Эпос «Манас» — Библия гор и степей

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Уважаемая редакция!

С большим интересом прочёл в вашей газете публикацию доктора философских наук из Азербайджана Айдына Арифоглы Али-Заде «Нужно ли возвращаться во времена пророка Мухаммеда?» Он пишет в том числе о том, что для развития тюркской религиозной философии в качестве первоисточников необходимо использовать такие памятники тюркской эпической литературы, как кыргызский эпос «Манас» и огузский «Деде Коркут». В поддержку этой актуальной идеи предлагаю опубликовать мою статью «Эпос «Манас» — Библия гор и степей».

Мар БАЙДЖИЕВ,

Народный писатель КР, лауреат премии «Звёзды Содружества».

Ташим Байджиев ведёт запись «Семетея»
от манасчи Саякбая Каралаева. Кинокадр 1946 года.

Художественное величие гениального творения кыргызского народа — эпоса «Манас, Семетей, Сейтек», состоит не только в том, что  по объёму он превосходит все известные мировые эпосы: греческие «Илиаду» и «Одиссею», персидскую «Шахнаме», индийскую «Махабхарату», финскую «Калевалу», немецкую «Песнь о нибелунгах», французскую «Песнь о Ро-

ланде» и др. В  трилогии содержится энциклопедическое мировоззрение кыргызского народа, библейские истины. Она отличается драматизмом событий, романической многоплановостью, психологизмом, юмором и, вместе с тем, единой художественной формой всех трёх частей.

В середине XIX века казахский учёный Чокан Валиханов, впервые записавший несколько фрагментов, назвал эпос «Манас» степной «Илиадой», а вторую часть «Семетей» — кыргызской «Одиссеей». Как мы знаем, герои «Илиады» воюют десять лет, жертвуя лучшими воинами, до основания разрушают великолепную Трою лишь по той причине, что троянец Парис увёл у грека Менелая жену. Да и могучий Ахилл, которому суждено решить исход многолетней войны, не вступает в бой в обиде на то, что полководец Агамемнон забрал у него любимую Брисеиду. Казалось бы, причины трагического конфликта довольно тривиальны, но в событиях участвуют и боги Олимпа во главе с Зевсом.

Одиссей, десять лет громивший Трою, никак не может добраться до любимой Пенелопы, увидеть родного сына Телемаха, то и дело попадает в фантастические истории.

В кыргызском эпосе «Манас» боевые конфликты мотивированы защитой родной земли и народа.

Трилогию эпоса «Манас» можно назвать Библией гор и степей.

Гениальный сказитель Сагынбай Орозбаков родословную Манаса ведет от библейского Ноя:

От Ноя был рожден Яфет

(в Библии Иафет)

Их род продолжил Карахан,

От Карахана — Огузхан,

От Огузхана — Аланча… и так

до отца Манаса Жакыпа

(в Библии Якуб).

Когда родился Манас, китайский император Эсенхан, так же как библейский Ирод, пытается найти и убить младенца.

Велел коварный Эсенхан

Детей по имени Манас

Искать и тут же убивать!

Такая весть дошла до нас.

Пока не подрастёт Манас,

Зовите все: большой болван! — говорит мудрый Акбалта.

Согласным звукам в нарицательном имени Манас от ирано-арабского «маана» — «защита, убежище» сказитель С. Орозбаков придаёт символическое звучание единства трех религий: М — от Магомеда, Н — от библейского Ноя, С — от буддизма.

Китайский предводитель Алооке, изгнавший кыргызов с родных земель и захвативший Туркестан, выходит навстречу Манасу:

— Воюют ханы, а народ

На гибель гоним мы, как скот.

И честью ханскою клянусь,

Сюда я больше не вернусь, — говорит захватчик, и Манас отпускает его восвояси.

Кыргызам чужда была кровная месть и агрессия.

Когда Манас осаждает Бейджин, китайский император Эсенхан выходит навстречу, просит прощения и пощады.

— Коль враг упал к твоим ногам,

Прости его и в мир вступи,

Так предки завещали нам, — говорит мудрый Бакай, и грозный Манас соглашается с ним.

…»Прощайте и прощены будете», — сказано в Библии (Евангелие от Луки, гл. 17). Глубинные библейские истины заложены в эпизодах «Поминки по Кокетею» и «Великий поход на Китай».

