Main Menu

На ухабистых дорогах войны

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Нам выпала на долю самая страшная война, какой до сих пор не знала наша Земля. Эта война не случайно названа Отечественной. В ней за независимость своего Отечества, огромной страны — Советского Союза, сражались все братские народы. Создавались ставшие легендарными гвардейские дивизии, артисты театров воевали по-своему, в составе фронтовых бригад. Всю оставшуюся жизнь снилась фронтовику эта война.

Об одном из фронтовиков-артистов, воевавших песней и словом, — Айше Абдуллиной, или Айше апай, как звали мы её, хочется поведать нашим кыргызстанцам. Айша апай прожила долгую жизнь — 103 года, скончавшись совсем недавно, в конце ноября уходящего года. Нам, ныне 80-летним, она говорила, что первые уроки жизнестойкости получила на фронте, когда, поборов страх, пела для солдат в перерывах между боями на 2-м Белорусском, а потом — на Дальневосточном фронтах.

Чуть больше 25 лет было Айше, когда, оставив свою маленькую дочурку Айгулю на попечение родных, она в составе фронтовой бригады отправилась на передовую, в действующую армию, чтобы в короткие часы передышек между боями исполнять для воинов песни о Родине, маме, родном доме, которые ждут их возвращения с Победой.

«Наш театр продолжал работать, даже когда началась Великая Отечественная война, — вспоминала Айша апай. — Впрочем, в репертуар внесли существенные коррективы, да и артисты то и дело в составе агитбригад выезжали на фронт, чтобы подбодрить солдат. Это считалось делом чести, и никто от таких поездок не отказывался».

В группу, как правило, входило 10-12 артистов, выступающих в самых разных жанрах — от иллюзионистов до декламаторов.

Айша Абдуллина — актриса драматического жанра, но в состав фронтовой бригады была включена как певица. Репертуар состоял в основном из народных песен на казахском, татарском, узбекском и русском языках и утверждался в самых высоких кабинетах. Причём проводилось даже специальное прослушивание. И только после такого тщательного отбора здесь, на родине, когда вся программа получала одобрение, сформированная группа поездом из Алма-Аты отправлялась в Москву. И там снова приходилось держать новые испытания на профессионализм перед новыми комиссиями.

Затем отправлялись на фронт. Айша со своими товарищами до белорусского Гомеля добиралась на грузовике. Всем членам фронтовой бригады выдали специальную, соответствующую условиям войны, экипировку: валенки, ватные брюки, телогрейки, а поверх всего этого — ещё и тулупы из овчины, а к ним — кожаные ремни с металлической бляхой. «Как-никак стояла зима», — с грустинкой вспоминала Айша апай.

17 февраля был дан первый концерт для бойцов 2-го Белорусского фронта. Как профессиональная актриса, Айша апай замечала всё: и сцену, и костюмы, и, вообще, всю окружающую фронтовую обстановку, особенно, разумеется, необыкновенных зрителей — солдат, лица которых светлели от встречи с артистами, несущими им радость воспоминаний о Доме.

Сценой служили кузова двух поставленных рядом полуторок с опущенными бортами. Айша апай рассказывала, что прежде чем выйти на эту импровизированную сцену, артисты снимали с себя все тёплые вещи, которые, «как капуста», были надеты на них, и переодевались в свои «сценические костюмы», которые можно было надеть в боевых условиях. «Мороз пробирал до костей, но солдатские аплодисменты и слова благодарности согревали не хуже «буржуйки», — зябко поёжившись, а потом вдруг снова оживившись, говаривала Айша апай.

Её воспоминания очень похожи на воспоминания обычного рядового солдата — ветерана войны…

Особенно сложно было в первые дни. А потом постепенно привыкали. Привыкали к ночному вою сирены и бомбёжкам, взрывам снарядов и полуголодному состоянию. Нередко приходилось слышать, как через громкоговоритель фашистские агитаторы призывали советских солдат и жителей окрестных сёл прекратить сопротивление и сдаться.

Линия фронта тогда не имела чётких границ, и потому, когда Айша и её товарищи пели для своих солдат, в ответ слышали даже аплодисменты и с чужой стороны — аплодисменты немецких солдат, которые в это время, очевидно, находились где-то рядом, за ближайшим бугорком…

Нередко за день приходилось давать два, а то и три концерта… Пешком или на телегах пробирались вдоль линии фронта от одной части к другой, спали в землянках, питались вместе с солдатами. А солдаты отдавали всё лучшее, что находилось у них, отогревали даже настоящим чаем…

«Я помню, как в одном белорусском селе старушка, оставшаяся одна в полуразрушенном доме, вынесла нам запечённую в углях картошку. С тех пор мне не приходилось есть ничего вкуснее… Она сама голодала, но поделилась с нами последними запасами. Этот эпизод я помнила всю жизнь и зачастую в сложных ситуациях спрашивала себя, а поступила бы я, как та женщина, имени которой я даже не узнала?» — и Айша апай незаметно смахнула выкатившуюся вдруг слезу со своей щеки.

