Main Menu

Чайка Иссык-Куля

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Когда Дуся Пасько снижала свой легкокрылый биплан, чтобы бомбить фашистов, она знала, что защищает и родную Липенку

Есть хорошая традиция на Иссык-Куле — и на северном берегу, и на южном — сажать аллеи, тополиные и берёзовые. Одну из них, уходящую белоснежными стволами красавиц-берёз в бесконечное иссык-кульское небо, посадили ещё в 1970-е годы ученики средней школы имени Т. Шевченко села Липенка Джети-Огузского района в память об односельчанах, погибших в Великой Отечественной войне…

Аллея тянется вдоль школьного сада, переходит в сосны, высаженные у двухэтажного белёного клуба ещё советской постройки, и завершается обелиском в форме морского якоря, перед которым горит Вечный огонь в память обо всех советских воинах, погибших в войне. По всей вероятности, обелиск возведён российской испытательной базой противолодочного вооружения, которая находится на берегу озера в той части, что относится к территории Липенского айыл окмоту. Этим объясняется форма якоря. Военно-морская база дислоцируется на побережье Иссык-Куля ещё с военных времён, а конкретно с 1943 года, когда сюда эвакуировали полигон «Дагдизель», находившийся в дагестанском посёлке Двигательстрой.

В Липенке есть ещё один обелиск — в школьном дворе, в виде традиционной пирамиды с красной звездой на вершине. Такие в советское время возводили по всей стране. Точно такой же стоял возле клуба в моём далёком родном селе Ворошиловка на казахской земле. Памятник во дворе школы посвящён липенцам, ушедшим защищать страну в 1941-1945 годах. С правой стороны на чёрном мраморе выведены имена погибших, с левой — возвратившихся домой. Первых гораздо больше, чем вторых.

Липенка стоит между между райцентром Кызыл-Суу (бывшей Покровкой) и Караколом. История говорит о том, что село основано переселенцами-украинцами почти за полвека до Великой Отечественной войны — в 1912 году. Всего на фронте погибли 127 липенцев. Поскольку село было в основном украинское, то и фамилии, выведенные на чёрном мраморе обелиска в школьном дворе, в подавляющем большинстве украинские. Многие повторяются по несколько раз, только имена разные. Не вернулись Александр и Степан Сухоносы — отец и сын, Фёдор и Алексей Сухоносы — тоже отец и сын, по четверо из родов Лучко, Бовдуй, Одерей, пятеро — Корниенко. Мне рассказывали, что последним председателем колхоза имени Т. Шевченко, в который, помимо Липенки, входили два соседних села — Ичке-Булун и Богатыровка, работал человек по фамилии Корниенко. Не родственником ли тем Корниенко он доводился? …Больше всего погибших по фамилии Пасько: Василий, Иван, Фёдор, Елисей, Тарас, Владимир — шестеро.

Джети-огузская земля вырастила 8 героев Советского Союза и 5 героев Социалистического Труда

Недавно обелиск в школьном дворе отреставрировали. Это сделали, потратив солидные средства, потомки Окена Жанузакова, живущие сейчас в Бишкеке. Фамилия Окен аты тоже выведена на обелиске. Ему повезло — пуля на фронте не скосила его, и он вернулся домой.

На сегодня в Липенке нет в живых ни одного ветерана. Последний — Василий Яндемиров, чьё имя приписано в конце списка, умер в 2010 году.

Во второй день ноября в школьном дворе появился ещё один обелиск: с чёрного мрамора смотрит на фамилии своих пятерых братьев Дуся Пасько. Шестой, Владимир, судя по отчеству, её племянник — сын Елисея. Позади мемориала с их именами — развалины старой школы. В ней и училась Дуся Пасько. Та школа была построена в 1936 году, к началу нового века она настолько обветшала, что экотехинспекция признала её непригодной для обучения. Здание снесли и неподалёку построили новое. В ней и учатся нынешние юные липенцы — потомки поколения Дуси Пасько.

Дусе, в отличие от старших братьев, повезло, несмотря на то, что она прошла, вернее, пролетала, почти всю войну. Ангелы небесные хранили хрупкую девушку с глазами, вобравшими иссык-кульскую синеву. Её По-2 из каждого боевого вылета возвращался домой, как называли лётчики родной авиаполк. Хотя каждый раз рисковал быть подсечённым кинжальным светом вражеских прожекторов и подбитым зенитчиками.

