Реформы в Кыргызстане — на кого опереться Президенту?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Второй год президентства Сооронбая Жээнбекова, по оценкам отечественных и зарубежных экспертов и политологов, выдался весьма горячим. Головная боль, связанная с бывшим главой государства А. Атамбаевым, которая ещё более усугубилась в связи с его арестом, проблема с вернувшимся О. Бабановым, неожиданный скандал с заместителем министра внутренних дел К. Асановым, который вызвал определённое брожение в правоохранительной системе, всё это вместе взятое создаёт в обществе довольно-таки серьёзную напряжённость.

Кое-кто пытается на этом разыграть старую карту Север — Юг, но население в большинстве своём отвергает такую политику. Тем не менее надо быть очень щепетильным в кадровой политике, чтобы не давать повода для регионализма. Ко всему этому добавляются перманентная конфликтогенность на кыргызско-таджикской границе и уже откровенная информационная кампания, прямо указывающая на китайское доминирование в республике по событиям в Солтон-Сары, и сообщение о якобы введении в Кыргызстан китайских спецподразделений (охранных агентств) для защиты китайских инвестиций и китайских работников на нашей территории, опровергнутое позже правительством. И уж совсем из ряда вон выходящее событие — опубликование карты, где Кыргызстан как бы оказался в составе КНР.

Естественно, вся эта политическая турбулентность накладывается на критическую ситуацию в экономике, где положительные показатели в основном связаны только с неплохими результатами Кумтора. А в остальном наблюдаются болезненные симптомы, проявляющиеся в существенном снижении инвестиционной активности, опять же за исключением канадских инвестиций в кумторское месторождение золота, а также в замедлении темпов роста основных отраслей экономики, включая сферу услуг и снижение динамики внешней торговли. В промышленности без Кумтора за первое полугодие 2019 года даже наблюдаются отрицательные показатели развития, а рост в сельском хозяйстве находится в границах статистической погрешности. А бюджетное бессилие государства усугубляет недобор налоговых и таможенных платежей, что пытаются нивелировать за счёт внешних заимствований. К тому же продолжаются, как это ни прискорбно, необъяснимые ограничения на ввоз наших товаров на российскую территорию. Можно было бы проглотить эту «пилюлю» от стратегического партнёра, если бы российские граждане употребляли сплошь и рядом исключительно кристально чистую продукцию. Но, увы, это далеко не так. И, самое главное, над всей Центральной Азией и Кыргызстаном в первую очередь сгущаются тучи геополитического противоборства крупнейших игроков мировой политики, что не добавляет стабильности в республике.

Таким образом, на исходе второго года президентства Сооронбая Жээнбекова на республику воздействуют слишком большое количество угроз и вызовов национальной безопасности, которые, если их своевременно не устранить, могут нанести непоправимый урон согласию в обществе и поставить под угрозу суверенитет и территориальную целостность страны. Оставить всё как есть никак нельзя, само собой не рассосётся, и прежде всего необходимо разобраться с коррупцией — главной угрозой существованию государства, подтачивающей устои общества. Надо отдать должное Президенту С. Жээнбекову, который, несмотря на столь удручающую ситуацию, находит в себе силы для тотальной войны с коррупцией. Посадки чиновников за коррупционные преступления приобрели столь масштабный характер, что уже не хватает камер в СИЗО ГКНБ для их изолирования. Виданное ли дело — сидит бывший президент страны за коррупционные прегрешения, которые ему предъявлены следователями, окончательный вердикт о его виновности, конечно же, вынесет суд. Кроме него заключены под стражу два бывших премьера и вице-премьер-министр, министры, депутаты Жогорку Кенеша, сидят под домашним арестом бывший вице-премьер-министр и два бывших генеральных прокурора. А уж сколько закрыли чиновников рангом пониже, невозможно подсчитать, поскольку посадки продолжаются почти каждый день. Одним словом, как говорил герой нашей любимой кинокомедии, «сядем усе!» — можно сказать, всё бывшее руководство республики пребывает в местах не столь отдалённых. Столь масштабная коррупция, возможно, есть только в странах Африки, с которыми мы, кстати, находимся в одной группе стран с запредельной коррупцией по данным «Транспэренси Интернэшнл». Но по количеству арестов чиновников Кыргызстан уже вполне может претендовать на попадание в Книгу рекордов Гиннесса. Естественно, такая массированная охота за коррупционерами насторожила бюрократический класс республики, госчиновники пребывают в прострации от такого хода событий, кончилась спокойная жизнь, когда можно было понемножечку отщипывать от общественного пирога и собирать с населения чиновничью дань, соглашаясь работать за относительно небольшую зарплату. Ведь не секрет, что коррупция охватила все госорганы, и она, как говорит молодёжь, отобрала у общества государство и распоряжается им в своих интересах, оставив всех остальных без государственных институтов, которые по закону должны служить всем, а не только коррупционерам. И вряд ли после этого большинство чиновников, привыкших жить по-старому, от души поддержат давно ожидаемые реформы в Кыргызстане.