Два месяца Айша Абдуллина продвигалась вместе со 2-м Белорусским фронтом на запад и пела, пела для уставших от боёв, почти спящих воинов… А они, наверное, под звуки её чудного, проникновенного голоса видели во сне своих родных и дорогие сердцу края, где они, все по-разному, но одинаково мирно жили когда-то… Это «когда-то» надо было защитить и непременно вернуть…

Во второй половине апреля фронтовая бригада, в которой «воевала» своими песнями Айша Абдуллина, возвратилась в Алма-Ату, в родной театр. Но ненадолго…

Уже в мае несколько нескончаемых суток Айшу вместе с её коллегами поезд мчал по необъятным просторам Сибири на Дальний Восток. Здесь, уже в конце войны, военное противостояние достигло апогея и грозило вылиться в вооружённый конфликт… Все находились в тревожном ожидании, и в этой обстановке Айша снова пела и пела воинам, готовым отправиться на поле боя, чтобы побыстрее приблизить такую долгожданную для всей страны Победу…

В военные годы 26-летней Айше Абдуллиной было присвоено звание заслуженной артистки Казахской ССР. Сегодня на праздничном костюме Айши апай много государственных наград, в том числе орден «Знак Почёта», «Парасат». Но особо почитает Айша апай знак «Ветеран войны» и все фронтовые медали.

Она считает, что время, проведённое на фронте, совершенно изменило её мировоззрение, научило любить жизнь, заставило переосмыслить ценности. Там же, на фронте, она научилась соблюдать строжайшую дисциплину и порядок, которым она следовала всю жизнь…

Творческая жизнь Айши Абдуллиной началась в 1936 году, когда она, окончив театральную студию, стала играть на сцене республиканского Академического театра драмы им. М. Ауэзова, в труппе которого с первых лет своей сценической биографии она занимала ведущее место. И со сцены этого, ставшего родным, театра Айша ушла на фронт, туда, где по-настоящему гремели взрывы, свистели пули, одинаково угрожая каждый раз не только боевым солдатам, но и солдатам культурного фронта, как принято было в то время говорить…

Самое интересное в биографии Айши Абдуллиной то, что актрисой она стала совершенно случайно, толком и не понимая: что же это такое — профессиональная актриса?..

Однажды старший брат Айши Нурмухамед пригласил её в театр. Впечатление о театре, о котором они оба на самом деле понятия не имели, было настолько сильным, что они тут же решили поступить на учёбу в двухгодичную театральную студию при Казахском драматическом театре. Без особых трудностей Нурмухамед и Айша прошли отбор и после окончания студии были зачислены в труппу.

Актёрскому мастерству и умению держаться на сцене начинающая артистка Айша училась у блистательной Куляш Байсеитовой и легендарных Курманбека Джандарбекова и Канабека Байсеитова. Отмечая музыкальность Айши, они прочили ей большое будущее на этом поприще.

Но когда Айша засобиралась вместе с другими молодыми артистами в Ленинград, чтобы продолжить учёбу, её не отпустили, тем более что Куляш Байсеитова перешла в музыкальный театр, и Айша в своём драматическом театре стала исполнять все роли, требующие вокальных данных.

Брат Нурмухамед отправился в Ленинград без Айши. А она, с головой окунувшись в работу, очень скоро стала примой, сыграв десятки главных ролей в пьесах самых разных жанров. Многие пьесы, особенно русской и мировой классики, на казахстанской сцене игрались впервые. В частности, Айша Абдуллина первой в республике сыграла Дездемону в спектакле «Отелло». Режиссёрам легко работалось с Айшой: она обладала хорошим голосом и тончайшей пластикой.

После войны ветеран Айша Абдуллина снова на боевом посту, отдыхать было некогда. «Актриса широкого творческого диапазона, обладающая отличными вокальными данными», как отмечено в её «послужном списке», создаёт замечательную галерею сценических образов в спектаклях казахской, мировой, русской классики, а также в современном репертуаре по произведениям драматургов зарубежных стран и братских республик Советского Союза.

Всего на сцене ею было воплощено более 200 женских образов — молодых и зрелых социальных героинь, старушек и матерей — женщин разных возрастов, характеров и человеческих судеб. Наиболее яркие образы, созданные Айшой Абдуллиной: Дездемона («Отелло»), Катарина («Укрощение строптивой»), Анна Андреевна («Ревизор»), Галчиха («Без вины виноватые»). Это и образы национальной драматургии: Катерина, Зейнеп в спектакле «Чокан Валиханов» С. Муканова; Енлик («Енлик — Кебек»), Айгерим в «Абае», Куртка в «Кобланды» М. Ауэзова и мн. др.