Евдокия Пасько воевала штурманом эскадрильи 46-го гвардейского ночного бомбардировочного Таманского Краснознамённого ордена Суворова авиационного полка — того самого легендарного полка, известного всем нам как «Ночные ведьмы». Это один из трёх женских авиаполков, сформированных осенью 1941 года Мариной Расковой. «Ночные ведьмы» летали на двухместных бипланах конструктора Поликарпова, с началом войны приспособленных под лёгкие ночные бомбардировщики, знакомые нам по фильму «Небесный тихоход». Бипланы обладали рядом преимуществ по сравнению с тяжёлыми бомбардировщиками. Могли садиться и взлетать с малых аэродромов и даже неподготовленных площадок — что называется, с подскока, совершать полёты на самой малой высоте и оставаться незамеченными фашистскими зенитчиками. Немцы зачастую спохватывались, когда уже сбрасывались бомбы, за то и прозвали девушек «ночными ведьмами». Но зато деревянный, обшитый фанерой биплан («рус-фанер») легко мог превратиться в горящий факел. И, кроме того, экипажи в открытых кабинах были совершенно не защищены от пуль и снарядов.

Дуся Пасько попала в женский ночной бомбардировочный полк благодаря своему маленькому росту, характеру и математическим способностям: ведь штурману следовало обеспечивать выведение биплана на цель, производить расчёты и точно сбрасывать бомбы. С мехмата МГУ, третий курс которого Евдокия успела окончить к началу войны, в полк Марины Расковой отобрали девять девушек. Пять из них, и в том числе Дуся, позже стали героями Советского Союза. Иссык-кульская девушка не только бомбила фашистские аэродромы, склады с горючим и боеприпасами, автоколонны, прожектора и речные переправы, но и под шквальным зенитным огнём доставляла нашим окружённым бойцам боеприпасы, продукты и медикаменты. Если немцы называли их ведьмами, то наши — небесными ангелами, а французские пилоты полка «Нормандия — Неман» — прелестными колдуньями. К сентябрю 1944 года гвардии старший лейтенант Е. Пасько совершила 780 боевых вылетов. 26 октября того же года ей присвоили звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После войны она доучилась на мехмате МГУ, защитила кандидатскую диссертацию и преподавала свою любимую математику в МВТУ имени Н. Баумана.

На сегодня Е. Пасько — единственная кыргызстанка из 98 советских женщин — героев Советского Союза, удостоенных этого звания за подвиги в Великой Отечественной войне. Кроме того, единственная женщина среди 76 героев-кыргызстанцев.

Эсенгелди Бектуров и аллея липенцев, погибших в Великую Отечественную войну

…Спустя многие годы после войны Евдокия Борисовна в интервью московской газете вспомнила эпизод: как-то под новый, 1944-й год, отправляясь на боевое задание вместе с Ниной Поздняковой, она загадала: «Знаешь, Нина, если нас сегодня не собьют, проживём с тобой до 100 лет. Согласна?» Подруга, конечно, ответила «Да». Евдокия Борисовна и в самом деле прожила долгую жизнь: 98 лет — и за себя, и за братьев. Её не стало два года назад. По иронии судьбы о ней, пока была жива, писали, снимали передачи только московские журналисты. Она рассказала им много важного и интересного — об особенностях выполнения боевых заданий на По-2; о битвах за Кавказ, Керчь, Кубань, Севастополь, Беларусь и о многих других сражениях, в которых участвовала; о фронтовых подругах-лётчицах и о том, как сложились их судьбы после войны… О детстве — почти ничего. Оно и неудивительно: московским журналистам название далёкого иссык-кульского села ни о чём не говорит. Поэтому сейчас известно лишь то, что Дуся Пасько родилась в Липенке в многодетной крестьянской семье; школа в деревне тогда была семилетней, поэтому, отучившись в ней, девчушка продолжила учёбу в одной из средних школ Пржевальска и, получив аттестат, отправилась в столицу большой страны, чтобы осуществить мечту — поступить в МГУ.

Принято считать, что в Липенку Евдокия Борисовна больше никогда не возвращалась. Лет десять назад, когда директор СШ им. Т. Шевченко Эсенгелди Бектуров поднял перед депутатами айыльного кенеша вопрос о том, чтобы присвоить имя отважной лётчицы-землячки её родной школе, уже давно ставшей средней, многие из них так и заявили: мол, она давно уехала из Липенки и в деревне о ней не знают и не помнят. Однако на самом деле Евдокия Борисовна приезжала в родное село в начале 1970-х годов. Об этом нам рассказала Татьяна Анатольевна Пасько — внучатая племянница Евдокии Борисовны. Она да её брат Василий — единственные оставшиеся в Липенке родственники Евдокии Борисовны. «Она переписывалась с папой, — говорит Татьяна Анатольевна, — и её приезд я хорошо помню, потому что уже училась в школе».

