Пора и праздновать, и принимать ответственные решения

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Завтра исполняется 28 лет независимости Кыргызской Республики. С одной стороны, это поистине государственный праздник, сбывшаяся мечта многострадального кочевого кыргызского народа о возрождении былой государственности, история которой насчитывает века, а то и тысячелетия. Благодаря суверенитету и независимости Кыргызстан стал полноправным государством со всеми атрибутами, членом международного сообщества, авторитетных международных организаций (ООН, ВТО, СНГ, ОДКБ, ШОС, ЕАЭС), активно сотрудничает с ЕС, ОБСЕ и др. Всё это, несомненно, радует.

С другой стороны, за эти годы мы так и не решили многих вопросов государственного строительства и не смогли выйти на путь устойчивого развития. Более того, события 2005-го и 2010 годов также негативно сказались на этом. «Островок демократии» устойчиво приобретает черты «островка охлократии».

Всё это тяжёлое бремя легло на плечи нынешнего главы государства. Справедливости ради надо отметить активные старания Сооронбая Жээнбекова по выполнению предвыборных обещаний, особенно его борьбу с коррупцией, стремление развивать регионы, ввести современные системы организации и учёта государственных услуг, включая цифровизацию.

Однако острые, назревшие экономические и социальные вопросы, ожидания общества требуют от него большего. Тем более что недавние события 7-8 августа обнажили ещё более серьёзные проблемы. Многие эксперты и граждане рассматривают это как результат противоборства двух президентов, бывшего и действующего. И не без основания. Избранный народом Кыргызстана Президент не хотел жить и работать по правилам, которые назойливо, агрессивно, несмотря на то, что общество, народ явно их отвергал, навязывал его предшественник.

Вместе с тем корни августовских трагических событий, как показывает анализ, заставляют рассматривать их не только в связи с противостоянием двух политиков, хотя и они не менее актуальны.

Последние события обнажили проблемы более глубокого порядка. Прежде всего стал очевидным системный кризис в организации государственной власти Кыргызстана. Конечно, это следует рассматривать как результат несостоятельной организационной, функционально-структурной, социально-экономической, кадровой и в целом внутренней государственной политики предыдущих руководителей. Причём эти проблемы накапливались десятилетиями, приобретали устойчивый характер и поэтому привели к системному кризису. Вполне очевидно, что именно это и имели в виду отдельные зарубежные эксперты, которые стали говорить о Кыргызстане как о «несостоявшемся» государстве. И хотим мы того или нет, согласимся либо нет с такой характеристикой нашей страны, но серьёзно подумать об этом мы обязаны.

Безусловно и другое — такое положение государственных дел настоятельно требует от Президента, парламента и правительства взяться за радикальные реформы и предпринять совместные решительные действия во имя будущего Кыргызстана. В качестве наиболее актуальных вопросов повестки дня, на мой взгляд, можно выделить следующие.

Во-первых, речь идёт о создании компактного и эффективного правительства. Почему мы часто меняем правительство и, тем не менее, не видим результативной его работы? Здесь, по моему глубокому убеждению, есть две причины. Первая из них заключается в том, что мы формируем правительство в нарушение закона. Еще в 2007 году в Конституции прописали принцип единой команды правительства. Этот же принцип закреплён в Конституционном законе о правительстве, в парламентском Регламенте. Согласно ему, прерогатива коалиции парламентского большинства заключается лишь в выборе кандидатуры на должность премьер-министра. Далее только кандидат в премьеры уполномочен заниматься формированием правительства. Он разрабатывает программу кабмина и под неё определяет структуру, а затем подбирает кадры, которые имеют профессиональный опыт и способность реализовать соответствующий аспект правительственной программы. Таким образом, будущий премьер создаёт правительство на принципе единой команды. Парламент же утверждает либо не утверждает данные предложения будущего премьера.

А на практике что получается? Правительство формируется «по усмотрению» и желанию парламентских партий. Идут откровенный торг и «делёжка» министерских портфелей в большей степени между фракциями — участниками коалиции большинства, хотя и остальные фракции не остаются без вожделенных кресел. Тем самым корпоративные, конъюнктурные интересы парламентских партий, личные пристрастия и амбиции их руководителей становятся выше интересов правительства, государства в целом. Причём всё это делается в нарушение Конституции и соответствующих законов. Такая негативная практика уже на корню отрезает КПД и эффективность формируемого правительства. О каком результате можно говорить, если заместители как премьера, так и министров представлены различными партиями? Такие заместители больше связаны с руководством той партии, которая их выдвигала, партийной программой и дисциплиной в конце концов.

Президент и Жогорку Кенеш совместно, ради высоких государственных целей и интересов, могли бы поставить точку в такой порочной практике и ввести весь процесс формирования правительства и организации его работы в конституционное русло.

Вторая причина, конечно же, заключается в подборе кадров. Специальность по образованию, профессионализм, опыт работы подбираемых на государственные должности перешли на второй план в угоду партийно-клановых интересам. Плюс реальная нехватка высококвалифицированных и подготовленных кадров, остро востребованных сегодня кризис-менеджеров. Очевидно, что настало время серьёзно заняться подготовкой, переподготовкой кадров, системой повышения квалификации и резервного обеспечения. Законы, соответствующие программы в данной сфере не работают и не реализуются. Поскольку отсутствует системная, целенаправленная и последовательная работа.

