву, обычно украшавшая футляры для пиал. Такой способ доставки был удобным в условиях частых переездов кочевников. Мастер представил для всеобщего обозрения и продажи различных размеров черпаки (чунучи) для розлива шорпо, кумыса и бешбармака, а также ченгель (мешалку), чтобы ворошить мясо на сковороде или жаровне, и другой её вид — капыр, используемый при варке или жарке. Увидели мы и табаки — большие деревянные блюда для плова, куурдака и бешбармака. Большой деревянный черпак (чомуч) для бани или для питья. В большом ассортименте представлены мастером-резчиком ложки самых разных размеров, а ещё различные подносы для блюд с едой и сладостями. Как оказалось, умелец демонстрировал на экспозиции до 20 наименований домашней утвари.

Талантливый уста активно участвует в различных выставках и фестивалях народных мастеров. Неоднократно награждён призами и удостоен премий. Вот сейчас представил свою посуду на международном фестивале ремёсел «Оймо». «Сегодня получить информацию не проблема, много рекламы, есть интернет, да и связями оброс с другими людьми, работающими в этой сфере», — делится мыслями Жусупов. Несколько раз Таджимамат аке участвовал в популярных выставках на южном берегу Иссык-Куля, его изделия пользуются неизменным спросом. Свои работы он выполняет из разных местных пород деревьев — алмы, карагача, арчи, ореха, кара-жигача (липы), урюка.

Чурбаки покупает на столичных базарах, а дома небольшая мастерская с необходимым набором инструментов, где трудится ежедневно. Своим ремеслом аксакал по-прежнему истово увлечён и жалеет только об одном: пока никто из молодых родичей не пожелал обучиться его искусству и продолжить эстафету народного ремесла. У молодых сегодня иные интересы, сетует аксакал. У него четверо внуков — две девочки и два парня, но желания продолжить дело дедушки у них нет. Мудрые уроки достойного мастерства давать некому. Ему же было лет двадцать, когда стал самостоятельно работать с деревом. У Таджимамата аке редкая фотографическая память: если увидел где-то понравившееся изделие, то сразу запоминает, потом полностью воспроизводит по памяти и творит из любимого материала на радость людям.

Александр ШЕПЕЛЕНКО.

Фото Игоря САПОЖНИКОВА.






Related News

Посвящается Чингизу Айтматову

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Кыргызском национальном музее (КНМИИ) изобразительных искусств им Г. Айтиева открылась выставка «Симфония вечной жизни».Read More

«Кызыл Кыргызстан». Вторая жизнь

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Бишкеке прошла закладка капсулы для строительства нового здания кинотеатра «Кызыл Кыргызстан».

Добавить комментарий