Main Menu

Убить — это выход?

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Депутаты Жогорку Кенеша на первом же пленарном заседании в новом году, вернувшись после новогодних выходных и встреч с избирателями в регионах, в первом чтении изучили и обсудили законопроект «О внесении изменений в Закон КР «Об охране и защите от семейного насилия».

Контекст

2020 год Кыргызстан начал с новостей о двух случаях убийств жён мужьями, убийства и попытки поджога двух бывших супруг, продолжительного сексуального насилия отца над дочерью. В прошлом году стало известно о паре фактов беременностей дочерей от отцов-насильников. Кроме того, сейчас расследуется смерть девочки, которой не исполнилось и года: синяки на её тельце вызвали у медиков и стражей порядка подозрения о том, что ребёнка избили. Погибшая воспитывалась родственниками, так как её родители разошлись и эмигрировали в поисках заработка.

Все эти случаи тут же дали повод для обсуждения общественности. Лидер ОО «Кырк чоро» Замирбек Кочорбаев считает, что всему виной законодательство. Он высказался за жёсткое наказание для домашних тиранов и запрет продажи алкоголя, а исламский деятель, член совета улемов Кадыр Маликов — даже за смертную казнь.

Суть законопроекта

Как передаёт пресс-служба ЖК, информацию о законодательной инициативе представил заместитель министра внутренних дел Памирбек Асанов. По его словам, документ разработан для приведения существующего закона в соответствие с нормами кодексов о проступках и Уголовно-процессуального.

Теперь в законе понятие «охранный ордер» (документ, который милиционеры дают пострадавшему для обеспечения его защиты, и лицу, совершившему семейное насилие, чтобы применить меры воздействия. Ордер действует три дня, но его можно продлить на месяц. — Прим. «СК») нужно дополнить словом «временный»; исключить возможность административной ответственности и прописать, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение настоящего закона субъекты, осуществляющие охрану и защиту от семейного насилия, и их должностные лица несут ответственность, предусмотренную законодательством.

Также Памирбек Асанов рассказал, что число выданных органами внутренних дел с 2012-го по 2018 год охранных ордеров выросло с 2 415 до 7 114. В 2019-м по фактам семейного насилия поступило 8 159 заявлений, милиция выдала 6 145 временных ордеров. По 7 145 возбуждённым делам поступили встречные заявления, 554 отправлены в судебные органы, 560 — на стадии следствия, передаёт АКИpress.

Моя милиция меня…

Как мы уже отметили, законопроект оказался (хотя это цинично звучит) актуальным, поэтому депутаты забросали докладчика вопросами. И упрёками.

Аалы Карашев заявил, что сами стражи порядка совершают семейное насилие и предложил показательно наказывать таких: «Если милиционер так ведёт себя, то об остальных нечего и говорить!»

«Вы сами в справке-обосновании сообщаете, что наблюдался значительный рост количества рассмотренных судами административных правонарушений, связанных с семейным насилием (с наложением административного взыскания): если в 2012 году — 716 административных дел, то в 2017-м — уже 2 547, таким образом, данный показатель вырос в 3,6 раза. Если такими темпами будет продолжаться, то что будет через 10 лет? Вы, как представитель МВД, провели анализ? Что является причиной увеличения количества фактов семейного насилия?» — уточнил он у замглавы МВД.

Памир Асанов попытался объяснить всё улучшением выявляемости и регистрации правонарушений.

Евгения Строкова продолжила нападки на милиционеров, посетовав, что они смотрят сквозь пальцы на проблему, так как сами поколачивают домочадцев. Эту линию поддержал и Дастан Бекешев, заявив, что когда пострадавшие от семейного насилия женщины обращаются в правоохранительные органы, то их сотрудники смеются над ними. Айнуру Алтыбаева выразила недовольство тем, что МВД не вносит предложений по предупреждению порочной практики.

Минутка мужененавистничества

В обсуждение включилась активная защитница женщин, феминистка с депутатским значком Эльвира Сурабалдиева. Она упрекнула своих коллег в галстуках. По её словам, вопросы семейного насилия поднимаются лишь женщинами.

Потом перешла к делу, обратив внимание собравшихся на том, что в законах Кыргызстана якобы нет понятия «самооборона», и рассказала историю мужчины, который застрелил бывшего зятя и сел в тюрьму на 12 лет, передаёт АКИpress. То есть в юридических терминах вопрошавшая оказалась не сильна. Советуем ей заглянуть в статью 49 «Необходимая оборона» Уголовного кодекса КР.

Виноват алкоголь?

