Main Menu

Чужих бабушек не бывает

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Общественный благотворительный фонд «Бабушка Эдопшн» когда-то предложил создать в нашей стране швейцарский дипломат Маркус Мюллер, работавший в Кыргызстане в 1990-х годах послом ОБСЕ. Идея состояла в том, чтобы «удочерить бабушку», находящуюся в бедственном материальном положении, лишённую заботы ближних. Фонд находит спонсоров, которые ежемесячно перечисляют таким людям определённые суммы. Что из этого получилось и сколько сегодня подопечных у фонда? Разговор на эту тему — с директором «Бабушки Эдопшн» Айдай КАДЫРОВОЙ.

— Айдай, вы были одной из тех, кто участвовал в разработке утверждённого правительством Плана мероприятий по повышению качества жизни пожилых граждан на 2019-2025 годы. Выполняется ли он?

— Прежде всего хочу сказать, это здорово, что в республике впервые появился подобный план мероприятий. Он если и не решает всех проблем пожилых граждан, то, по крайней мере, точечно направлен на устранение самых острых. Определены четыре направления действий: соблюдение прав пожилых; обеспечение полного доступа к медицинским услугам и стимулирование активного долголетия; повышение пенсионных и иных выплат; усовершенствование системы социального обслуживания. Насколько я знаю, Министерство труда и социального развития уже реализует часть плана.

— Таким образом, мы всё же мы придём к тому, что цель, заключающаяся в повышении качества жизни пожилых граждан, однажды будет достигнута?

— Дело в том, что каждое из четырёх направлений включает в себя несколько задач и для каждой определены сроки выполнения. Для одной — до 2023 года, для другой — до 2025-го, есть срок — 2019-2020 годы. К примеру, Министерство труда и социального развития запланировало создать телефон доверия для пожилых граждан. Фонд «Бабушка Эдопшн» всегда говорил о такой необходимости, потому что пожилым иногда бывает некому пожаловаться на ущемление их прав, насилие. Пока линия будет совмещена с телефоном доверия для детей, но, думаю, это уже огромный прорыв. Я почти 20 лет работаю с пожилыми людьми и знаю: они никогда не пожалуются на то, что их в семье притесняют, отбирают пенсии. Они не будут этого делать из-за стыда, боязни осуждения со стороны родных, соседей, общества. С другой стороны, они уверены, что им всё равно никто не поможет. Но сам факт существования телефона доверия вселит в людей уверенность в том, что у них есть права и что они находятся под защитой государства.

— Сколько у нас в стране, по последним данным, пожилых?

— Уже свыше 620 тысяч. Причём 38% наших пенсионеров получают пенсии ниже средних и даже ниже прожиточного минимума — где-то 4 320 сомов.

— А сколько среди них одиноких (брошенных детьми либо по жизненным обстоятельствам — не вышли замуж, умерли дети, овдовели…)?

После конкурса “А ну-ка, бабушки!”

— Согласно сведениям Минтруда и соцразвития, одиноких престарелых насчитывается 4 334 человека. К ним ходят для оказания помощи государственные социальные работники от министерства.

 — У кыргызов, как и у других азиатских народов, принято заботиться о родителях, не оставлять их в старости. Сохраняется ли эта традиция либо наблюдается другая тенденция?

— Это часто поднимаемый вопрос. Да, пожилые люди остаются в семье, о них заботятся — так всегда было принято у кыргызского народа. Однако экономические реалии в нашей стране таковы, что людям трудоспособного возраста тяжело найти здесь работу. Особенно ярко это выражено на юге республики, где очень многие уехали на заработки в Россию. То есть вольно или невольно старики остаются одни, на их попечение ещё и внуков, правнуков оставляют. И вместо того чтобы отдыхать, люди вынуждены ухаживать за внуками, обучать их. Причём нередко бывает так, что мигранты не оставляют никаких документов, чтобы ребёнка определили в школу.

— Наверняка г-на Маркуса Мюллера к идее о благотворительном фонде подтолкнула разница в положении стариков у него на родине и у нас. Известно ли вам, какую поддержку от государства получают пожилые люди в Швейцарии, если у них нет бизнеса и материальных накоплений?