Глубокая разработка сценического характера, стремление дойти до самой сути духовной жизни своих героинь, не ограничиваясь содержанием роли, — таково творческое кредо Айши Абдуллиной.

В 1958 году Айша Абдуллина была удостоена высокого звания народной артистки Казахской ССР.

В труппе Областного казахского драматического театра им. Ж. Шанина, в котором Айша апай работала с 1947-го, не припомнят случая, чтобы она, ветеран войны, хотя бы один раз опоздала на репетицию, а уж тем более — на спектакль. Ею всегда соблюдался строгий распорядок дня. Почти до конца жизни она работала. Правда, последние годы в спектаклях не играла, но по-прежнему являлась членом худсовета театра, и потому подготовка каждой премьеры не обходилась без её участия.

«Не могу мыслить себя без театра, которому отдала 70 лет жизни, сыграв более двухсот ролей», — как будто извиняясь, отвечала Айша апай на просьбу своей единственной дочери Айгуль Карымсаковой, живущей в Бишкеке: оставить работу и переехать к дочери и внукам…

Что мы можем сделать для родителей сегодня, особенно для тех из них, кто прошёл войну? Такой вопрос задавали мы себе и друг другу с моей подругой Айгуль Карымсаковой, кроме того, чтобы пригласить к себе жить, окружив всесторонней заботой и вниманием. И Айгуль успела-таки забрать маму к себе в Бишкек. Но по первому её требованию вывозила в Алматы, Чимкент на культурные мероприятия. Айша апай до последних дней своей жизни была в гуще — боевой, кипучей, в том числе на мероприятиях, проводимых посольством Республики Казахстан в Кыргызстане, участвуя в творческой жизни и нашей республики.

Помня кыргызскую пословицу, которую не раз цитировал Чингиз Айт-матов, «если умер твой отец, пусть дольше живут люди, знавшие его», я посчитала своим долгом написать хотя бы небольшой очерк о матушке моей подруги Айгуль — Айше апай, которая не была знакома с моим отцом, но перенесла все тяготы войны почти на тех же полях сражений, где воевал и мой отец — ветеран войны Алексей Иванович Воропаев, и на Западном фронте, и на Дальневосточном. И сегодня мы с горечью говорим: «Айша апай ушла от нас вслед за нашими отцами-ветеранами. Светлая и Вечная им Память!..

Прожитая жизнь заставляет и нас, детей войны, взглянуть друг на друга по-другому. И мы видим, что семена, посеянные нашими ветеранами войны в наших душах, уже прорастают в душах наших внуков. Надеемся, что они дадут свои всходы и в душах наших правнуков. По крайней мере, в память о наших ветеранах мы стараемся воспитывать их так.

Я всегда замечала, что ветерана архивного дела Айгуль Карымсакову   тянуло заниматься историей Второй мировой войны. Ещё в 60-е годы прошлого столетия она вместе с коллегами, работниками Центрального госархива политдокументации КР, с особым рвением, исполненная чувством долга перед ветеранами войны, работала над созданием сборников архивных документов «Письма с фронта и на фронт», «Компартия Киргизии в годы Великой Отечественной войны» и др.

Кроме того, почти ежегодно, накануне памятных военных дат, она выступала в Бишкеке и Москве на научно-практических конференциях со статьями «Единство фронта и тыла в разгроме фашизма, в завоевании Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (по документальным источникам)», «Вклад кыргызстанцев в Победу в Великой Отечественной войне» и др. Можно было прочесть её статьи военной тематики в газетах «Слово Кыргызстана», «Кыргыз Туусу», «МСН» и др.

Разумеется, такая научная активность дочери радовала Айшу апай…

И сегодня всем нам, наследникам ветеранов войны, а особенно нашим детям, внукам и правнукам, следует как можно больше знать о патриотизме ветеранов и чтить их заповеди. А светлая память и почитание их традиций станут лучшим памятником ветеранам.

Как отмечает известный историк Кыргызстана, академик НАН КР В. М. Плоских, «всё в русле времени: чем активнее общество, тем точнее оно хочет знать историю своего государства, ту историю, за которую наши предки, испытав сполна все тяготы войны, не щадили своей жизни, ту историю, которую они сохранили для нас, потомков. Они — Победители, и этим всё сказано!».

Валентина ВОРОПАЕВА,

профессор Кыргызско-Российского Славянского университета.






Related News

Марипа — моя судьба, моё счастье

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintБез всяких предисловий могу сказать, что 42 года, прожитые с моей незабвенной и прекрасной Марипой,Read More

На ухабистых дорогах войны

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintНам выпала на долю самая страшная война, какой до сих пор не знала наша Земля.Read More

Добавить комментарий