О Евдокии Борисовне все пишут, что она была очень скромным, даже застенчивым человеком. Неудивительно, что она не стала трубить в фанфары: мол, в Джети-Огузский район приехала Герой Советского Союза, встречайте, сажайте в президиумы. Да и во дворе стояли 1970-е годы — вспомните, как много оставалось в живых ветеранов войны, на них особого внимания и не обращали. Это потом, когда счёт пошёл на единицы, спохватились, стали посылать за ними автомобили, чтобы привезти на парады.

…Как-то в школу имени Т. Шевченко пришло письмо из Москвы (стилистика оригинала сохранена): «Дорогие ребята! Посылаю вам одну печатную страничку о вашей землячке — прославленном штурмане авиации времён Великой Отечественной войны (возможно, речь идёт о газетной публикации — авт.) …Я думаю, у вас уже есть музей, а, может, комната или уголок боевой и трудовой славы ваших сельчан. В нём, наверное, имеются данные о людях вашего села, погибших на фронтах, о героях войны и соц. труда, о первых колхозниках, председателях колхоза и сельсовета, первых учителях, пионерах, комсомольцах и коммунистах Липенки. Всё это интересно для вас и будущих потомков села. Евдокия Борисовна ныне живёт и здравствует, заведите с ней переписку, сохраните о ней память для будущих поколений детей». Конверт письма не сохранился, кто автор — никто сейчас сказать не может.

Письмо пришло весной 1983 года, за пару недель до Дня Победы. Но должно было пройти ещё почти двадцать лет, чтобы из Липенки протянулась ниточка до Москвы. В 2002-м в школу назначили молодого директора, только что заочно окончившего университет, но уже пять лет работающего учителем. Это был Эсенгелди Бектуров. «Узнав, что в Липенке родилась Герой Советского Союза, — вспоминает он, — я нашёл её адрес и написал письмо. Очень скоро от Евдокии Борисовны пришёл ответ, она вложила также в конверт фотографии фронтовых лет, где снялась с боевыми подругами…» Так завязалась переписка. Ребята рассказывали Евдокии Борисовне о своей школьной жизни, делились новостями, посылали ей снимки. Из Москвы к праздникам приходили открытки: поздравляя ребят, Евдокия Борисовна неизменно имела в виду и сельчан, называя их «моими дорогими земляками-липенцами» и передавая им искренний привет. Поздравляя с Новым, 2008 годом, пожелала всем «прежде всего крепкого здоровья. Здоровье будет, всё остальное приложится». В школе открыли кабинет имени Е. Пасько, разложив на стендах уникальные фотографии, газетные публикации о ней, письма и открытки с её лёгким почерком — она и на бумаге летела, будто полёт биплана По-2 и не прекращался. Этой весной, готовясь к 100-летию славной землячки, стенды в кабинете-музее обновили, материалы пополнили.

СШ им. Т. Шевченко сегодня…

РОДИТЕЛИ Эсенгелди — простые советские люди. Отец — учитель, мама окончила четыре курса мединститута, но после замужества пришлось оставить вуз, и она всю жизнь проработала воспитательницей в детском саду. Эсенгелди родился в селе Джети-Огуз, а вырос и окончил школу недалеко от него — в Оргочоре. Школа была знаменита тем, что носила имя Юрия Гагарина, который в 1964 году побывал в этих краях. Забегая вперёд, отметим, что сейчас школа носит другое имя. После развала Советского Союза её переименовали, сочтя неважным тот факт, что первый космонавт Земли прилетал сюда, ходил по Барскаунскому ущелью, с удовольствием общался с местными чабанами, доярками, хлеборобами, учителями… Сохранились кадры, где он в узбекской тюбетейке (прилетел на самолёте Туркестанского военного округа прямо из Ташкента, со съезда молодых хлеборобов) стоит в окружении счастливых джетиогузцев, не верящих своим глазам, что видят первого космонавта планеты.

