Main Menu

Подарок на всю жизнь

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Завтра, 18 января, исполнится 77 лет со дня прорыва блокады Ленинграда и 90 лет председателю Кыргызского общества блокадников Ленинграда Анне Алексеевне Кутановой. В 2012 году благодаря её настойчивости и целеустремлённости в Бишкеке в парке Победы им. Д. Асанова построили памятник блокадникам, проживающим в нашей республике. А. Кутанова в свои значительные годы — человек деятельный, активно посещает мероприятия, посвящённые теме Великой Отечественной войны, встречается со школьниками. В предъюбилейные дни мы побеседовали с Анной Алексеевной.

— Анна Алексеевна, как вы себя чувствуете?

Анна Алексеевна с родителями и сестрой.
Снимок сделан до войны

— Тяжеловато, конечно, возраст даёт о себе знать. Думала уйти на отдых, отказаться от общественной деятельности, но, с другой стороны, всё меньше и меньше остаётся очевидцев  блокады Ленинграда. В республиканском обществе блокадников осталось не более 16 человек, кто-то по состоянию здоровья уже не выходит из дома.  Поэтому, пока есть силы, хочется ещё рассказать подрастающему поколению о героизме защитников города на Неве, об их стойкости в борьбе с фашистами. Это наш долг. Нынешние дети и подростки плохо себе представляют, что это было за время, что за война тогда шла. С ними нужно в этом направлении работать и работать. Я на встречах с ребятами всегда говорю о дружбе, чтобы жили без ссор, вражды. Говорю, что война — очень страшное событие и необходимо любить свою Родину и быть готовыми её защитить во время опасности. На встречах со школьниками, а они проходят довольно часто, группы ребят даже приходят ко мне домой, я советую учить стихи, готовить ко Дню Победы концерты, выпускать стенгазеты — это позволит расширить кругозор и узнать больше о Великой Отечественной войне.

— Ваш день рождения совпал с днём прорыва блокады Ленинграда. Тот день остался в памяти?

— На всю жизнь запомнился. Встала утром, кушать нечего, дома никого нет. Мама ушла на работу. Она не захотела покидать город, когда ещё имелась возможность уехать, сказала: «Останемся здесь, что будет, то будет». Отца на фронт не отправили, но он служил в городе в противовоздушной обороне. Виделись мы с ним редко, так как он находился на  казарменном положении. Во время блокады он умер.

В то утро я включила радио и вдруг слышу: Левитан сообщает, что случился прорыв немецкого окружения. Это такое событие, такое известие! Я ошарашенная ходила по комнате и думала: «Какая же я счастливая, что именно в этот день прорвали блокаду Ленинграда!» Это был для меня самый большой подарок в жизни, и я до сих пор абсолютно точно помню этот день, его цвета и запахи, свои ощущения и радость.

— Детям  тяжело приходилось во время блокады?

— Не то слово. Город ведь оказался оторван от поставок продовольствия, от всей страны. Помощи никакой не поступало. Большие запасы, хранившиеся на Бадаевских складах, сгорели ещё в начале окружения. Среди прочих продуктов там имелись  сахар и кондитерские изделия, поэтому земля после пожара оказалась подслащённой. Люди об этом как-то узнали и собирали эту почву. Я тоже помню, как ложкой соскребала горелую землю в баночку, несла домой. На буржуйке землю с водой кипятили. Воду, в которой растворился сахар, сливали и пили как чуть сладковатый чай. Голод угнетал очень сильно. Из продуктов наша семья получала только хлеб по карточкам. Чтобы их отоварить, приходилось стоять в очереди всю ночь. Нормы из-за дефицита муки вводились мизерные, мама на сутки на себя получала 250 граммов хлеба, на нас с сестрой выдавали по 125 граммов. Отец до войны работал краснодеревщиком, дома осталось пять плиток мебельного клея. Мама сварила их, получилось что-то в виде студня, и мы это съели. Мелко резали ремни из натуральной кожи, отваривали и ели. Чувство голода очень страшно переживалось. Эти мучения не передать словами. А ведь ещё были постоянные бомбёжки и артобстрелы. Бомбовые удары шли один за другим, держа постоянно в ужасе. День ли, ночь: гул самолётов, визг летящих бомб. И ты сидишь, сжавшись в комок, и думаешь: попадёт на этот раз, не попадёт, убьёт или не убьёт? В нашей квартире  до этого жили четыре семьи, все уехали, мы остались одни. Спали одетыми. Как только объявляли воздушную тревогу, вставали и бежали на первый этаж, где собирались все жильцы. Вместе казалось не так страшно. В один из дней бомба разнесла соседний дом, там находилось общежитие студентов университета. А до этого в подвале этого здания дети занимались с учителями. Потом занятия отменили, потому что обстрелы и бомбёжки стали очень частыми.