Одержав в Китае пиррову победу, потеряв всех своих соратников, смертельно раненый Манас возвращается на родину, истекая кровью и слезами, падает на колени, просит у народа, у сирот и вдов прощения и умирает. «Возврати меч твой в его место, не то все, взявшие меч, мечом погибнут!» (Евангелие от Матфея, гл. 26).

Было ли такое, чтобы могучий воин падал к ногам слабого существа, именуемого женщиной, и в слезах просил прощения?..

Женщина для кыргыза — Святыня, Мадонна, продолжение потомства и племени.

В героической легенде кыргызов есть эпизоды, напоминающие о библейских событиях. Братья Козкаманы, которых приютил Манас, ночью зовут его в гости (на Тайную вечерю) и пытаются отравить. А сын Манаса Семетей так же, как Иисус Христос, становится жертвой предательства своего соратника Канчоро (Иуда Искариот).

Историки установили, что в 847 году нашей эры воевода Уйгурской империи, занимавшей северный Китай, перешел в каганат енисейских кыргызов и повёл их против своего императора. Кыргызский каган — хан Жаглакар (Идущий снег), одержав пиррову победу, погибает. Могучий кыргызский каганат, созданный им, распадается в результате родовых междоусобиц и на долгие годы попадает под власть сильных держав.

Эпос «Манас» — это великая притча о великой трагедии великого народного вождя. «Смерть Манаса, гибель его сорока дружинников — это неутешительная трагедия. Если предводитель вопреки воле народа ведёт его на несправедливую войну — нет прощенья даже любимому герою. Именно в этом гуманистический смысл эпоса», — писал Ч. Айтматов в предисловии к изданию варианта С. Орозбакова в 1986 году.

В кыргызском эпосе «Манас» рассказывается не только о подвигах и победах великого полководца, но и его гибельном походе на Китай. Точно так же, как вещий Баян в «Слове о полку Игореве» повествует о бесславном походе русского князя на половцев, после которого Великая Русь, утеряв единство, попадает под иго татаро-монгол.

Героические народные эпосы, как правило, создавались по канонам романтического классицизма: главный герой идеален во всех своих деяниях. Эпос кыргызов «Манас» создан по принципу объективного реализма, можно сказать, по методе шекспиризации. «Он (Шекспир) никогда не боится компрометировать своего героя […], при надлежащих обстоятельствах он найдёт для него язык, соответствующий его характеру», — писал А. Пушкин, создавая драму «Борис Годунов»…

Как верно писал востоковед В. Жирмунский, ссылаясь на Максима Горького, «за гибелью легендарного героя эпоса и временной победой его врагов должно последовать восстановление признанной народом власти, которая лежит на его сыне. Этим определяется содержание продолжения поэмы «Семетей», выступающей как самостоятельное продолжение эпического сказания».

Сын Манаса Семетей пытается восстановить былую мощь и единство кыргызских племён, но погибает в результате предательства.

…»Сказание о Манасе и его сыне Семетее является единым произведением, имеющим общую сюжетную и художественную основу, но всё же поэма «Семетей» намного отличается от поэмы «Манас»… Если в «Манасе» основным мерилом достоинства героев были доблесть, храбрость, верность идеалам дружбы и братства, патриотизм, то в «Семетее» активизируются личные взаимоотношения и конфликты человеческого характера», — писал Ташим Байджиев в 1947 году в своей кандидатской диссертации, над которой работал под научным руководством академика Мухтара Ауэзова.

Эпос «Семетей» создавался как ностальгия народа о былом единстве и славе. Сыну Манаса Семетею не удаётся восстановить былую мощь Кыргызского каганата. Но народ не теряет надежды и создаёт сказание о внуке Манаса Сейтеке, избирает его своим ханом.

— … Пусть будет хан, занявший трон,

В народ свой, как Манас, влюблён!

И землю предков от врагов

Хранит и защищает он, —

благословляет старец Бакай.

И внук Манаса Сейтек по сей день остаётся живым, как неугасимая мечта и надежда кыргызского народа о единстве и независимости…

…»Поэма от первой и до последней строки пронизана глубокой надеждой на то, что Сейтек, возмужав, расправится с теми, кто разрушил единство кыргызского народа, вновь восстановит былую честь, мощь и славу, объединит разрозненные племена в единый союз, как это было при Манасе», — писал Зияш Бектенов в своей диссертации.