— Да, наш учредитель создал проект «Удочери бабушку» в 1999-м году. Речь шла о помощи одиноким пожилым гражданам, которые вследствие развала СССР и перехода к рыночной экономике испытывали на себе все «прелести» транзитного периода. Как объявил Маркус на недавнем юбилее фонда, он видел очень много пожилых людей на улицах Бишкека, которые не выглядели как бомжи, но им приходилось просить милостыню или продавать свою утварь и какие-то вещи, чтобы выжить. В Швейцарии, судя по материалам, которые я изучала, система пенсионного страхования была утверждена федеральными законами 3 декабря 1972 года. Как и во всей Европе, она строится на трёх опорах. Первая — солидарность, то есть человек, который всю жизнь работал, может претендовать на государственную  базовую  пенсию, и она, как и в Кыргызстане, в основном, невысокая, предоставляя минимум социальной защиты. Вторая опора — формирование пенсии за счёт отчислений работника и работодателя, опять-таки как и у нас в стране. И, наконец, третья — частное пенсионное страхование. То есть гражданин делает отчисления страховым компаниям (государственно-частным или полностью частным), которые вкладывают эти деньги в какие-то предприятия и таким образом приумножают пенсии. В целом по размеру пенсий Швейцария опережает многие государства.

Конечно же, отличия в положении пожилых людей наших двух стран разительные. Во-первых, потому что та же базовая пенсия зависит от уровня экономического развития страны, а Швейцария является одной из самых благополучных в Европе. Во-вторых, там развита система страхования: люди могут вкладывать свои деньги в компании, работая чуть ли не до 64 лет (женщины; мужчины — до 65), и быть уверенными в том, что им обеспечат соответствующие выплаты, когда они выйдут на пенсию. У нас же люди пока не верят страховым компаниям. В Швейцарии безопасность пенсий обеспечена государством, там все механизмы и законы работают.

— Существует ли вообще на Западе, включая США, понятие «необеспеченная старость»?

— Я была в Америке в прошлом году на семинарах, посвящённых прозрачности НПО, их отчётности перед государством и взаимодействию. Кроме посещения лекций, мы также встречались с представителями муниципалитета, гражданского общества и были очень удивлены, когда услышали, что в США тоже может быть необеспеченная старость. Речь идёт о людях, которые всю жизнь не работали — не хотели этого делать, или у них маленький стаж. Государство предоставляет им возможность жить в шелтерах (англ. shelter — убежище) — временных приютах. Но у этих людей своя жизненная философия. Как нам сказали сотрудники муниципалитета, кажется, в округе Фэйерфакс, у них уже такой уклад жизни — то есть жить на улице, питаться тем, что привозит гражданский сектор или госорганы. И это является проблемой для Америки.

Иная ситуация в Германии. Там одна из самых сильных систем социальной защиты в мире, и, если в Америке можно увидеть очень много людей, спящих на улице, питающихся едой, которую раздают приехавшие бусики, то в ФРГ такого нет. Все социально незащищённые люди находятся под присмотром — живут в соответствующих учреждениях, получают питание или какое-то пособие. Вообще, в Западной Европе самая сильная система социальной защиты населения благодаря тому, что там действуют законы и система страхования работает на протяжении уже не одного десятка, а может, даже сотен лет. По уровню жизни пенсионеров Западная Европа — лидер во всём мире.

— Сколько всего бабушек и дедушек получают от фонда «Бабушка Эдопшн» финансовую поддержку?

— Около 900 человек. Они ежеквартально получают от индивидуальных или корпоративных спонсоров от 30 до 72 евро — сумма зависит от благосостояния спонсора. Мы, с одной стороны, находим спонсоров, с другой — раздаём присланные ими деньги подопечным и в то же время служим неким мостиком между ними. Первые получают удовлетворение от того, что изменяют мир к лучшему, а вторые, будучи в основном одинокими, забывают об одиночестве и болезнях благодаря общению со своими благотворителями. Мы нередко встречаемся с историями, когда пожилые люди, находясь в одиночестве, практически теряют всякий смысл в жизни, но, когда находим им благотворителей, начинают жить ради общения со своими «внуками», живущими зачастую далеко от них, в Европе или ещё где-то.

— Какую ещё поддержку, кроме финансовой, «Бабушка Эдопшн» оказывает своим подопечным?

— Наши социальные работники и волонтёры посещают пожилых, которые не могут передвигаться и нуждаются в физической помощи и общении. Они убирают у них дома, покупают продукты, готовят еду. Отрадно, что Министерство труда и социального развития начало поддерживать эту инициативу и выделяет средства для оплаты социальных работников.