Мы жили на Васильевском острове, воду брали из Чёрной речки, что протекала рядом. На берег ходили дети. Сил, чтобы нести даже чайник или бидон, не было, поэтому брали с собой баночки. А сверху в это время немцы с самолётов стреляли по нам. Вот такая была жестокость, не знаю, как эти пилоты потом жили с таким грузом свершённого.

От голода, от болезней умирало очень много людей. Мама оказалась почти при смерти. Соседка с нижнего этажа пришла нас навестить, увидела её состояние и на следующий день принесла лекарства. Она работала медиком.  Это был современный препарат от дизентерии — бактериофаг. Два пузырька спасли маму от смерти. Это свойственно для ленинградской блокады. Ленинградцы часто помогали друг другу, где словом, где делились тем, что есть. Помоги тому, кому хуже — это лозунг тех дней. Это и помогло нам выстоять.

— В Кыргызстане вы прожили долгую жизнь, здесь вы вышли замуж, вырастили детей, внуков. Кем вы считаете себя больше: уроженкой города на Неве или жительницей горной республики?

Анна и Асанбек

— Ленинград я конечно же люблю. Я родилась в этом городе, там живут мои родственники, хотя за время блокады погибло очень много родных. Сейчас остались там единицы: три племянницы — дочери моей сестры. А Кыргызстан стал для меня второй родиной. Я окончила педагогический факультет в Финансово-экономическом институте им. Вознесенского. Там учился Асанбек Кутанов, которого направили из Киргизии на учёбу. Он влюбился в меня и постарался, чтобы меня направили сюда после получения диплома.  Когда я пришла на комиссию по распределению, мне почему-то ничего и не предложили, кроме этой республики.

Здесь меня направили работать в контрольно-ревизионное управление Министерства финансов контролёром-ревизором. А я была невысокая, худенькая и никак не годилась для этой профессии, в которой были заняты мужчины. Министр финансов Алиаскар Токтоналиев как-то встретил и спросил меня, как мне работается. Я ответила, что оканчивала педагогический факультет, а нынешняя профессия не моё призвание, и тогда он решил перевести меня в финансово-экономический техникум педагогом. Там уже трудился мой муж Асанбек Кутанов. Через какое-то время он возглавил это учебное заведение.  У нас была интересная жизнь, трудились, старались расширить образовательные возможности, создавали условия для учёбы и жизни ребят. Я благодарна техникуму за эти годы. Когда уходила на пенсию, мне вручили орден «Знак Почёта».

— Как планируете провести свой 90-й день рождения?

— Мы с Кыргызским обществом блокадников Ленинграда будем отмечать прорыв блокады у памятника. Это наше место, частичка Ленинграда в Бишкеке, мы всегда собираемся там по праздникам. В этот раз так же придут приглашённые гости, школьники. Будем вспоминать, как враг пытался разбомбить, уничтожить непокорный город, как выживали, как сражались, как выстояли. Для нас важно, чтобы память о тех днях не прерывалась.

Дмитрий АЩЕУЛОВ.

Фото из архива семьи Кутановых.






Добавить комментарий