Там, под водой Кетмень-Тюбе

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Share on Google+
Google+
Print this page
Print

Сегодня, проезжая из Бишкека в Ош и  любуясь красотами  Токтогульского водохранилища, непременно отведывая в прибрежной харчевне  только что пойманную форель, вряд ли кто задумывается о том, какая некогда кипела жизнь в этой долине, ныне затопленной рукотворным морем.

Впервые в долину Кетмень-Тюбе мы попали в 1957 году в составе академического отряда, задачей которого было изучение археологических памятников на этой малоисследованной территории. Проехать в долину тогда можно было только со стороны Таш-Кумыра по вырубленной в скалах дороге, точнее, автотропе с  редкими расширенными участками, на которых едва  могли разъехаться встречные машины. Из боковых ущелий вырывались потоки чистой воды, а сами ущелья скрывались в зарослях диких груш, яблонь, алычи, орешника, смородины, винограда. Недаром на страницах «Удивительных событий» (XVI в.) Зайн ат-Дин Васифи, описывая борьбу киргизов с могольскими ханами, упоминает  о райском саде мазара Узун Ахмата в долине Кетмень-Тюбе.
В этой изолированной от всего мира  и защищенной горами долине всегда жили мужественные и свободолюбивые люди. Вблизи слияния рек Чичкан и Узун-Ахмат с Нарыном на высокой речной террасе высились развалины старой крепости. Местному населению она была известна под названием «Улуг-Коргон». Неприступная высота крепостных стен и башен усиливалась речными обрывами и служила надежным укрытием защитникам крепости от неприятеля. У ее стен захлебнулся разорительный поход  против киргизов джунгарских правителей, здесь от непокорных джигитов неоднократно терпели поражение кокандцы. Киргизы не только успешно оборонялись, но и под руководством одного из батыров XVIII века Жамболота  совершали набеги в Фергану, Талас, в бассейн реки Или. И только зимой 1820 года Омар-хан захватил врасплох кетменьтюбинцев, и с этого времени началась экспансия Кокандского ханства в Таласскую и Чуйскую долины и Прииссыккулье. Теперь назначенный  ханом наместник постоянно жил в крепости, но киргизы не особо ему подчинялись. Кокандцы усилили крепостные сооружения Улуг-Коргона, и это укрепление просуществовало вплоть до присоединения Кетмень-Тюбе к царской России.
В декабре 1864 года манап Рыскулбек обратился к генералу Черняеву с просьбой о принятии его в подданство вместе с 10 тысячами юрт подвластных ему саяков, кочевавших между Андижаном и Кетмень-Тюбе.  Рыскулбек отправил в крепость Токмак своего сына Дикамбая, который и провел сюда через горные перевалы русский отряд.
С вхождением в состав России на территории Кетмень-Тюбе была образована одноименная волость, в которой то и дело вспыхивали народные волнения, жестоко подавляемые властями, и потому беспокойная волость передавалась из одного уезда в другой. Сюда неоднократно направлялись карательные  экспедиции,  но  даже в 1916 году кетмень-тюбинские повстанцы дольше других оказывали сопротивление царским властям, скрываясь в лесах до  зимних холодов, угоняли скот, убивали волостных управителей и айыльных старшин.
Советская власть изменила не только вековой уклад жизни людей, оторванных от всего мира, но и хозяйственно-экономический облик долины. Вьючной тропой завезли оборудование для хлопкоочистительного завода, стройматериалы. Машины, телеги  и  даже первый автомобиль доставили сюда вьюками в разобранном виде. А потом силами колхозников была построена вот эта стотридцатикилометровая дорога.
Мы въехали в районный центр Токтогул, утопающий в зелени, под вековыми деревьями в чайхане  пили бесконечный чай, наслаждаясь местными фруктами и  закупая ведрами кетменьтюбинские огурцы и помидоры. А потом ехали  дальше вверх вдоль широченной долины Нарына. Река образовывала здесь бесчисленные рукава, петляя среди каменистых, поросших кустарниками островов, и лишь зажатая скалами горы Кетмень-Тюбе текла единым могучим потоком.