***

Тернистый, можно сказать, трагический путь прошла и наука манасоведения.

В 20-х годах XX века с приходом советской власти по инициативе просветителя и государственного деятеля Ишеналы Арабаева начались записи вариантов выдающихся манасчи Сагынбая Орозбакова, Саякбая Каралаева и других сказителей. В устных сказаниях манасчи иссык-кульской, тянь-шаньской и таласской школ события и образы героев эпоса порой имели разные противоречивые интерпретации. Возникла необходимость составить единый канонический вариант, избавить от всевозможных наслоений, противоречащих национальной идеологии кыргызского народа.

К примеру, имя главного героя имеет постоянные эпитеты: айкёль Манас — ай — луна, кёль — море, то есть светлый, как луна, широк душой, как море; камкор Манас, камкор — от арабо-иранского заботливый; конгор Манас — от сино-тибетского хонгор — боевой, то есть боевой Манас. Поскольку содержание сказания передавалось из уст в уста в буквальном смысле понаслышке, то в конечном счёте эпитеты камкор и хонгор превратились в тюркское канкор: кан — кровь, кор — жаждущий. Канкор Манас — то есть кровожадный Манас. Последующие сказители, дабы оправдать этот постоянный эпитет, вводили в сюжет эпизоды согласно этому определению: Манас пытается зарезать юного вестника и выпить его кровь, в поход на Китай идёт для того, чтобы напиться вражеской крови.

В 1925 году Касым Тыныстанов обратился к председателю агитпропа РКП(б) Киргизии Торекулу Айтматову с предложением составить и издать единый канонический, хрестоматийный вариант эпоса «Манас» для чтения и обучения.

Многословие фондовых записей эпоса, повторы, излишние дивертисменты были обусловлены ещё и тем, что оплата и сказителю, и письменнику производилась за каждую строку.

Фольклорист — манасчи Ибрагим Абдрахманов вспоминает, как И. Арабаев и К. Тыныстанов, ознакомившись с записями «Манаса», пригласили его и С. Орозбакова в Ташкент и  потребовали не включать в текст выдуманные походы Манаса, строго придерживаться канонического сюжета и завершить запись.

В марте 1935 года состоялась Всесоюзная научная конференция, посвящённая эпосу «Манас».

В своём содержательном докладе директор научно-исследовательского института профессор К. Тыныстанов дал глубокий научно-теоретический анализ эпосу, определил, что в отличие от известных эпических поэм, идеализирующих главных героев, трилогия «Манас» создавалась по методу критического реализма. «Тип Манаса построен нешаблонно… В одно время он поступает как хороший организатор, а в другое время делает, как великий человек, и великие ошибки», — говорил докладчик.

На конференции приняли решение на основе вариантов С. Орозбакова, С. Каралаева и других сказителей создать сводный, канонический вариант эпоса, издать и перевести на русский язык главные эпизоды «Манаса».

В русском тексте «Поминки Кокетея» и «Великий поход», представленном московскими переводчиками, допустили вопиющие искажения оригинала. На поминках Кокетея канкор Манас был представлен разорителем своего народа: «От того народ обнищал, что Манас весь мир угощал». Канкор — кровопийца, постоянный положительный эпитет Манаса, поясняли переводчики.

В Великий поход канкор (кровопийца) Манас ведёт свои войска, чтобы «полчища китайцев громя, добыть много добра», «рвать, кромсать человечье мясо», захватив Китай, всех буддистов обращает в мусульманство…

Такого нет ни в одном варианте сказаний.

По варианту С. Орозбакова, в Великий поход на Китай Великодушный Манас идет по наставлению своего друга —  китайского перебежчика Алманбета, чтобы доказать врагам, что кыргызы создали могучий каганат, и возместить ущерб, нанесённый китайскими захватчиками. Кыргызские войска на Китай ведёт китаец Алманбет. Сам Манас идёт как рядовой желдет:

— Я защищал кыргызов род,

Батыров не водил в поход,

Чтоб покорять другой

народ, — признаётся Манас.