Но главу государства это не останавливает, и логично предположить, что он в стратегическом плане намеревается создать государство без такой массовой коррупции, и очистка госорганов от неё — это лишь первый шаг в кардинальной перестройке всей системы государственного управления. Потому что без этого старая постсоветская система, существующая почти тридцать лет независимости, где государство всё решает, будет автоматически воспроизводить коррупционные отношения, поскольку население и бизнес ежедневно сталкиваются с почти 30 тысячами видов государственных услуг! В современном обществе, напротив, должно быть меньше государства в экономике и в жизни каждого человека. Разумеется, проведение реформ, которые всегда болезненны и затрагивают интересы многих, требует общественной поддержки. Да, в ходе них небольшая часть населения, в основном чиновников, потеряет свои богатства, которые подпадают под статью «Незаконное обогащение». Поэтому возникнет и активное сопротивление реформам, что вполне закономерно. Однако большинство, которое в своё время отодвинули от достойного потребления общественного богатства, примет всей душой реформы, потому что они приведут к более справедливому его распределению, что уменьшит вопиющее социальное расслоение на очень богатых и очень бедных, когда разность в доходах и уровне жизни достигает нескольких десятков раз. Но самым главным оплотом реформ, несомненно, станет молодёжь, которая на тридцатом году независимости выходит с активных позиций на политическую арену и требует перемен, которые обеспечат им достойную жизнь в новом государстве. Среди них немало выходцев из самых престижных в мире университетов и колледжей, которые на деле познали, что значит жить в современном высокоразвитом государстве, и знают, как достичь таких же успехов в Кыргызстане. В этом их позиция полностью совпадает с видением Президента С. Жээнбекова о будущем нашей республики.

И здесь реформаторам надо не попасться на удочку противникам реформ, которые под их видом могут подсунуть какие-либо политические манипуляции, чтобы отвлечь внимание от главного. Коррупционеры просто так не сдадутся. И так уже потеряны два года на изнуряющую борьбу с коррупцией, а тут ещё затянут в очередные политические игрища. В настоящее время упорно циркулируют слухи о возможном роспуске Жогорку Кенеша и назначении досрочных выборов в высший законодательный орган страны. И что, в новый парламент придут новые лица? Да никак нет — на сцене снова окажутся те же люди, которых мы видим последние 10-20 лет и которые ну никак не способствовали процветанию страны. Тогда зачем, спрашивается, менять шило на мыло за какой-то год с небольшим до окончания полномочий действующего парламента, терять почти год на выборы, когда действующий парламент мог бы принять кучу реформаторских законов после референдума, который определил бы облик современного кыргызского государства. Вот референдум по новой Конституции страны действительно следует провести как можно быстрее, потому что, как говорил один великий реформатор, «промедление смерти подобно». Поскольку эффективно отвечать на вызовы времени, как показала жизнь, существующие политические институты не способны. Но ставшие инструментом в руках коррупционеров отдельные из них (налоговые, правоохранительные и судебные органы) ещё как могут быть использованы против реформаторов, особенно против активной молодёжи, для того, чтобы загасить в них стремление изменить систему, которая позволяет обогащаться за счёт народа кучке мздоимцев. Не допустить этого — задача всего общества, а это возможно только при быстрейшем проведении необходимых реформ — при изменении сути всех государственных институтов, чтобы выбить из рук её противников все возможные рычаги сопротивления.

Алымбек БИЯЛИНОВ,

эксперт по экономике и безопасности.

Добавить комментарий