Кроме того, мы стремимся объединить людей в группы самопомощи. Стараемся, чтобы они состояли не только из одиноких, немощных, но и более активных граждан предпенсионного возраста. Группы самопомощи что-то совместно изготавливают, потом продают, и это не только приносит им доход, но и даёт возможность встречаться, общаться, чувствовать свою полезность, востребованность. Более того, после наших тренингов бабушки и дедушки стараются заявлять о своих правах, решать злободневные проблемы совместно с другими представителями местного сообщества, активно участвовать в общественной жизни.

Фонд всячески способствует тому, чтобы создавались центры дневного пребывания для пожилых граждан. При поддержке органов местной власти, которые предоставляют помещение, оплачивают коммунальные услуги, и доноров-партнёров мы создали уже три таких центра. В общей сложности их посещает около тысячи человек. Работаем над созданием четвёртого центра — в городе Исфане. В таких центрах люди, во-первых, общаются, учатся, организуют какие-то мероприятия, во-вторых, там есть тепло, вода, туалет, и таким образом легче переносятся возрастные проблемы и болезни.

— Из каких стран в основном спонсоры удочерённых бабушек и есть ли среди них кыргызстанцы?

— Больше всего у нас благотворителей из Швейцарии, Дании, Германии, то есть из стран Западной Европы. Они узнали о деятельности фонда из публикаций и откликнулись. Дело в том, что на Западе развита культура филантропии, граждане очень отзывчивы к нуждам и проблемам одиноких пожилых, получающих маленькие пенсии. Надо отметить, что в Кыргызстане тоже намечается такая тенденция. Здесь в основном спонсорами становятся люди среднего достатка, которые сами, может быть, живут на съёмных квартирах, выплачивают кредиты, но стараются помогать согражданам третьего возраста, думают о них, беспокоятся. Фонду также помогают частные компании, но они не получают освобождения от налогов или привилегий, чтобы более активно заниматься благотворительностью. Закон о благотворительности в Кыргызстане есть, но, разработанный ещё в начале переходного периода — в 1990-е годы, не действует, поскольку ни одна организация не отвечает его критериям.

Депутатами Жогорку Кенеша инициирован проект нового закона, сейчас он дорабатывается совместно с Международным центром коммерческого права в Кыргызстане. Если его примут, то у бизнеса появится стимул заниматься благотворительностью.

— Расскажите, пожалуйста, более подробно о спонсорах бабушек. Чем занимаются, каков круг интересов?

— Например, в 2002 году после публикации о фонде одна швейцарская семья «удочерила» 100 наших пожилых граждан. Это довольно известная в Швейцарии семья. Я всегда с улыбкой говорю, что благодаря тому, что они поддерживают у нас 100 бабушек, а эти бабули, как известно, очень набожные, постоянно просят у Всевышнего здоровья и всего хорошего для своих благодетелей, то бизнес семьи продолжает процветать. Поэтому она в состоянии уже 17 лет поддерживать наших бабулек. Вот такая логическая связь.

Ещё был случай: представитель международной организации в Кыргызстане начал поддерживать одну бабушку, потом вторую, затем уже четырёх. После этого он получил хорошее продвижение по службе, и я пошутила, сказав его жене: знаете, наверное, эти четыре бабушки усиленно молились за благополучие своего спонсора, поэтому ваш муж получил такое значительное продвижение.

Думаю, благие дела всегда идут на пользу человеку. Все религии и философии утверждают: если человек одной рукой берёт от жизни что-то в виде благ, зарплаты, семьи, стабильности, то другой рукой он должен отдавать. Хорошо, что есть люди, которые это понимают.

— Припоминаете ли какие-то забавные случаи из истории фонда?

— Да, например, вот такая история. Много лет назад одна бабушка решила написать нам заявление с просьбой о помощи и потом стала ждать своего спонсора. Мы не могли найти его сразу. Эту бабушку в трёхлетнем возрасте привезли из блокадного Ленинграда, здесь у неё никого из родных не было, и ленинградских она так и не смогла найти. И вот она как-то раз приходит и говорит: «Ну, девочки, вы мне не нашли спонсора, всё, я уже готова на тот свет уходить — не хочу жить, мне так плохо, так одиноко, никого нет родных…» И тут мы ей как раз находим спонсора из Америки. Он оказался человеком набожным, с большой душой, стал ей не только помогать — они начали переписываться. Бабушка пришла и говорит: «Всё, девочки, хочу дальше жить! Ради общения со своим спонсором. Потому что он мне такие письма пишет, придал смысл всей моей жизни». Благотворитель помог ей ремонт дома сделать, бытовую технику закупил… Как-то приходит наша бабушка и рассказывает: «Кто бы мог подумать, что моя соседка, которой я поведала про спонсора, возьмёт да и напишет ему в Вашингтон! Этот человек стал помогать и ей». В общем, в результате соседки переругались друг с другом.