Местная легенда говорила о дехканине, который хотел в этом месте перекрыть Нарын, чтобы направить на поля его воды, да не осилил и бросил свой кетмень, который превратился в эту гору. Вот отсюда, наверное, и идет наименование всей долины. Здесь мы переправились через Нарын на доживающем последние дни пароме, потому что рядом поднимались бетонные консоли первого в Киргизии подвесного автодорожного моста, здесь должна была пройти новая автотрасса, и рядом намечался створ одной из  гидростанций Нарынского каскада.
Территорию затопления будущим небольшим водохранилищем археологам и предстояло изучить. Руководил работами аспирант академии Исан Кожомбердиев. В первый же полевой сезон здесь были открыты многочисленные памятники различных исторических периодов жизни народа Кетмень-Тюбе от эпохи бронзы до XVI века включительно. Раскопанные курганы хранили в себе материальные свидетельства исчезнувших племен ранних кочевников, оплывшие холмы городищ и теперь являлись остатками городов и селений Средневековья.
Молодой ученый  тогда не мог предположить, что впереди его ждут годы напряженной работы, которая станет основой всей его жизни. И все потому, что в первоначальный проект освоения гидроэнергоресурсов Нарына будут внесены значительные изменения и уже вся Кетмень-Тюбинская долина попадет в зону затопления. Наступающий потоп уничтожал не только современную  жизнь долины, все ее археологические памятники навсегда исчезали из нашей истории. Надо было успеть изучить как можно больше…
Первые варианты будущих энергетических   систем  Нарына были предложены строителем  Днепрогэс  академиком И.Г. Александровым в 1933 году. В 1957-м Академия наук Киргизской ССР принимает «План научно-исследовательских работ по проблеме Нарына», в составлении которого принимали участие семь институтов академии. Десятки научных работников разных специальностей решали энергетическую проблему Нарына. Каскад из 21 электростанции должен был быть построен на этой реке. В комплексе с энергетической решалась проблема освоения и других природных ресурсов.  Но гигантомания уже поразила верхние эшелоны власти. Головной институт «Гидропроект», считая основной задачей  обеспечение водой производителей хлопка в бассейне реки Сыр-Дарьи, спроектировал  высоченную плотину. Проект  одобрили  на самом верху партийной власти, и не по прихоти киргизских ученых в апреле 1962 года было принято решение о строительстве Токтогульской ГЭС. Впереди 12 лет долгостроя и еще 3 года наполнения водохранилища. Средства были истощены, и из 21 электростанции, которые должны были быть  на Нарыне, построены только шесть. В итоге все электростанции Кыргызстана сегодня вырабатывают за год около  3 млрд. киловатт-часов, а могли бы  в десятки раз больше.
И самое главное: не было даже начато сооружение Кара-Кечинской ТЭС — основного компенсатора гидроэнергетики Нарынского каскада в зимний и маловодные периоды.
6 сентября 1973 года закрылись створы обводного канала Токтогулки и началось затопление Кетмень-Тюбинской долины. Район лишился 28,6 тыс. га земли, в том числе 11 тыс. га поливной пашни, из которых 5 тыс. га были заняты хлопковыми плантациями. В зоне затопления оказались районный центр Токтогул, 22 села и айыла, в которых жили более 20 тыс. человек. Скрылся под водой вместе с новым шоссе только что построенный железобетонный мост-красавец,  и сегодня реликты той дороги уходят в призрачные глубины рукотворного моря. Зато у соседей в Узбекистане и Казахстане площади орошаемых земель увеличились  на 400 тыс. га, а на площади 918 тыс. га обеспеченность поливной водой повысилась с 70 до 90%.  И мне сегодня совершенно  непонятны дипломатические бойни соседей за крохотные  спорные пограничные  участки, им ведь надо помнить  о тех потерях, которые понесли жители Кетмень-Тюбе.

Владимир ПЕТРОВ,
краевед.

Добавить комментарий