Main Menu

Фотография из 1941-го

ПоделитьсяShare on Facebook
Facebook
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on VK
VK
Print this page
Print

Передо мной пожелтевшая фотография, датированная 1941-м годом. На ней студенты-выпускники Кыргызского государственного учительского института. В первом ряду 22-летний Турдакун Усубалиев, сталинский стипендиат, в третьем ряду третий справа мой отец — Абдурашит Тукеев, также сталинский стипендиат. Имена остальных студентов на снимке мне, к сожалению, неизвестны.  Если кто-то из читателей узнает в них своих отцов и матерей, буду рад.

Институт в те годы был единственным высшим учебным заведением в стране, и в нём учились лучшие из лучших. Они являлись яркими представителями зарождающейся кыргызской интеллигенции. Посмотрите на фотографию, как они одеты — строгий стиль: студентки в беретках, костюмах и юбках, белых кофточках, никаких брюк и чёрных арабских платков. Особо выделяется Т. Усубалиев, выглядит почти как актёр Голливуда — человек, которому предстоит на протяжении четверти века руководить страной. Как рассказывал мне отец, в институте, кроме обстоятельной учёбы по специальности, учили всему: от — как интеллигентно питаться, одеваться, до — как танцевать: вальс-бостон, фокстрот, чарльстон, танго.

После окончания института Турдакуна Усубалиева направили учителем в его родной Кочкорский район, а моего отца, выходца из Чуйской долины, в Алайский район. Там отец женился, оттуда ушёл на фронт, после Победы вернулся и проработал в высокогорном отдалённом районе до выхода на пенсию.

…Через 20 лет, т. е. в 1961 году, Турдакун Усубалиевич прибыл в Алайский район, будучи первым секретарём ЦК КП Кыргызстана. После совещания с активом района в райцентре он приехал в село Ак-Босого, где директором восьмилетней школы трудился мой отец. Это было незабываемое событие для нашего маленького села, я, тогда ученик третьего класса, помню  до сих пор. Ак-Босого  по удалённости от райцентра является последним населённым пунктом Алайской долины, дальше  возвышается знаменитый перевал Талдык на высоте 3200 метров над уровнем моря, за ним — территория Чон-Алайского района. Ныне средняя школа носит имя моего отца. Кстати, в прошлом году в ней сдали в эксплуатацию современный двухэтажный спортивный комплекс — проект, поддержанный С. Жээнбековым, тогдашним руководителем Ошской области.

Выпуск 1941 года Кыргызского государственного учительского института. Им предстояло выстоять войну, вывести страну из разрухи и построить сильное, процветающее государство…

Турдакун Усубалиевич предпочитал лично посещать отдалённые сёла, узнавая проблемы из уст местных жителей. Прежде чем проводить совещание с активом регионов, с раннего утра (по словам его «адъютанта» Н. Мирошниченко, обычно в 5 часов утра) облетал на вертолёте все территории, обращая основное внимание на посевные площади. Ему не составляло особого труда с вертолётной высоты определить, где не вспахано или не полито, а где растёт хороший урожай.

Мне посчастливилось  в своё время поработать с плеядой врождённых, очень талантливых руководителей высшей госслужбы: Т. Усубалиевым, А. Дуйшеевым, Т. Кошоевым, А. Жумагуловым, Ж. Аманбаевым, Ж. Ибраимовым и др. Как курирующий от администрации президента работал  с А. Дуйшеевым, когда он руководил Институтом ветеринарии, Т. Кошоевым — заместителем председателя Агентства по МСУ, Ж. Аманбаевым — заместителем генерального директора Республиканского центра агробизнеса. А с Турдакуном Усубалиевичем —  когда он стал депутатом Жогорку Кенеша, с середины 1990-х годов. Со всеми сотрудничал преимущественно по вопросам аграрной сферы. Все они были аграрниками, кроме Т. Усубалиева. Но Турдакун Усубалиевич, имея базовое образование историка, знал тонкости сельскохозяйственного производства лучше, чем любой профессиональный аграрник.