«Кто виноват в убийствах женщин? Они сами или мужчины? — спросил Камчыбек Жолдошбаев. —  Либо мужчина выпил, или со стороны жены были неправильные мысли и ранее ругалась. Бывают же причины. Это же нелегко — сразу убить человека».

Памир Асанов посчитал причиной распитие спиртных напитков: «Сейчас проводятся расследования. Мы потом дадим полную информацию, когда закончится следствие».

Он, правда, добавил, что играют свою роль и такие факторы, как уровень жизни семьи, условия проживания. Но всё же в 70% случаев домочадцы распускали руки, находясь в алкогольном опьянении.

Тогда Дастан Бекешев предложил, что охранный ордер, выдаваемый агрессору, должен предусматривать и запрет на продажу ему алкоголя.

«Разные ситуации бывают, но если проанализировать, то основной причиной таких случаев становятся алкоголь или наркотики», — проявил себя вдруг экспертом по преступности спикер Дастан Джумабеков.

Но с такой версией не согласна вице-спикер Аида Касымалиева.

«Причина убийств женщин — не алкоголизм. Если бы причина была в этом, то они убивали бы и мужчин. Это насилие над женщинами. Но для вас (в смысле для докладчика. — Прим. авт.) это не преступление!» — цитирует её «Кактус».

Голову с плеч!

Рада Туманбаева солидарна с Замирбеком Кочорбаевым: она считает, что будто бы новые кодексы сократили полномочия милиционеров в борьбе с семейным насилием. Ещё она предлагает раскрывать в СМИ данные насильников: имя и фамилию, год рождения.

Марлен Маматалиев предложил повысить штрафы за домашнюю агрессию. Сейчас родственное рукоприкладство карается денежными взысканиями в размере от 30 до 60 тыс. сомов. А надо бы, по мнению нардепа, до 100 тыс. сомов. Мысль о том, что сумма ляжет нагрузкой на семейный бюджет, то есть и на пострадавших, ему, видимо, не пришла в голову.

А Исхак Масалиев и Айнуру Алтыбаева потребовали вернуть смертную казнь. Коммунист и атеист оказался единодушен с мусульманским деятелем Маликовым: по его мнению, насильников собственных детей надо казнить.

«Те, кто насилует собственных детей, нелюди!» — использовал народный избранник расхожую формулировку, которой сторонники высшей меры парируют на доводы о религиозном запрете на убийства и ценности человеческой жизни.

От себя добавим, что Аида Касымалиева мыслит в верном направлении: один лишь алкоголь сам по себе не может быть причиной. В тех или иных дозах спиртные напитки употребляют многие, но не все позволяют себе делать это часто, в больших количествах и, наконец, даже и напившись «в хлам», не все принимаются дубасить или насиловать окружающих.

Получается, дело всё-таки в барьерах в голове: кто-то старается себя контролировать, а кто-то нет. Но означает ли это, что благоверные намеренно, умышленно колотят своих половинок? Или они не в состоянии справиться со вспышками гнева, то есть имеют психические проблемы (недостаточно тяжёлые, чтобы им не могли вменяться в вину преступления, но и не слишком лёгкие, чтобы ладить с ближними)?

Во-вторых, законодательная ветвь власти проявляет себя патерналистской, патриархальной, агрессивной и страдающей тем же мачизмом, что и домашние тираны. Депутаты по отношению к гражданам так же, как и мужья-отцы к жёнам и детям, более склонны применять запреты, тотальный контроль, унижение, ненависть, насилие и убийство, чем попытки разрешения проблем и конфликтов профилактическими мерами.

А может быть, дело как раз в этом? Что государство само внушает обществу мысль, будто суровость и жёсткость — наилучшая модель взаимоотношений?..

Почему бы Исхаку Масалиеву не ответить на вопрос: по какой причине одни граждане — вполне себе люди (например, надо полагать, он сам), а другие — «нелюди»? Они такими рождаются или становятся? Если становятся — то почему? Это их собственный добровольный выбор или что-то (обстоятельства, болезнь) их делает такими? Как это предотвратить или обратить вспять?..

Наша газета постарается в ближайшее время поискать ответы на эти вопросы.

Алия МОЛДАЛИЕВА.






Related News

Для интеграции нужны хорошие законы

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintТорага Жогорку Кенеша Дастанбек Джумабеков встретился с председателем коллегии ЕЭК Михаилом Мясниковичем, передаёт пресс-служба ЖК.

Требуются инвестиции

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintТорага Жогорку Кенеша Дастанбек Джумабеков встретился с депутатами Таласского городского кенеша, обсудил с ними социально-экономическоеRead More

Добавить комментарий