Во-вторых, требуется однозначное определение миссии и правового статуса полномочных представительств правительства в областях. Социально-экономических проблем в регионах, безусловно, больше, чем надо. Но полпредства сегодня не в состоянии их решать. И это не потому, что их руководители и сотрудники не хотят работать. А потому, что у них нет достаточно реальных правовых и финансовых возможностей. Другая проблема заключается в отсутствии реальной финансовой базы. Деньги из бюджета выделяются лишь на зарплату и на содержание зданий и техническое обеспечение.

Думается, следует повысить статус полпредов, наделив их соответствующими полномочиями и бюджетными инструментами. Предлагается вернуться к былой практике, когда руководители областных структур министерств и административных ведомств назначались и освобождались от должности по согласованию с губернаторами. Поскольку все они — исполнительные органы и образуют единую систему во главе с правительством. При этом именно полпредство несёт ответственность за состояние дел в области перед правительством. Бюджет же полномочных представительств должен позволять им самостоятельно решать социально-экономические проблемы вверенной им области. Конечно же, следует повысить вместе с тем их ответственность за порученный участок государственной деятельности. Либо следует совсем ликвидировать институт полномочных представительств и идти по пути укрупнения районов. Но и в таком случае не избежать вышеуказанных проблем. Они на этом уровне тоже существуют. Причём состояние акимиатов ничем не лучше, если не сказать ещё хуже, о чём свидетельствует практика их деятельности. Очевидно, что здесь нужно более взвешенное и обоснованное решение государственного уровня. Но оно ни в коем случае не должно откладываться.

В-третьих, реализация инициатив Президента по развитию регионов пока не дала желаемых и ощутимых результатов. Отчасти здесь сказывается тот же устоявшийся бюрократический подход местных исполнительных органов и органов МСУ, отчасти — недостаточная координация их деятельности  правительством и его ответственных структур, отсутствие конкретного анализа результатов по регионам и периодического обнародования их через СМИ.

В этом плане актуальным становится привлечение к этой работе представителей общественности. Почему бы не образовать при Президенте общественный совет по содействию реализации президентских инициатив (название несущественно, главное содержание) и не пригласить туда государственников, учёных и специалистов, которые имеют большой опыт работы в регионах, в отраслях экономики, хорошо знакомы с проблемами на местах. Имеются в виду такие личности, как Амангелди Муралиев, Жамин Акималиев, Миталип Мамытов, Накен Касиев, Абдыганы Эркебаев, Александр Костюк, Надырбек Турганбаев, Абдыжапар Тагаев и другие. Работая даже на общественных началах, они могли бы на местах встречаться с полпредами, акимами, изучали бы их проблемы и реально помогали бы своими дельными советами, делились опытом организации работы и принятия решений. Тем самым они могли бы составить реальную картину по каждому региону и подготовили бы практические рекомендации, какие вопросы решать и на каком уровне, что для этого требуется и т. д. Такая общественная составляющая положительно отразилась бы в реализации государственной программы развития регионов и в социально-экономическом развитии страны в целом.

В-четвёртых, в контексте эффективной реализации президентской инициативы развития регионов стоит кардинально пересмотреть Закон «О государственно-частном партнёрстве». Ещё в 2008 году мы старались внести в закон принципы инициативности, добровольности партнёрства и солидарной в нём ответственности трёх сторон: 1) бизнесмена-инвестора; 2) агента государства в лице айыл окмоту (райгосадминистрации) либо органа местного самоуправления; 3) местного населения как рабочей составляющей. Схема была проста. Айыл окмоту, скажем, выделяет необходимый участок земли для строительства некоего цеха, фабрики и т. п., содействует в решении вопросов жизнеобеспечения (свет, вода, дорога), бизнесмен вкладывает деньги, строит, вводит в эксплуатацию, а местные жители работают. Таким образом, открыли бы производство, обеспечили бы рабочие места и финансовые вливания в местный бюджет.

Однако данные принципы усилиями исполнительных структур и аппарата правительства до того оказались извращены, что от первоначальной концепции закона мало что осталось. Зато  включились различные «препоны» в виде конкурсов, тендеров, комиссий и утверждений на различных уровнях, из-за которых бизнес вообще стал отказываться партнёрствовать с госструктурами. Очевидно, что тем самым закон стал «напичкан» инструментами коррупции. Подумайте сами, местный житель хотел построить на принципах партнёрства что-то для своего села, айыл окмоту, но потом его начинают таскать по всем инстанциям. У него, безусловно, пропадает желание. А, например, в Турции, если пришёл инвестор и желает построить завод, ему не только выделяют участок, но и проводят электричество, воду, дорогу. Дело инвестора только строить объект.

Поэтому в законе надо чётко отделить два вида партнёрства и установить соответствующие правила. Для тех, кто хочет в рамках ГЧП получить грантовые средства, кредиты от государства или под поручительство правительства, либо выполняет госзаказ, то процедуры комиссий и тендеров логичны. Но для частных бизнесменов, которые хотят на свои средства строить на территории села, района объекты производства, надо упростить правила.

Тем не менее хочу завершить свою статью поздравлением всех кыргызстанцев с праздником независимости нашего Отечества и пожелать благополучия и достойной жизни, скорейшего выхода нашей страны из состояния кризиса на рельсы прогресса.

Автандил АРАБАЕВ,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист КР.

Добавить комментарий