…Уже 20 лет прошло с тех пор, как бабушка-блокадница решила покинуть белый свет, а она живёт, и очень даже активно — например, участвует в песенных коллективах.

— Почему в фокусе внимания у вас оказались именно бабушки? Не было ли задумки создать другой проект — «Усынови дедушку», например?

— Дело в том, что в конце 1990-х годов, когда создавался фонд, у нас в стране было много пенсионеров — ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла, и среди них немало одиноких женщин. Кто-то овдовел, кто-то не смог выйти замуж, потому что война забрала 20 миллионов жизней. Сейчас, конечно, время уже другое. Но тогда именно пожилые женщины нуждались в спонсорской поддержке.

— Расскажите, пожалуйста, о платформе «Активное долголетие», в создании которой вы тоже участвовали. В чём её суть и выполняется ли она?

— Эта платформа была создана фондом «Бабушка Эдопшн» после выработки Концепции активного долголетия. Бывший глава Национального комитета парламентариев Кыргызстана по народонаселению и развитию Осмонбек Артыкбаев, будучи председателем комиссии по отбору заявок среди НПО на разработку концепции, знал, что у нас есть какие-то наработки в этом направлении, и предложил создать платформу. …Речь идёт о новом веянии в Кыргызстане, которое позволяет в рамках одного формирования объединить разных участников: госорганы, НПО, депутатов Жогорку Кенеша, международные организации, бизнес-сообщества, с тем чтобы продвигать идею единого старения, активного долголетия. Пока мы смогли привлечь только НПО, академическую сеть, представителей Жогорку Кенеша.

Никакого финансирования на продвижение платформы не выделяется. Мы просто нашли единомышленников и выступаем за то, чтобы у нас в стране правила активного долголетия знали с детского возраста, чтобы люди правильно питались, поддерживали себя в хорошей форме, занимались спортом и государство помогало своим гражданам быть здоровыми и активными. Иными словами, в государстве должна быть выстроена такая система, чтобы в её центре были человек, его здоровье и благополучие. Наша основная цель — заявлять в один голос о проблемах и решать их.

Предстоит непочатый край работы. Не имея финансовых возможностей, трудно что-то с места сдвинуть, но мы совместно с Гульмирой Мусаевной Баитовой, главным геронтологом Минздрава, с другими партнёрами из НПО прилагаем все усилия, чтобы платформа, призванная объединить ключевых игроков, действовала и проблемы здоровья, активного долголетия решались и на местном уровне, и на национальном.

— Будь даже десять таких благотворительных фондов, как ваш, они не обеспечат старости всех наших стариков. Какие меры приняли бы вы, будь на месте главы государства?

— Я бы, конечно, хотела, чтобы благотворительных организаций, которые решают какие-то мелкие социально-экономические проблемы, в Кыргызстане всё-таки было меньше. Почему? Потому что не заслужили наши пожилые люди того, чтобы становиться получателями спонсорской помощи, зависеть от кого-то. Хочется, чтобы наше государство стало экономически сильным, смогло обеспечивать достойную старость для представителей третьего возраста, адекватную той огромной работе, которую они проделали для страны. Хочется, чтобы наши пенсионеры не думали о том, где взять деньги на приобретение медикаментов, на лечение, и просто наслаждались тем, что сейчас у них больше времени, больше возможностей посвятить себе, своему развитию.

— Что бы вы пожелали бы пожилым?

— Хочется, чтобы они сами стремились к тому, чтобы быть активными и счастливыми. Нужно просто поменять мышление, принять тот факт, что старость неизбежна, и относиться к ней позитивно, принимать с благодарностью, ведь далеко не все доживают до третьего возраста. Занимайтесь каким-то делом или хобби, общайтесь с другими людьми. Ведь именно самореализация заполняет жизнь смыслом, делает более устойчивыми к трудностям и дарит новые радости.

Айжан САРЫГУЛОВА.






Related News

Кыргызстан стал родным!

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Бишкеке состоялось торжественное мероприятие в честь 75-й годовщины проживания турок-месхетинцев в Кыргызстане, ставшем дляRead More

Родители за зарплату

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintВ Кыргызстане более 150 детей живут в приёмных семьях.

Добавить комментарий