Моя первая встреча с Турдакуном Усубалиевичем состоялась в «Белом доме» в моём кабинете 14 ноября 1995 года, когда в администрации президента создали отдел аграрной политики и назначили  меня  заведующим. Через два-три дня после выхода указа  о назначении Турдакун Усубалиевич лично позвонил и записался на приём. Его мудрость  состояла в том, что, зная особую значимость аграрной политики в судьбе экономики суверенной республики, он хотел помочь нашей работе, поделиться своим огромным производственным опытом. Практически он стал внештатным советником отдела. С этого дня все наши сотрудники тесно сотрудничали с ним. Можно сказать, что все они прошли аппаратную школу управления Усубалиева. А состав отдела был очень сильным. Из моих  тогдашних референтов в  последующем вышли четыре губернатора: Ж. Шарипов в Джалал-Абадской области (ныне посол в Украине), Т. Акматалиев в Ошской и Таласской областях (ныне завотделом Института экономики НАН), А. Касымалиев в Нарынской области (ныне генеральный директор «Кыргызгипрозема»), А. Карашев в Ошской области (ныне депутат ЖК), 25 акимов районов, десятки министров.

Резолюция президента А. Акаева на одной из записок Т. Усубалиева

К моему большому удивлению, Турдакун Усубалиевич  оказался рыночником. В отличие от многих «компартийцев» он трезво оценивал сложившуюся ситуацию в экономике страны после распада Советского Союза. В советский период ежегодные целевые дотации из союзного бюджета составляли почти 1 млрд. сомов. Их в одночасье не стало. Не проводить радикальную реформу в агарной отрасли было нельзя. К этому факту Т. Усубалиев относился с большим пониманием. Стоял  на стороне тех, кто выступал за радикальные экономические реформы в суверенной стране.

Когда в администрации президента шли дебаты об аграрной реформе, я убедился, что он отлично владеет экономической теорией. Турдакун Усубалиевич склонялся к теории конвергенции. Что интересно, его концепция реформирования была близка нынешней «китайской» конвергенции, т. е. либеральная рыночная экономика под идеологическим руководством компартии. Однако, к сожалению, тогда возобладала идея радикальных реформ, близкая к «шоковой терапии». Если бы приняли концепцию Турдакуна Усубалиевича,  думаю, результаты были бы более плодотворными.

В 1996 году Турдакун Усубалиевич написал на имя президента глубокую, научно обоснованную аналитическую записку по сахарной свёкле. В  то время я работал акимом Панфиловского района, где расположен крупнейший сахарный завод «Каинды-Кант». Президент  страны дал мне прямое поручение: «Лично встретиться с депутатом ЖК Т. Усубалиевым по его записке и провести совместно с ним работу по полному восстановлению выращивания клубней сахарной свёклы и производства сахара в объёме полного собственного обеспечения». Я приехал в ЖК к Турдакуну Усубалиевичу вместе с директором сахзавода П. Сосной и генеральным директором АО «Бакай» М.  Ибрагимовым. Он изложил нам свою концепцию механизма взаимоотношений свекловодов и переработчиков. Двум руководителям с огромным производственным опытом Турдакун Усубалиевич указал,  где они обманывают свекловодов: в уменьшении сахаристости, увеличении грязи при приёме корней, при их взвешивании. Говорил о крайней необходимости фьючерсных контрактов со свекловодами, чтобы исключить ныне существующие проблемы по взаиморасчётам. Итогом данной работы явилось то, что в начале 2000 годов страна вышла на объём самообеспеченности сахаром.

С апреля 1998-го, когда меня назначили заворгом администрации президента, от Турдакуна Усубалиевича последовала серия записок на имя главы государства по аграрным проблемам: по люцерне, развитию овцеводства, яководства, рыбоводства, пчеловодства, шелководства, межгосударственному использованию водных ресурсов и др. Это были глубинные аналитические записки по самым актуальным вопросам аграрной экономики страны. Приведу только два примера, как нам приходилось работать по ним.