Развалины школы, где училась Дуся Пасько

Когда Эсенгелди пошёл в школу, Юрия Алексеевича уже не было в живых, но его детство и юность пришлись ещё на гагаринскую эпоху: с пионерскими отрядами и кострами, с комсомольскими собраниями, смотрами строя и песни… Эсенгелди был председателем пионерской дружины, комсоргом школы, в армии — комсоргом батальона, рос на советских фильмах. Его любимая кинолента — «Рождённая революцией», рассказывающая о том, как путиловский рабочий Колька Кондратьев вступает в борьбу с бандитами, защищая Петроград от насилия и мародёрства, и как вместе с ним происходит становление советской милиции. Эсенгелди хотел быть милиционером или военным, но жизнь распорядилась иначе — он стал учителем. Как отец. Только тот был филологом, а сын стал историком, о чём не жалеет, потому что история его тоже всегда интересовала. Особенно Великая Отечественная война.

Отец имел два педагогических образования: в 1950-е годы окончил Пржевальский пединститут, в то время ещё двухгодичный, а позже, заочно, единственный университет страны — КГУ. Он был награждён медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» Тогда не ценили медалей, и она, к сожалению, затерялась. Как и многие из его поколения, Барыктабас ата не любил рассказывать о войне. Отец у него умер рано — в 40 лет, и войну мальчишка встретил 10-летним сиротой. Работал разносчиком писем, приходилось относить людям и похоронки — «кара кагаз», видеть горе… Поэтому он и не хотел вспоминать о том времени. Только повторял своим сыновьям: «Самое главное в этой жизни, чтобы был хлеб на столе. Одежду, дом, всё остальное наживёте». Его поколение работало наравне со взрослыми, всё выращенное на полях отдавало фронту, а само голодало. Поэтому отец никогда не стремился ни к богатству, ни к должностям: 46 лет проработал рядовым учителем и умер скромным человеком.

Джети-огузские воины-баткенцы на открытии обелиска Евдокии Пасько

…В память Эсенгелди врезался случай. Пионервожатая в СШ им. Ю. Гагарина как-то поручила ему и друзьям встретиться с ветеранами войны — а их тогда в селе было много, и записать их рассказы: где воевали, какие подвиги совершили, чем награждены… Рассматривая фронтовые фотографии, старики (в глазах пацанов ветераны, которым было за 60, выглядели глубокими стариками) не могли сдержать слёз. «Я тогда удивлялся, почему они плачут, — говорит Эсенгелди, — разве так трудно рассказать, как воевали, сколько фашистов убили, взяли в плен… А потом, гораздо позднее, до меня дошло: они каждый день видели на фронте смерть, им тяжело вспоминать погибших товарищей…»

Самое святое, что продолжает объединять народы бывшего Советского Союза, рассуждает Эсенгелди, это участие в Великой Отечественной войне и общая Победа. Её никто не может перечеркнуть. Впитавший с молоком матери уважение к прошлому и истории, он убеждён, что нужно передавать из поколения в поколение память о той войне. «Все мы ходим под одним Богом, — говорит он. — Неважно, кто ты по национальности: кыргыз, русский, украинец.., ты должен чтить подвиг наших дедов и отцов. Чтобы, когда мы уйдём в другой мир, наши дети и внуки продолжали их чтить, даже если нас забудут».

Поэтому Эсенгелди и не остался равнодушным к тому факту, что за партой липенской школы училась читать и считать девочка по имени Дуся, которая вырастет в Героя Советского Союза.

Обелиск, установленный во дворе школы имени Шевченко 2 ноября, как рассказали мне, появился по инициативе районного акима Мурата Раматова и его заместителя по социальным вопросам Венеры Бейшебаевой — тоже людей из гагаринской эпохи. Средства на изготовление выделил Липенский айыл окмоту. Его глава Урмат Докоев из той же эпохи. Упорство учительского коллектива дало результаты. Надо было видеть, сколько народа пришло на открытие обелиска. Сейчас в селе никто, наверное, и не сомневается в необходимости увековечения памяти Евдокии Борисовны Пасько. Об этом говорил и огромный баннер, встречавший всех гостей на улице, прилегающей к школе. С него смотрела из далёкого и такого близкого 1945 года на родную Липенку девушка с Золотой Звездой и с глазами, синими, как иссык-кульская волна. Покидая Липенку, чтобы продолжить учёбу в Пржевальске, а потом в Москве, она тогда и думать не думала, что её портрет поднимут на такую высоту. Но тогда ведь никто и не знал, что будет война.