Навстречу кыргызам с богатыми дарами выходит китайский император Эсенхан, просит прощения, мира и пощады. Так оно и случилось в 847 году н. э.

Кыргызскому менталитету были чужды кровавая месть и агрессия. Величие батыра Манаса было именно в том, что он был освободителем и объединителем народа, защитником, а не агрессором.

Под свою защиту Манас брал всех, кто был обижен, оскорблён,  независимо от языка и вероисповедания.

— Здесь вместе трудятся, живут

Казах, монгол, калмак, кыргыз,

Есть и тангайцы, и торгут,

В родстве своём переплелись.

Имеют смешанных детей.

Чтоб был здесь лад среди людей,

Обязан хан быть всех умней, — признаётся юный Манас, когда алтайцы избирают его ханом.

Когда монгольский воин Нескара напал на алтайских кыргызов, юный Манас со своими джигитами разгромил его:

— Друзья мои, — сказал Манас, —

На волю отпускаю вас!

Идите по своим домам,

А если перейдёте к нам,

Получите коня и меч.

Мы будем вместе защищать

Свободу, родину и честь!

И бывшие его враги

Сдружились, породнились здесь.

О том, что племена бурут

Возглавил юный вождь Манас,

Что он великодушен, добр, 

Пошёл повсюду разговор.

Пошли к нему со всех сторон

Кто был обижен, угнетён…

Так Манас создаёт могучий Кыргызский каганат. Отсюда, видимо, и нарицательное имя батыра — кыргыз Маанасы — защита кыргызов.

Нападение калмыцкого предводителя Кайипа на стан кыргызов завершается женитьбой Манаса на его дочери Карабёрк.

Афганский хан Шоорук, напавший на Алай, просит у Манаса прощения:

— Прости меня, Манас, сынок,

Я был безумен и жесток, 

С своею дочерью родной

Я тридцать девушек привёл,

Одна красивее другой.

Пускай они нам народят

Родных сынов и дочерей,

Скрепим навеки наш союз

Детьми и кровью мы своей…

И кровавая война завершается помпезной свадьбой…

Когда кыргызы осаждают Бухару, навстречу с белым платком выходит дочь таджикского эмира и становится любимой и верной женой кыргызского вождя.

Бог знает, было ли так на самом деле. Но эпос «Манас» — художественная легенда, сложенная на основе исторических событий, в которую кыргызский народ вкладывал своё мировоззрение, отношение к добру и злу, к другим народам.

Научно-исследовательский институт во главе с профессором К. Тыныстановым отклонил перевод «Великого похода» на русский язык. «… до настоящего момента так и не получили от московских переводчиков доброкачественных и отвечающих хотя бы общему смыслу и духу кыргызского текста переводов», — писал руководству академик Е. Поливанов в 1936 году.

5 ноября 1937-го Бюро ЦК КП(б) Киргизии вынесло решение о том, что издание такого перевода будет политически вредным, ввиду того, что разработка текста велась вредительски. Была создана новая редколлегия для очищения русского текста от искажений и наслоений, внесённых переводчиками.

Но вскоре начались сталинские репрессии. Манасоведов И. Арабаева, Т. Жолдошева, К. Тыныстанова, Е. Поливанова и многих членов редколлегии расстреляли как «буржуазных националистов», которые через эпос «Манас» пропагандировали пантюркизм и панисламизм, призывающие народы Туркестана к единению по языку и вере, чтобы отделиться от России.

Хотя отношение кыргызского народа к России ярко отражено в варианте эпоса «Манас», записанного выдающимся русским востоковедом В. Радловым в 1863 году:

 — Идите, если я умру,

С поклоном к Белому царю.

(…) Веками на Руси живёт

С душою доброю народ…

Землей и небом я клянусь!

Надёжный друг наш — брат орус!… —

говорит Манас в своём завещании.

Т. Байджиев и З. Бектенов, издавшие под редакцией «врага народа» К. Тыныстанова учебник по кыргызскому языку, избежали ареста в связи с расстрелом самого наркома НКВД СССР Н. Ежова.

Окончание следует.

Фото предоставлено автором. Иллюстрации взяты из книги Мара Байджиева «Сказания о Манасе,

Семетее, Сейтеке».

Добавить комментарий