Записка «О ходе выполнения Программы по развитию овцеводства в КР» от 24 февраля 1999 года на 44 страницах. Своевременно проанализировав использование инвестиционного кредита Всемирного банка в размере $15 млн.  для развития отрасли, он выдал реальные предложения по эффективному использованию оставшихся $11 млн. В частности, на цифрах обосновал необходимость направить эти деньги на улучшение ветеринарного обслуживания, породы поголовья овец и увеличение его численности за счёт сохранившихся племенных заводов по разведению кыргызской тонкорунной  и тяньшаньской полутонкорунной овец, на строительство лаборатории по тестированию шерсти, создание ассоциаций фермеров-овцеводов и экспорт овец в Саудовскую Аравию и другие страны Персидского залива.

Учитывая важность и своевременность поднимаемой проблемы, президент поставил на записке тройную резолюцию: премьер-министру Ж. Ибраимову: «Прошу рассмотреть на заседании правительства»; завотделом А. Абдурашитову: «Считаю крайне важным принятие правительством специального постановления по корректировке проекта по развитию овцеводства и улучшению качества шерсти»; завотделом А. Абдурашитову: «Прошу передать мою благодарность Т. Усубалиеву и сообщить о принятых мерах».

Вопрос был рассмотрен на заседании правительства, своевременная записка Турдакуна Усубалиевича позволила внести нужные коррективы в программу развития овцеводства.

В другой записке — «Об увеличении возделывания люцерны в республике» от 7 марта 1999 года, он обосновал, что КР может стать крупным поставщиком семян многолетних трав, прежде всего люцерны. Приводил цифры об огромных потребностях в семенах люцерны в России, Беларуси, прибалтийских странах, где семена люцерны не вызревают из-за недостатка солнечных дней и сухого воздуха, а также поливной воды.

Президент страны, учитывая особую важность поднимаемой проблемы, поручил мне дать задание правительству о принятии спецпостановления и программы по его реализации. В результате приняли постановление «О мерах по расширению посевов люцерны и увеличению производства её семян в КР» от 4 мая 1999 года, утвердили соответствующую  правительственную программу.

По всем остальным запискам Т. Усубалиева  также были приняты постановления  и программы по их реализации.

Особо отмечу плодотворную работу Турдакуна Усубалиевича как депутата ЖК. В 2000 годах, будучи полномочным представителем президента в ЖК, я воочию увидел, как надо трудиться народным избранникам. К примеру, в 2004-м администрация президента инициировала проекты законов «О кооперативах» и «О госслужбе». Я, как один из их авторов, полноценно отнёс бы и Турдакуна Усубалиевича к числу соавторов, так как в проектах нашли отражение множество его личных предложений. Помню, очень высоко оценил его предложения о карьерном продвижении госслужащих доктор юридических наук из Франции Пьер Льеж, приглашённый в качестве эксперта для работы над законопроектом «О госслужбе».

Идеи Турдакуна Усубалиевича и поныне актуальны. Напомню некоторые из них:

  • обеспечить страну базовыми продуктами питания: хлебом, молоком, мясом, сахаром и растительным маслом;
  • найти свою нишу в ЕАЭС, специализировав сельских товаропроизводителей на производство сельхозпродуктов, в которых нуждаются члены данного союза;
  • логически завершить аграрную реформу, объединив усилия фермерских хозяйств, путём создания модельных кооперативов во всех регионах страны;
  • на правительственном уровне решить вопрос межгосударственного использования воды из Токтогульского водохранилища.

Акасбек АБДУРАШИТОВ,

доктор экономических наук, профессор кафедры национальной экономики и регионального развития  КРСУ.

Фото предоставлено автором.






Related News

Во имя памяти, во имя жизни

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintСовсем скоро Кыргызстан торжественно отметит всенародную знаковую дату — славное 75-летие Великой Победы над фашизмом.Read More

Фотография из 1941-го

ПоделитьсяFacebookTwitterVKPrintПередо мной пожелтевшая фотография, датированная 1941-м годом. На ней студенты-выпускники Кыргызского государственного учительского института. ВRead More

Добавить комментарий