Кстати, Мурат Раматов сам вёл концерт в липенском клубе, состоявшийся после открытия обелиска. Причём стоял за кулисами, и гостям, приехавшим издалека, оставалось невдомёк, кто обладатель прекрасного баритона ведущего. Эколог по первой специальности, управленец по второй, Раматов сам родом из Джети-Огузского района. Руководит им с декабря прошлого года. Тот факт, что глава района взялся вести концерт, не сочтя это несолидным для своей должности, говорит о многом. И в первую очередь о том, что он действительно придаёт важное значение подвигу народа, совершённому в Великую Отечественную войну. Наверное, на местах на самом деле приходит новое поколение руководителей. Это хорошо.

Татьяна Пасько — одна из немногих оставшихся на Иссык-Куле родственников Е. Б. Пасько

…Гвардии старшему лейтенанту штурману эскадрильи ночного авиационного полка в ноябрьский день 2019 года отдали честь, как генералу. Хотя было ещё очень далеко до 9 Мая, по улицам Липенки прошёл «Бессмертный полк», у Вечного огня отсалютовали моряки с российской военной базы… Память не должна делить участников войны на генералов и рядовых. Все они были солдатами Победы.

А у меня засели в голове слова одной из местных жительниц, пришедших на открытие обелиска. Она училась в той же старой, лежащей сейчас в развалинах школе, что и Дуся Пасько. Только гораздо позже, уже после войны. На открытие обелиска женщину привела память. Она была в школе комсоргом, после её окончания руководила комсомольской организацией колхоза имени Т. Шевченко. Школьного учителя музыки звали Анатолий Васильевич Голубев. На уроках класс разучивал песни военных лет, а он аккомпанировал на баяне и страшно злился, если кто-то приходил, не выучив слов. «Все эти песни, которые сегодня здесь звучат, — грустно подытоживает моя собеседница, — мы знали наизусть. Молодёжь должна гордиться своим селом, своей страной. Наша пионерская организация носила имя Чолпонбая Тулебердиева, закрывшего своим телом амбразуру фашистского дзота. Мы хорошо знали историю, а сейчас многие дети даже не знают, когда была Великая Отечественная война».

Немудрено, что не знают. «Пятиклассник, показывая на Карла Маркса, говорит, что это Будулай. А восьмиклассник считает, что Отечественная война 1812 года и Великая Отечественная война — одно и то же. То ли ещё будет!» — говорила мне ещё семь лет назад замечательная учительница истории и граждановедения Жаны-Жерской школы-комплекса, что в Чуйской области, Ольга Васильевна Шаклова. Об этом же с горечью говорил Эсенгелди Бектуров. Наше Министерство образования и науки досокращало школьную программу до того, что отводит в ней Второй мировой войне меньше двух часов, тогда как раньше её изучали целую четверть.

Не знают историю не только школьники. Калбубу Менсеитова, председатель Комиссии по увековечению памяти воинов, погибших в Великой Отечественной войне, Бишкекского городского совета ветеранов войны, Вооружённых сил, правоохранительных органов и тружеников тыла, заслуженный деятель культуры КР, рассказывает, что ещё несколько лет назад совет ветеранов совместно с сотрудниками Центрального государственного архива КР и Центрального государственного архива кинофотофонодокументов, подняв бумаги, установил точное число кыргызстанцев — героев Советского Союза и полных кавалеров орденов Славы. «Тщательно изучив документы, на что ушёл целый год, мы установили, что героев у нас 76, а не 73, как считалось ранее, а полных кавалеров орденов Славы 34, а не 22. Но в докладах даже первых лиц страны по-прежнему называются старые, неверные цифры», — возмущается Калбубу эже. Она тоже ездила в Липенку на открытие обелиска. Поднявшись на сцену сельского клуба, выступила от имени и республиканского, и городского советов ветеранов с открытым обращением к Президенту страны. По их убеждению, единственная кыргызстанка — Герой Советского Союза Евдокия Пасько заслужила того, чтобы её имя дали не только школе в Липенке, но и каракольской школе, которую она окончила, а также одной из улиц и школ Бишкека. Кроме того, её бюст должен быть установлен в столице на Аллее славы героев Второй мировой войны либо в парке Победы имени генерал-майора Даира Асанова. Это нужно не Евдокии Борисовне. Это нужно нам самим, чтобы дети знали: среди лётчиц легендарного ночного авиаполка, громившего фашистов, была и девушка с берегов Иссык-Куля.

Кифаят АСКЕРОВА.

Фото автора.






Related News

Чужие среди своих

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintОни невидимы для государства и чиновников из социальных служб. Но они есть, и эмоциональный постRead More

#алакачуу в кино

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСегодня мы предлагаем вам проследить в кыргызском кинематографе периода независимости эволюцию отношения к замужеству поневоле.Read More

Добавить комментарий